Крымское Эхо
Библиотека

Наши дети

Наши дети

Наша следственно-оперативная группа выехала на осмотр обворованного большого продовольственного магазина. Продавцы были в растерянности. Когда утром пришли на работу, то убедились в том, что все замки, в том числе и контрольные, не имели никаких повреждений, как окна и двери помещения. В то же время в магазине было всё перевёрнуто вверх дном. Все крупы, мука и сахар были высыпаны из мешков, образуя горки, расползающиеся во все стороны, и смешивающиеся друг с другом.

Обычно таким путём воры ищут денежную выручку магазина, образовавшуюся после вечерней инкассации банком денег. Продавцам брать выручку домой категорически запрещалось, чтобы у них не возникло желание больше с ней не расставаться, да и чтобы милиция не обвинила в присвоении государственного имущества. Хорошо знаю, что многие продавцы, рискуя и нарушая различные инструкции, всё-таки деньги уносили домой.

Большинство же стараются, как можно глубже погрузить пачку денег в один из многочисленных мешков, чем-нибудь наполненным. Зная это, преступники абсолютно все мешки вытряхивают на пол, чтобы случайно не оставить какой-нибудь нетронутым мешок с деньгами. Перемешанные крупы, сахар, мука представляют зрелище не из приятных. А главное, эти продукты не подлежат реализации.

Осмотр магазина подтвердил тот факт, что не было, как обычно, никаких взломов. Сразу же возникла загадка, как преступники могли проникнуть в магазин, не оставив никаких следов взлома. На всех предметах были обнаружены следы пальцев рук только продавцов. С их слов из магазина было похищено большое количество различных спиртных напитков и разнообразных продуктов питания, в том числе разные кондитерские изделия. Даже без ревизии было понятно, что недостача будет солидной.

Внимательно осматривая каждое окно, каждую дверь, обратили внимание, что над двумя половинками входной двери имелись две фрамуги, одна из которых намертво была заколочена листом фанеры. Вторая фрамуга не имела ни стекла, ни фанеры. По углам она фундаментально заросла старой закопченной паутиной, а нижний край покрыт толстым слоем пыли. Получалось, что попасть в магазин можно было только через эту фрамугу, но взрослому человеку сделать это было бы очень сложно, даже невозможно из-за её маленьких размеров. Оставалось в проникновении подозревать пацанов.

Чтобы проверить такую возможность, и чтобы не оставалось никаких сомнений, особенно у продавцов, которых оперативники сразу же заподозрили в симуляции кражи, был тут же проведён следственный эксперимент. С нашей помощью подсадили к фрамуге приглашённого небольшого роста разбитного пацанёнка. Ногами вперёд, цепляясь за низ фрамуги, он через некоторое время благополучно спрыгнул в магазин. Но при этом он на себя собрал всю паутину и вытер только что имевшуюся пыль. Всё стало ясно. Через эту фрамугу никто не влазил.

А у продавцов на эту фрамугу возлагалась большая надежда, как оправдание их невиновности. Продавцы сразу же сникли, некоторые стали плакать, понимая что их ждут большие неприятности. Среди продавцов пошёл разговор о том, что готовы из своего кармана погасить недостачу. Оперативники, как вороны, крутились вокруг обескураженных и перепуганных продавцов, пытаясь в разговоре услышать нужную информацию для изобличения их в неудавшейся симуляции кражи. Приехавшее руководство милиции, получив от оперативников полную и исчерпывающую информацию, стало настаивать на том, чтобы я задержал всех продавцов вместе с заведующей и поместил их в КПЗ.

Чтобы слышали продавцы, они громко говорили, что те посидят пару суток на нарах, и как миленькие «расколются», т.е. во всём признаются. Тут все торговые работники взвыли в один голос. Меня что-то удерживало от этого серьёзного шага. К этому времени я уже был старшим следователем, и у меня был солидный опыт следственной работы. К счастью, мне приходилось сталкиваться не только с разного рода кражами, но и их симуляцией. Я, как лицо, на котором лежит вся ответственность за все принимаемые решения, категорически отказался кого-либо задерживать. Попросил дать мне время подумать и начать спокойно расследование без всяких на меня нажимов.

Шло время, а загадка кражи оставалась неразрешённой. Начальство брало меня за горло, чуть ли не утверждая, что я способствую преступникам, которые ходят на свободе и посмеиваются над милицией. Я хорошо изучил личность каждого продавца, фундаментально допросил, и пришёл к выводу, что они невиновны. Но кто и как проник в магазин, ещё оставалось разгадать. На моё счастье во время одного ночного рейда на чердаке многоэтажного дома была задержана группа подростков, четырнадцати-пятнадцати лет, которые удрали в очередной раз из дома, ошиваясь по чердакам и подвалам, наслаждаясь свободной жизнью.

Среди задержанных был один пацанёнок, которому недавно исполнилось тринадцать лет – возраст, с которого уголовная ответственность не наступает. Хотя прошло много дней после кражи, но на чердаке были обнаружены кое-какие остатки из украденного в магазине товара. Подростки не стали отпираться и обо всём подробно рассказали. Причём, это была их не первая кража. Выяснилось, как им удалось перехитрить милицию.

Идею техники проникновения в магазин подсказал воришкам самый малый из них, который перед этим изучил помещение магазина. В одну из ночей, став на плечи самого высокого пацана, малый с помощью прихваченных плоскогубцев снял прибитый фанерный лист на фрамуге. Сначала через фрамугу влез сам в магазин, а следом за ним ещё двое. Остальные остались у дверей магазина. Те, что были в магазине, надели перчатки. Вот поэтому во время осмотра магазина экспертом-криминалистом были обнаружены только следы пальцев рук продавцов.

Из продуктов питания пацанва набрала в основном различные мясные, рыбные и овощные консервы. Много дорогих спиртных напитков и разнообразные изделия из шоколада. Главное – нашли выручку. Покидая магазин, предводитель не забыл тщательно забить фрамугу фанерой. Дружков успокоил тем, что милиция их не будет искать, так как не оставлен след проникновения в магазин. Через свободную фрамугу не стал залазить, так как снятая паутина обо всём рассказала бы. А так менты всю вину возложат на продавцов. Так фактически и случилось.

Я допрашивал пацана-воришку в присутствии его отца, который всё время норовил дать отпрыску по шее. Несчастный папаша, как и другие родители, должны были возместить ущерб, причинённый государству их детьми-беглецами. Мне стало известно, что «главарь» молодых воришек, когда обитал дома, зачитывался детективами и их просмотром по телевизору. Многое вычитанное удачно применял на практике. Мальчишка действительно был очень развит и не по возрасту смышлёным.

Из-за малолетства он избежал уголовной ответственности на зависть его старших дружков.

Судьба меня столкнула с воришкой, когда он уже был совершеннолетним. К тому времени он стал знаменитым угонщиком транспортных средств. Для него не существовало никаких запоров автомобиля любой марки, чтобы он не мог быстро их открыть. Он любил, выйдя с девушкой из ресторана, и показывая на ряд стоящих машин, спросить, на какой бы она хотела уехать домой, или просто покататься. А открыть дверцу машины для него было пару пустяков.

Однажды исчезла легковая машина, принадлежащая одной из ветвей местной власти. Милиция была поставлена на уши. Вышли на мастера угонов. Он согласился показать, где он бросил машину: в каком-то большом фруктовом саду под Одессой, куда он поехал, чтобы посмотреть на этот город. Когда кончился бензин, он столкнул машину в фруктовый сад, расположенный вдоль проезжей части дороги, добрался до Одессы попутным транспортом и, пробыв в городе пару дней, угнал машину, на которой вернулся в Керчь.

Следственно-оперативная группа с угонщиком ехала в Одессу глубокой ночью. Я поразился зрительной памятью угонщика. Он говорил нашему водителю, какой будет впереди дорожный знак, когда будет опасный поворот и прочее. Я спросил его, часто ли он ездил по этой дороге. Оказывается единственный раз на угнанной машине. Несмотря на ночную темень, в каком-то месте трассы сказал, что надо остановиться. Он провёл нас в сторону от дороги на несколько десятков метров, и мы наткнулись на сиротливо стоящую машину среди разросшихся деревьев. Можно было только удивляться тому, как мог парень ориентироваться при темноте на незнакомой местности.

Честно говоря, мы думали, что угонщик всё придумал, чтобы по пути следования попытаться сбежать. Некоторые преступники так поступают. Когда он сидел в нашей движущейся машине, то подробно по звуку мотора рассказал, какой клапан из-за изношенности надо срочно ремонтировать, и какую поменять деталь в моторе. Милицейский водитель слушал, и только согласно кивал головой.

Зная, что угонщик имеет золотые руки, после суда его не стали направлять в далёкую колонию для заключённых, а оставили в Крыму. Радости администрации колонии не было границ. Пока угонщик отбывал наказание, на ходу были не только все служебные машины, но и принадлежащие администрации колонии.

Встретился с угонщиком после его освобождения, когда он собрался покидать наш город. Сказал, что примелькался местной милиции и устал от того, что при каждом угоне какого-нибудь транспорта опера для проверки его причастности к преступлению, обязательно приходят за ним, даже глубокой ночью, когда очень хочется спать. Я пожелал ему в другом городе начать новую жизнь. Больше мы с ним, знатоком автомобилей всех марок, не встречались.

Дети были, есть и будут. И все они разные. К сожалению, кто-то из них всю свою жизнь посвящает преступному миру. И никуда нам от этого не деться. Пока преступность неистребима. Много преступлений совершают наши дети, несовершеннолетние, т.е. лица, которым не исполнилось восемнадцати лет. Но как сказал русский писатель, философ Л.Н. Толстой: «если бы мне дали выбирать, — населить землю такими святыми, каких я только могу вообразить, но чтобы не было детей, или такими людьми, как теперь, но с детьми, — я бы выбрал последнее». 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Последнее о дефиците

Игорь НОСКОВ

Бесславный конец странной карьеры

Игорь НОСКОВ

Маленькие истории про большую войну