Крымское Эхо
Мир

Наши в Сирии

Наши в Сирии

Как гром среди ясного неба, прогремело вчерашнее обращение Владимира Путина к Совету Федерации с просьбой разрешить использовать Вооруженные силы России за границей. Буквально в течение получаса произошла следующая цепочка событий: Путин просит разрешения у Совфеда, получает его, а президент Сирии Башар Асад обращается к России за военной помощью.

Все это произошло действительно быстро, хотя логика вещей подсказывала, что в конечном итоге именно так все и произойдет: бесполезная, неорганизованная и крайне неэффективная работа западной коалиции не принесла никакой пользы делу борьбы с так называемым Исламским государством — а даже, наоборот, помогла террористам. Постоянно вспоминаем о «случайно» упавшем не туда вооружении, «случайные» атаки мимо цели и прочее.

Кроме этого, основная проблема работы коалиции, возглавляемой американцами, — это полное отсутствие сотрудничества с легитимной сирийской властью, а как следствие — отсутствие координации с сирийской армией, которая в одиночестве (не считая курдского ополчения) бьет врага уже который год; действие вне норм международного права и прочее, прочее, что превращает всю эту затею в глупую авантюру, позволяющую, однако, сводить военные бюджеты.

Согласно международным нормам, участие чужой армии в пределах государства может иметь место только с санкции Совета безопасности ООН или по прямой просьбе государства. Именно последний пункт полностью оправдывает присутствие российских военных в Сирии.

Существует, правда, одно противоречие, о котором нельзя не сказать: Владимир Путин, выступая на пресс-конференции после встречи с Бараком Обамой, однозначно заявил, что об участии наших солдат в операциях не может быть и речи. По крайней мере, именно об этом в основном говорили в СМИ. Разъясняем: во-первых, президент говорил о том, что наши войска не будут воевать на земле, во-вторых, он еще тогда сказал, что не исключает возможности в участии в нанесении ударов по позициям террористов, однако если это и случится, то только в нормах международного права.

Случилось.

Итак, в Сирию отправились российские Воздушно-космические силы (напомним, 1 августа Военно-воздушные силы и войска воздушно-космической обороны объединили в единое ведомство). Их количество и время пребывания там не разглашается «по понятным причинам», как выразился глава администрации президента Сергей Иванов. А вот задачи известны, о них вполне конкретно рассказал официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков: «Самолеты российских ВКС наносят удары по военной технике, узлам связи, транспортным средствам, складам оружия, боеприпасов и горюче-смазочных материалов, принадлежащим террористам Исламского государства.

Уже известно, что самолеты ВКС России совершили первые (и весьма успешные, по заверениям Минобороны) вылеты, однако точного места проведения операции опять-таки не разглашается. Что, впрочем, совсем не мешает «западным партнерам» запускать десятки «фейков» о разбомбленных жилых районах и мертвых сирийских детях. Эту глупость уже успело опровергнуть Министерство обороны России, но каждый видит то, что хочет видеть.

США, в свою очередь, снова заняли контрпродуктивную позицию: Башар Асад не является подходящим партнером по борьбе с терроризмом, а надежного пути к стабилизации обстановки в Сирии нет, пока он у власти. Тем не менее, американцы согласились координировать атаки, дабы избежать «ненамеренных инцидентов», о чем заявили глава МИД России и госсекретарь США на своей совместной пресс-конференции. К слову, Сергей Лавров сейчас находится в Нью-Йорке и проводит постоянные переговоры с главами МИД западных стран.

Целесообразность участия российских войск в военном конфликте в Сирии очень емко и точно описал Владимир Путин: террористическая угроза распространяется, и нам надо действовать на упреждение, не ждать, пока она придет в наш дом. «Не надо быть специалистом по этим вопросам, чтобы понять: если они достигнут успеха в Сирии, они неминуемо вернутся в свои страны, придут и в Россию», — заявил президент на совещании с Кабинетом министров.

Участие нашей страны в сирийском конфликте напрямую может способствовать, наконец, его разрешению. Во-первых, с военной точки зрения атаки наших самолетов будут наиболее эффективны: не так давно создана коалиция из Ирана, Ирака, Сирии и России, участники которой активно координируют действия и делятся разведданными, что позволяет успешно бороться с террористами. Во-вторых, в отличие от США, которые до сих пор считают своими партнерами «умеренную» сирийскую оппозицию (а, как известно, грань между ними и ИГ крайне расплывчата), Россия считает угрозой и их. Американцы вчера и заявили, что российские самолеты наносят удары по этой самой оппозиции, что, безусловно, положительный момент. В-третьих, конечно, наша последовательность и личная заинтересованность в успехе: Владимир Путин неоднократно заявлял, что единственной легитимной силой в Сирии является ее правительство; ну а раз взялись за дело, то должны довести его до конца, а не действовать полумерами, как делают это американцы с союзниками.

Пока участие наших войск в конфликте видится положительным явлением, а как оно будет в итоге — покажет время. В любом случае, главное — за решение проблемы, наконец, взялись всерьез, а остальное приложится.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Charlie Hebdo

.

Побег

Алексей НЕЖИВОЙ

Что сделать, чтоб разрушить страну?