Крымское Эхо
20 января

Нас объединяло одно — ответственность за Крым

Нас объединяло одно — ответственность за Крым

ПРИМЕРЯЯ ИСТОРИЮ НА СЕБЯ

Отшумели праздничные мероприятия, посвященные 25-летию Всекрымского референдума и Дня Республики Крым. Крымчане в прямом эфире могли лицезреть то, что происходило в сессионном зале Государственного Совета, где выступали и глава Республики Крым Сергей Аксенов и председатель Госсовета Владимир Константинов и вручали заслуженные награды лучшим труженикам Крыма, среди которых и учителя, и хреборобы, и писатели, и артисты. Каждому по заслугам…

 А вот одно событие, приуроченное к празднику, как-то осталось в тени. Я имею в виду открытие выставки, на которой документально продемонстрированы основные этапы становления государственности Крыма. Наибольший интерес вызвали экспонаты и документы, напоминающие о том, как готовился и проходил Всекрымский референдум 20 января 1991 года. И именно поэтому среди первых посетителей выставки было немало непосредственных участников этого исторического и судьбоносного для Крыма события.

Выставка в Центральном музее Тавриды

Именно они, депутаты Крымского областного совета народных депутатов, руководствуясь устремлениями большинства крымчан, пришли в конце 1990 года к решению о необходимости проведения референдума по вопросу воссоздания Крымской АССР. Кто и когда первым высказал такую идею, достоверно неизвестно, хотя различные документы указывают на конкретные личности как носители этой идеи, на конкретные даты и даже места, где впервые прозвучало это слово — референдум. Впрочем, даже и такие документы не избавили от дискуссии на эту тему участников «круглого стола», состоявшегося здесь же, в Краеведческом музее, по инициативе и при участии его генерального директора, ученого-историка и одного из активных в те годы сторонников референдума Андрея Мальгина.

Автор, Борис Васильев, — в центре

И все же хочется вернуться к выставке, вернее, к атмосфере, в которой она проходила. Волновались… А как было не волноваться, когда вдруг на фотографиях видишь знакомые лица своих соратников по депутатским временам, когда вдруг и себя углядишь где-то. Снимали репортеры, снимали любители на простенькие тогда фотокамеры, на мыльницы, только-только появившиеся в ходу. С волнением всматривались депутаты в те документы, которые представлены на выставке и за которые четверть века назад в сессионном зале и на бесконечных митингах шла бескомпромиссная борьба. За каждое слово, за каждую фразу… И за каждым документом, за каждой фотографией — воспоминания.

И я вспоминал, как это было…

Агитационные материалы Николая Багрова

Как накануне первой сессии областного совета поздним вечером в одном из частных домов Симферополя, где жили мои родственники, собралась за столом группа депутатов. Разговор шел о координации действий, дабы не допустить к руководству областным советом ненавистную в те годы партийную номенклатуру, не допустить к руководству Николая Багрова. Это сейчас мы осознаем, что с тех времен и по наши дни равному по политической мудрости Николаю Васильевичу так и не нашлось. А тогда настроения были совсем иные, и происходящее в Москве на Съезде народных депутатов СССР оказывало на наши умы огромное воздействие.

И конечно же, Багров на выборах председателя одержал победу, имея в то время мощную поддержку компартийного большинства, причем подавляющего. Но уже тогда, на первой сессии, избранный председателем облсовета, Багров понимал, что в составе президиума должен быть хотя бы один представитель меньшинства. И тогда как полномочный представитель этого меньшинства я провел переговоры, на которых была достигнута договоренность, что на пост председателя комиссии по экологии будет рассматриваться кандидатура Юрия Комова, и Багров сам ее выдвинет. Так все и случилось.

Трудно передать сегодня, с каким энтузиазмом мы, которых в тех годы называли демократами, встретили свою первую над партийным большинством победу. Но это была только проба сил. Таких побед потом было все больше и больше…

Мы были разные. Разные и по возрасту, и по партийной принадлежности или непринадлежности, по характеру, по воспитанию, по манерам. Но с высоты прошедших лет, сравнивая наших преемников в последующих составах Верховного Совета, прихожу к такому главному для себя выводу: общее у всех нас было одно — ответственность. Она проявлялась в главном — в принятии решений поступать именно так, как подсказывает тебе это чувство — ответственность перед обществом, которое доверило, и тебе в том числе, принимать важные государственные решения.

Выставку открывает Андрей Мальгин

 Мы спорили до потери голоса, хлопали дверями, порой переходили границы приличия в словесной полемике. Но, принимая решения по тем или иным острым вопросам, все мы, все до одного, исходили из главного. А главное в те лихие годы было не допустить в Крыму силовых вариантов разрешения спорных вопросов, во что бы то ни стало сохранить общественный и межнациональный мир, согласие и терпимость.

К этому нас постоянно призывал тот же Николай Багров, который обладал информацией о подковерных играх между Киевом и Москвой. И не случайно в то время в числе других постоянных депутатских комиссий была сформирована комиссия по обороне и безопасности Крыма, потом получившая название Комиссии по военным вопросам, секретарем которой мне довелось работать до окончания срока депутатских полномочий.

Московские журналисты Мальгина все не отпускают

 Может быть, именно чувство ответственности не позволяло нам порой принимать правильные с позиций сегодняшних дней, решения. Но что было, то было…

Но, главное, в Крыму сохранялся мир.

На круглом столе в местном отделении Российского исторического общества

Что еще бы я еще примерил из происходящего в те годы на себя, так это документ под названием Регламент Верховного Совета Крыма. В очередной раз незаслуженно обиженный брошенной в мой адрес репликой Николая Багрова, я уехал с заседания в сильном расстройстве. Не спал всю ночь, а утром, явившись на заседание, первым попросил слово для заявления с трибуны. Багров, конечно же, забыл о вчерашней перепалке между нами, но я в своем выступлении высказал ему лично все, что я о нем как о председателе думаю. А в заключении призвал и своих сторонников по фракции, и всех, кто разделяет мое отношение к такому поведению Багрова, покинуть зал в знак протеста и сам решительным шагом вышел из зала.

Для меня стало неожиданностью, что большая часть депутатов также встала и вышла из зала. Я только услышал слова Багрова, сказанные в микрофон: «Ну что же, пойду вести переговоры с оппозицией…».

А переговоры закончились тем, что на этом же заседании было принято решение о разработке Регламента Верховного Совета, одним из авторов которого был и я, а в последующем вошел в состав комиссии по контролю за регламентом. Председателем этой комиссии был избран евпаториец Виктор Селиванов. Характер работы сессии после принятия регламента значительно улучшился, а Николай Багров получил документ, строго регламентирующий его права как спикера парламента.

Юрий Комов передает документы из личного архива музею

…Вот такие моменты вспоминал я, переходя от стенда к стенду. Не сомневаюсь, что и другие депутаты примеряли на себя то прошлое, которое для Крыма стало историческим, а для каждого из нас — захватывающим своей стремительностью эпизодом жизни, о котором не стыдно рассказать своим детям и внукам.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

10 лет. «Главное, что 20 января все помнят, знают»

Дорогие коллеги!

.

25 лет. Не было бы 20 января — не было бы и 16 марта

.