Крымское Эхо
Архив

Надышаться перед смертью

Надышаться перед смертью

ТОРГОВЦЫ СЕКОНД-ХЕНДОМ СДАВАТЬСЯ НЕ ХОТЯТ

Предприниматели, которых наш народ считает жирующими буржуинами, не в пример этому самому народу революционизировались гораздо быстрее и активнее. Как только решение властей им не по нраву — они не молчат в тряпочку и не перетирают кости правительству, заливая горе в барах, а устраивают митинги несогласных. Несмотря на то, что поводы повыступать власть им подбрасывает регулярно, они, как школьные ботаники, стараются не пропускать ни одного. Пару недель назад по стране прокатились акции протеста предпринимателей, готовых уйти «в отказ» после принятия Налогового кодекса, теперь крупные города Украины всколыхнули митинги против введения запрета на ввоз секонд-хенда. Налоговый кодекс никаких санкций против ввоза или вывоза секонд-хенда не предусматривает, но, как утверждает премьер-министр Украины Борис Колесников, эти процессы однозначно будут отрегулированы после разработки и утверждения нового Таможенного кодекса.

Борьба с секонд-хендом разворачивается нешуточная и так рьяно, словно нет в стране проблемы важнее и актуальнее. Вероятней всего, инициирована она с подачи представителей отечественной легкой промышленности, которым, что называется, удалось завести главу Госкомпредпринимательства Михаила Бродского с пол-оборота. В пользу этой версии косвенно свидетельствует срочно проведенный круглый стол по вопросам легкой промышленности, которой в стране никто и никогда прежде не занимался. Особо активничал на нем придворный украинский кутюрье Михаил Воронин, назвавший секонд-хенд «позором для страны» и почему-то взваливший на себя миссию специалиста по санитарной гигиене. «Посмотрите, насколько увеличилось количество болезней кожи у наших людей, — заявил Михаил Воронин, буквально с колес повернувший тему туда, откуда собственно говоря, и дует ветер. — Под маркой секонда завозится, бог знает что, в том числе и контрабанда».

Но кроме неконтролируемой контрабанды, в Госкомпредпринимательстве озабочены проблемой неравенства налоговых условий для предприятий легкой промышленности и субъектов предпринимательской деятельности и надеются изменить ситуацию освобождением от налога на прибыль предприятий легкой промышленности. На этом пути правительству придется туго. Во-первых, ему предстоит реанимировать то, что умерло, — эти самые предприятия. Не меньшей сложностью станет и вопрос подготовки кадров, потому что прежние за годы развала отрасли или состарились, или сменили профессию, или отлично справились с задачей поднятия легкой промышленности Турции и Венгрии. Те же предприятия, что выжили в постперестроечных передрягах, не в состоянии составить конкуренции не то что европейским ношенным тряпкам, но даже отвратительно сшитому китайскому ширпотребу, потому что цена этих изделий, как у Армани с Версаче, а стиль и модность пошитых в родном отечестве вещей кондовая. Премьер-министр Украины Сергей Тигипко говорит о том же: «Я практически не ношу одежду украинского производителя из-за низкого качества этой продукции. Я человек достаточно богатый и могу позволить себе приобретать одежду за границей, а наша одежда меня не устраивает по качеству».

Миллионы украинцев с огромным желанием последовали бы примеру главного украинского финансиста, но к великому своему огорчению, не располагают его возможностями. Не пришедшиеся украинским чиновникам по вкусу магазины секонд-хенда являются, по мнению вице-президента ассоциации дилеров секонд-хенда Хамеда Рахими, совершенно иным сегментом рынка с большой разницей в ценовой политике. «Даже если допустить, что отечественный производитель сможет выпускать одежду подобного качества и согласно модным тенденциям, украинская легкая промышленность никогда не сможет полностью одеть человека на 100 гривен», — считает он. Одеваться за такую сумму Сергею Тигипко, понятно, в лом, но в отличие от него покупка ношенных вещей на сотню гривен для его сограждан весьма напрягает личный бюджет. И каждая новая попытка правительства побороть секонд-хенд только удорожает цену вещей в магазинах «из вторых рук».

Пока предприниматели, занятые в этом бизнесе ломают голову, как выжить в противостоянии экономической власти, магазины секонд-хенда покупатели берут приступом. Молодая женщина, раздумывающая, каким босоножкам отдать предпочтение, решается взять обе пары. «А то вдруг и вправду секонды закроют, что тогда носить будем, — объясняет она. — Здесь я две пары отличной обуви купила за 125 гривен, а по ценам рынка это четверть стоимости покупки». Люди, для которых секонды единственная возможность обновления своего гардероба, после известия о закрытии сети этих магазинов стараются затариться впрок. Тут уже не важно, какой каблук войдет в моду в будущем сезоне, какой ширины брюки предлагают дизайнеры и какой длины пальто будут актуальны в сезон осень-зима — главное ухватить добротные, хорошего качества вещи за приемлемую цену.

Покупателей уже не останавливает, что торговцы в преддверии вероятного конца своего бизнеса бесстыдно накручивают цены, потому что опять-таки вещи европейского качества на барахолке не купишь, а если найдешь там что-то стоящее, то цена будет по карману разве что Сергею Тигипко с Борисом Колесниковым. Сегодняшнее состояние в торговле секонд-хендом напоминает желание и покупателей, и предпринимателей надышаться перед смертью: первые рвут из рук друг друга любую мало-мальски стоящую тряпку, а вторые только успевают подставлять в ценниках нолики.

— А что прикажете делать? — напористо говорит хозяйка двух крупных керченских магазинов секонд-хенда Тамила Шаповаленко. — Другой бизнес — кафе — у меня не пошел, сдавать торговые помещения в аренду после кризиса некому, торговля недорогими электротоварами идет слабо, а секонды надежно кормят мою семью и позволяют оплачивать дочкину учебу в столичном вузе. Я стараюсь не думать наперед, что будет, потому что мне плохо делается. Мои поставщики утверждают, что официального запрета на ввоз секонд-хенда не будет, его прикроют иным способом: заставят лицензировать, повысят плату за аренду торговых помещений и сделают непомерно высокими налоги — тут и бизнесу конец.

С пессимизмом оценивает свое будущее и Людмила Замуленко, работающая на рынке секонд-хенда. «Мы люди маленькие, как прикажут, так и сделаем, — уныло говорит женщина. И неожиданно взрывается. — У меня трое детей, я их поднимаю одна, так что, государству будет лучше, что я стану милостыню просить, а детей сдам в интернат?! Вот сейчас я распродаю летние вещи по две-три гривны, люди, может, будут эти кофточки носить пять лет или три года ими полы мыть, а мне в день надо купить две булки хлеба и три литра молока, заплатить за место на рынке. Если кто думает, что мы тут с жиру пухнем, пусть встанет на мое место, потягает дважды в день сумяры, поперекидает сотни килограммов тряпок и целыми днями простоит, не присев».

Не всем, надо признать, заявление государственных чиновников поломало настроение в бизнесе. «На наш век товара хватит, — категорична в своем мнении хозяйка магазина секонд-хенд Наталья Опара. — Этот запрет нас не касается, речь идет ведь не о торговле, а о ввозе, а товара в страну навезли столько, что я могу быть спокойна за свой бизнес до пенсии. Оптовые склады забиты барахлом». Анжела Ховрина, имеющая торговые точки практически на всех керченских рынках, иронизирует по поводу запрета правительственных чиновников: «Да что мы лазейку какую не найдем, в первый раз нам что ли!» — уверена женщина, у которой невестятся четверо дочерей.

Но как бы ни хорохорились Наталья с Анжелой, реальная угроза лишения работы нависла в стране над многими и прежде всего женщинами в возрасте за сорок, у которых шанс найти работу в случае закрытия секонд-хендовского бизнеса практически нулевой. В Харькове, который своим Барабашовским рынком конкурирует с Одессой за звание торговой столицы Украины, это настолько озаботило горсовет, что он вынес на рассмотрение сессии вопрос о поддержке бизнеса секонд-хенд. Потенциальные безработные, которые до сих пор вполне прилично кормят себя, платят налоги и обеспечивают занятость женского населения промышленных городов, не нужны местной власти. Странно, что этого не понимают в правительстве и Госкомпредпринимательстве, где праведными и не праведными способами бьются за пополнение налоговой кассы Украины.

Странно и то, что власть, обещающая народу европейские стандарты жизни, тщательно скрывает от него существование бизнеса секонд-хенд во всех куда более цивилизованных и развитых, чем Украина, странах, где неизмеримо выше уровень благосостояния населения. Там это никого не унижает, не позорит и не заражает кожными болезнями. Мало того, в секонд-хендовских вещах щеголяют многие мировые звезды, потому что и при их доходах каждый раз выходить в свет в новом наряде накладно.

В Европе и США магазины секонд-хенд существуют еще и как обменный вещевой фонд для состоятельных, но экономных людей. Понятное дело, что Тигипко с Колесниковым и Бродским женские романы не читают, но один такой, под названием «Прикид», стал бы для них полезным пособием по экономике, организации и покупательской конъюнктуре бизнеса секонд-хенд. Вот умные люди, будучи студентами советских вузов, не поленились с пристрастием прочитать трилогию Теодора Драйзера «Финансист. Титан. Стоик» и в подходящий момент отлично справились с акционированием всей украинской промышленности.

Так что книги читать не только интересно, но и полезно для развития бизнеса. Заодно бы и узнали, что забота о народе не должна перерастать в запрет на ввоз товаров низкого ценового сегмента и введения обязательной формы в одежде, когда людям только и останется, что носить либо дешевую китайскую одежду низкого качества, либо тратить на вещи несоизмеримые со средней заработной платой украинца суммы.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Рецепт от Януковича (ВИДЕО)

Симферополь без бюджета, мэр без партбилета

Кому-то очень хочется довести до банкротства…

.