Крымское Эхо
Архив

Наша Родина – русский язык

Наша Родина – русский язык

Сегодня, 6 июня в ООН в рамках программы развития многоязычия и культурного многообразия отмечается День русского языка – одного из шести официальных языков Организации объединенных наций. Дата, как понятно, выбрана не случайно: 6 июня родился Александр Пушкин, чье 215-летие отмечается нынче. Однако за годы украинизации градус восторга его талантом заметно снизился. Моя однокурсница, работающая в школе столько, что не всякий проживет, поскольку работа с детьми должна засчитываться как служба на Севере, год за два, рассказывает, что за это время выросло поколение, уверенной рукой выводящее фамилию поэта как <i>ПуЖкин</i>.

Хоть в истерике бейтесь от безграмотности и необразованности молодого поколения, хоть падайте от смеха, но объяснение этому отыскать несложно: школьные программы не предусматривали более двух часов в неделю русского языка и русской литературы в средних и старших классах. А, к примеру, в действовавшей в Керчи школе юнг на изучение Пушкина отводилось четыре часа. Учитель едва успевал рассказать, что поэт родился, как пора говорить, что уже почил в бозе. Так что одна ошибка в слове из шести букв — это еще не самый худший показатель знания русского языка и русской литературы.

Русоведы, подсчитывая свои мизерные часы в учебном году, называли какие-то неправдоподобные цифры вроде полутора часов в неделю – это значит, в первом полугодии на изучение русского языка отводилось два часа, а во втором — один. В одной из керченских школ с углубленным изучением английского языка, работающей по модульной системе, в прошлом учебном году у восьмиклассников модуль русского языка был один раз в две недели. И существенное увеличение часов русского и литературы не вызывает у школьников большого восторга, потому что это потребует от них заметных усилий на прочтение программных произведений и выполнение письменных заданий.

Новому материалу трудно будет укладываться в головах старшеклассников, имеющих фактически нулевую базу знаний по русскому языку и русской литературе. А ведь им предстоит изучать произведения Толстого, Достоевского, Солженицына не обзорно, а так, как некогда учили в советской школе: на изучение творчества того же Пушкина отводилась целая учебная четверть. Можно только догадываться, насколько трудно будет входить школьникам в материал не только литературный, но и языковой. Ведь изучать язык они будут дотошно, досконально и уже не как разговорный, а настоящий литературный, который при существовавшем в украинской школе подходе, того и гляди, в ближайшее время сделался бы мертвым.

Удивительно, что его окончательно не убили и не выбили из обихода, потому что русский язык в разговорной речи смешивался не как у классика с французским и нижегородским, а с суржиком, украинизмами и путаницей в написании. Но нынешние школьники Крыма наверняка будут согласны с иностранцами, утверждающими, что русский – один из самых сложных для изучения языков. Это мы не замечали за ним такого, потому что у нас в школе с первого класса было шесть часов русского в неделю, то есть каждый день правила, диктанты, изложения, уроки развития речи. Но ведь как ворчали, что надо запоминать, как пишутся «цыц», «цыган» и «цыпленок», «жи» и «ши», сколько «н» в словах стеклянный, оловянный, деревянный (однажды, в дни «Крымской весны» довелось увидеть объявление в одном из двух главных зданий республики в наспех написанном объявлении: «этажЫ» — ред.).

Представляете, как нынешние школьники попотеют, запоминая подобные исключения в написании, поворчат, что как бы хорошо было, чтобы «заяц» писался, как слышится, через «е», а с «кофе» не приходилось ломать голову над мужским родом, когда просится средний (впрочем, с «кофе» уже разрешили средний род ошибкой не считать). Кто их знает, продвинутых, вдруг им приспичит стенать и требовать, как некогда молдаване, перехода на латиницу, чтобы исключить из алфавита нетипичные для других языков буквы «й», «ё», «ц», «ш», «щ», «ю», уменьшить число падежей. Они ведь привыкли к минимизации языка, сленгу, англоязычным вкраплениям.

Русский язык оказался подвержен модным течениям не меньше платья и бижутерии. Появились какие-то «любимки», исчезают привычные слова – в разговорной речи модным стало «маленько креативить». То-то классик бы порадовался ярчайшему примеру смешения заморского с посконным и наверняка бы удивился, как запросто современники обходятся с языком, щедро приправляя его безграмотными речевыми оборотами, как сациви специями.

Когда-то детский писатель Корней Иванович Чуковский собирал, а потом объединил в популярную книжку «От двух до пяти» детский лепет. Но там были прелестные примеры речевых оборотов, изящные и остроумные словообразования, до которых нынешнему разговорному языку, как до Китая пешком. Чего стоят выражения типа «спросить вопрос», «апрель месяц», «дорога каждая минута времени», «беременная девушка». Так не только говорят – так пишут, причем не на заборе, а в газете. Причем не в какой-нибудь Прибалтике, гордо плюнувшей в русский язык, а у нас, в Крыму, где, несмотря на все усилия украинизаторов, русский был, есть и остался для подавляющего большинства родным и единственным.

Именно благодаря русскому мы имеем возможность общаться с множеством людей, языками которых не владеем. Правда, к большому огорчению, сегодня в некогда братских республиках и бывших странах социалистического лагеря молодежь гораздо лучше владеет английским, чем русским. Как, впрочем, и наша. В Болгарии, где русский был обязательным иностранным в школах, подростки ведут себя, как некогда наши прибалты, делавшие вид, что не понимают его.

Приятельница, отдыхавшая на Солнечном берегу, рассказывала, как младшая дочь хозяйки, у которой они остановились, ни в какую не желала общаться с ее семьей, и даже старшая, учитель русского языка и литературы по специальности, наотрез отказывалась отвечать им на русском.

Как уж гордились жители Юрмалы своей европейскостью, живя в Союзе, так старательно делали вид, что по-русски ни бэ- ни мэ, а как вошли в Евросоюз, как стали работать на виллах русских богачей и звезд, так сразу стали вспомнили «забытое».

Российская писательница Татьяна Устинова в какой-то телепередаче рассказывала, как выпускающее ее книги в Латвии издательство пригласило ее на встречу с читателями, с которыми она предпочла общаться на английском. Это вызвало недоумение: оказалось, английский там знают еще меньшее число жителей, чем русский. А его, как она выяснила, поездив по маленькой стране, понимают даже мальчишки, подрабатывающие летом на туристических маршрутах, хотя в школах русский язык давно не учат.

В дружественном на все сто Казахстане столько радости оттого, что настала свобода от русского языка, его нескончаемых правил и исключений. «Оно ему надо!» – совсем по-русски сказала мне в автобусе, едущем из Уральска в Самару, молодая казашка, одной фразой объясняя, почему ее трехлетний сын не понимает русского.

Сегодня локоточки кусают многие из тех, кто пробросался русским языком, потому что гордиться незнанием способен только глупец. Так давайте не уподобляться ему и всегда помнить, что ООН признала русский одним из официальных языков межнационального общения не из-за необъятных территорий России, а из уважения к тем, кто внес своей неоценимый вклад в мировую культуру. К Пушкину наконец, языком которого мы все вроде владеем, но тем не менее немножко презираем за то, что он свой. Как, например, своих стариков, которых любим, но не показываем виду.

 

Фото вверху —
с сайта stanradar.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В Симферополе открыли памятник Владимиру Высоцкому

.

Мировая практика полилингвизма и проблемы русского языка на Украине

Праздник настоящих мужчин, патриотов своего Отечества

.