Крымское Эхо
Архив

Настольная модель Украины

Для меня все шло бы по плану (ничего не слышу, никого не трогаю), если б не трехразовое питание и необходимость для этого посещать столовую. Там моими соседями оказались трое работников бюджетных организаций. В этом не было бы ничего страшного, но дамы оказались приезжими из Полтавы и Чернигова, а мужчина работает в одной из контролирующих организаций Донецка.

Как вскоре выяснилось, мы живем в разных странах — и это при том, что с нами не было западноукраинцев!

Полтавчанка не понимала, что значит обязать бюджетников явиться на митинг: «У нас такого никогда в жизни не было!». А донетчанин так же искренне уверен, что на Антимайдан (организуемый правящей партией) никто не едет бесплатно: «На митинге регионалов — все только за деньги!».

К Майдану и его событиям все мои сотрапезники равнодушны. Как и к лидерам оппозиции: да, наверное, Кличко популярен у молодежи, но он не учился быть политиком, да и сколько раз по голове получал! Разве можно выбирать такого президентом?

Янукович, может, и не лучше, но он показал, что он обучаем: смотрите, украинский язык выучил. И энергичный, иначе не стал бы директором автобазы. А вообще, в Полтаве и Чернигове никаких митингов нет, политика там мало кого интересует. И никакого перевеса в общественных мнениях ни в пользу оранжевых, ни бело-голубых. Юли-то нет, а этот (как его? — да, Турчинов) — он какой-то недоделанный. Пастор, что скажешь — они там в секте все недоделанные.

Сосед по столу знает всех чиновников, переехавших за последние три года из Донецка и Макеевки в Крым, отзывается о них очень откровенно, о многих — весьма нелестно, даже нарушает правило не говорить плохо о покойных. Предостерегает: не доверяйте такому-то! Он очень смеялся над крымским анекдотом о том, что люди-де в Макеевке боятся выходить на улицу: их там хватают и отправляют на работу в Крым. Оказывается, этот популярный у нас анекдот в Донецке неизвестен.

Все последние дни этот госслужащий очень озабочен принятием госбюджета Украины, статьи, которые для многих из нас являются просто цифрами, для него наполнены конкретным содержанием: в Донецкой области около 1,5 млн пенсионеров — поднимут ли им пенсии? Президент обещает заложить в бюджет выплаты по вкладам Сбербанка СССР, но можно ли ему верить? В уходящем году тоже обещали выплатить часть этих денег по карточкам, но обещания не сдержали.

По его данным, из заложенных на это 3 млрд грн реально выплатили только 700 млн. А недавно в Донецкой области разоблачили группу фальшивых чернобыльцев, которые несколько лет получали деньги за несовершенные подвиги. Вообще с Пенсионным фондом — беда…

Я в ответ на это рассказываю, как донецкий Пенсионный фонд решает свои проблемы, переводя предприятия, имеющие долги, в Крым — «Донбассдомнаремонт», например. Собеседник пополняет этот список еще и предприятием «Шахты Донбасса» — они теперь тоже «прописаны» в Крыму. Полтавчанка, слушая это, ничего не понимает: «А кому от этого выгода?». Пенсионному фонду Донецка, объясняем мы: у него уменьшилось число предприятий-должников. «А кто же их взял в Крым?». Ответа на этот наивный вопрос нет.

Кстати, не надо думать, что весь Донецк поддерживает Януковича, а особенно — премьера Азарова: народ помнит, как он там работал на разных должностях!

Когда речь заходит об Азарове и — как следствие — о задержках зарплат бюджетникам, к разговору присоединяются сидящие за соседним столиком: им сослуживцы прислали смску, что дали, наконец, зарплату… за октябрь! Это, напоминаю, во второй половине декабря. Азаров заставляет брать кредиты на выплату зарплаты, из-за этого в Донецке уже заложены едва ли не все здания исполкомов. Теперь все свои неудачи и неурядицы премьер спишет на Майдан — в этом мнении сходятся все: похоже, главу правительства не любят ни в какой части страны.

Конечно, за завтраком мы не можем не обсудить соглашения между президентами Украины и России. Полтавчанка обеспокоена: какие это он ценные бумаги продал? Расплатился нашим имуществом? Какое он имел право? При этом она убеждена, что Россия и так ничего не платит Украине за пребывание Черноморского флота и ничего не знает о том, что в Севастополе там для российских моряков строится жилье — она убеждена, что Украину дурят по-крупному.

Почему я ничего не пишу о жительнице Чернигова? Потому что не уверена в достоверности ее сюжетов, и из-за этого мне страшновато. Она преподаватель и по роду деятельности бывает в Артеке. Сокрушается, что за последние годы территория лагеря значительно уменьшилась, каждый год от него откусывают все новые куски. У нее есть информация, что грядет его очередная реформа: он перестает быть круглогодичным, там закрыли школу.

Она подозревает, что разоряют его в пользу Леонида Кучмы — вот почему я не доверяю ей до конца. А рассказывает она страшные вещи: вспоминая скандал, который разгорелся, а потом резко затух несколько лет назад. Говорит: в Артеке действительно процветает педофилия и прочий разврат. Мы не станем пересказывать то, что, как она утверждает, видела своими глазами. Пусть каждый догадается по мере своей испорченности. «Это там есть, и это вытаскивают, когда нужно, а потом опять прячут!», — уверена работница наробраза.

…Вот он Крым, всеукраинская здравница! Отдохнула, успокоилась! Как поется в украинской народной песне: «Лучше было б и не знать, чем потом забывать!».

Фото вверху —
с сайта tonkosti.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

1,35% крымчан будут обмануты, ограблены или избиты

Татьяна ГЛЕБОВА

Загадочная 45 параллель…

Олег ШИРОКОВ

Не всё так просто у местных регионалов