Крымское Эхо
Общество

Начало 90-х. Возвращение домой из мест высылки

Начало 90-х. Возвращение домой из мест высылки

ВОСПОМИНАНИЯ ОЧЕВИДЦА

Часть 1

Как известно, Крым имеет богатую многовековую историю. Выгодное географическое положение полуострова привлекало внимание многочисленных соседей, на его просторах сходились интересы многих народов и государств, что обусловило многократные смены господствующих на его территории этносов.

Поэтому испокон веков Крым был многонациональным регионом, на этой земле в различные исторические эпохи одновременно проживали представители различных этносов, что всегда было чревато межгосударственными и внутренними, в том числе и межнациональными конфликтами.

В начале 90-х годов прошлого века вопросы межнациональных отношений, как в Украине, так и в большинстве бывших республик Советского Союза обрели серьезную остроту. Эти проблемы стали актуальными и для Крыма, куда из мест выселения стали возвращаться десятки тысяч крымских татар. Проблемы их обустройства оказались в центре внимания политической, экономической, социальной и культурной жизни полуострова. Однако в Крыму, как и во всей стране, ситуация отягощалась глубоким экономическим кризисом, сменой социально-политического строя, государственного устройства, идеологии, мировоззренческих ориентиров, духовных ценностей.

Проблемы, связанные с необходимостью урегулирования межнациональных отношений, всегда были на острие внимания всех ветвей власти, функционирующих в Крыму. Их цель — не допустить развитие ситуации на полуострове по самому негативному сценарию. А как это получилось сделать?

Своими воспоминаниями делится специалист, стоящий у истоков создания организации: Владимир Павлов (на фото) — историк, начальник управления информации и межнациональных отношений Республиканского комитета по делам национальностей и депортированных граждан Совета министров АРК (1995 – 2005 гг.).

В помощь репатриантам

С конца 80-х годов на полуостров началось возвращение крымских татар, армян, болгар, греков, немцев. При этом массово возвращались именно крымские татары. Если к весне 1988 г. их общее число в Крыму составляло 17,5 тысяч человек, то, по данным переписи населения СССР, на январь 1989 г. в Крыму проживало 38 тысяч крымских татар, а к маю 1990 г. в Крымской области насчитывается уже более 83 тысячи крымских татар, и это количество продолжало расти.

Для десятков тысяч новых граждан требовалось жильё, работа; нужны были средства к существованию. Отраслевые министерства, ведомства и комитеты не имели возможности заниматься репатриантами — у них были свои задачи и цели. Возникла необходимость создания отдельного органа, который бы занимался именно этой проблемой. Так в 1993 году в структуре Совета министров республики появился Государственный комитет Крыма по делам национальностей. Председателем Госкомитета в ранге заместителя председателя Совета министров был назначен Александр Форманчук.

Госкомитет должен был участвовать в формировании единой государственной политики в сфере межнациональных отношений, обеспечивать свободное и равноправное развитие в Крыму всех народов и этносов, оказывать содействие депортированным из Крыма гражданам по возвращению, обустройству, удовлетворению национально-культурных и духовных потребностей, координировать деятельность местных органов власти.

С целью реализации этих задач возникли: организационный отдел, управление межнациональных отношений, по возвращению и обустройству крымских татар, аналогичное управление по возвращению и обустройству армян, болгар, немцев и греков.

Как подведомственные подразделения Госкомитета для освоения средств, выделяемых из государственного и республиканского бюджетов на возвращение крымских татар, было образовано Управление капитального строительства. Аналогичные задачи, только по отношению к возвращающимся армянам, болгарам, грекам и немцам решала Объединенная дирекция заказчика-застройщика (ОДЗЗ).

Ранее существовавшие структуры: Комитет по делам депортированных народов, Управление по делам депортированных армян, болгар, греков и немцев, и отдел по вопросам межнациональных отношений Совета министров Крыма — были ликвидированы, а большинство их работников влились в состав Госкомитета Крыма по делам национальностей.

В дальнейшем Госкомитет подвергался неоднократным реорганизациям, изменилось и его название — Республиканский комитет Автономный Республики Крым по делам национальностей и депортированных граждан.

Тогда же началась практическая реализация программы возвращения и обустройства депортированных граждан. Практически во всех городах и районах Крыма начали формироваться новые поселки и массивы компактного расселения крымских татар. Развернулось проектирование поселков для репатриантов: армянских — в селах Пионерское и Белое-5 Симферопольского района, болгарских — в селе Кринички Кировского и селе Желябовка Нижнегорского районов, греческих «Акрополис» и «Понтос» в Симферопольском районе, немецких — в селе Марьяновка Красногвардейского и селе Алсфельд Сакского районов.

«В отличие от стихийного возвращения крымских татар, руководители управления по возвращению и обустройству армян, болгар, греков и немцев заранее продумывали план создания минимальных условий для переселенцев: предварительно построить жилье, развить инфраструктуру, создать новые рабочие места.
Проводилась работа по учету депортированных, желающих вернуться в Крым. По оценкам руководителей этих обществ, таких людей насчитывалось не менее 50-60 тыс. человек, и с ними требовалось установить необходимые контакты, организовать сбор документов постановки на учет и многое другое.
Но и темпы их возвращения были совсем другими в отличие от крымскх татар – по нескольку сот человек в год. Крымские татары считали себя коренными жителями полуострова и стремились сюда, невзирая ни на какие трудности. Армяне, болгары, немцы и греки действовали более рационально, переезжали планово. При этом многие немцы зачастую использовали территорию Крыма как плацдарм для дальнейшей миграции в Германию, это же, но в меньшей степени, было характерно для греков и болгар.
Вместе с тем, процесс возвращения и обустройства крымских татар продолжал носить стихийный характер. Многие из числа переехавших продолжали находиться в бедственном положении. У меня есть знакомый, который выехал в Крым из воюющего Таджикистана, жил с семьей в нечеловеческих условиях в каком-то общежитии, его семья не имела средств к существованию, поэтому он находил пропитание, где мог. В том числе и в парках, где просто-напросто ловил уток, чтобы прокормить семью».

Киев не спешил выполнять программу обустройства репатриантов

Тот факт, что в процессе государственного строительства Украине, в отличие от многих других республик бывшего СССР, удалось избежать кровопролитных межэтнических столкновений, свидетельствует о ее взвешенной этнической политике. Был принят ряд законодательных актов, направленных на совершенствование межнациональных отношений в стране, в том числе: «Декларация прав национальностей Украины», которая гарантировала равные права всем народам, живущим в республике, принимаются законы «О национальных меньшинствах в Украине», «О гражданстве Украины», «О свободе совести и религиозных организациях», создано Министерство Украины по делам национальностей, миграции и культов (в дальнейшем — Государственный комитет Украины по делам национальностей и миграции).

«Распад СССР значительно осложнил решение проблем возвращения и обустройства репатриантов. Оказавшись в столь сложной ситуации, Совет министров Украины нашел возможность предусмотреть в первом самостоятельном бюджете страны на 1992 год выделение средств на мероприятия по расселению и обустройству депортированных граждан. Это позволило активизировать работу по обустройству репатриантов в Крыму.
Однако дальнейшее сокращение бюджетных ассигнований сопровождалось недофинансированием. Несмотря на то, что государственным бюджетом предусматривались значительные средства на обустройство репатриантов, деньги поступали крайне неритмично, неравномерно и не в полном объеме. Как правило, это происходило в конце бюджетного года, и многие программы финансировались как бы в кредит, с надеждой, что средства, хоть и не вовремя, но всё-таки будут получены.
Положение с каждым годом усугублялось, и киевская власть все чаще возлагала бремя финансирования тех или иных программ, и в первую очередь — на социально-культурные мероприятия, на средства крымского бюджета. Таким образом обустройство депортированных граждан растягивалось на неопределенные сроки, так как предусмотренные программой финансовые затраты не позволяют рассчитывать на завершение этой работы даже к 2020 году».

К январю 1997 г. на постоянное жительство в республику возвратилось более 250 тыс. репатриантов. К тому времени в Крыму насчитывалось более 200 поселков и микрорайонов компактного расселения крымских татар и 13 поселков армян, болгар, греков и немцев.

Только четверть из них была обеспечена электроэнергией и водой, газопроводы и канализационные сети практически отсутствовали. В большинстве поселков не было дорог с твердым покрытием, фельдшерско-акушерских пунктов, магазинов, телефонной связи, автобусного сообщения с близлежащими городами и райцентрами. Такое положение вещей способствовало радикализации крымскотатарского населения.

К чему это привело? Подробности об этом читайте совсем скоро на ленте  «Крымского Эха».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 2.8 / 5. Людей оценило: 4

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Россия начинается в Крыму!

Владимир ГРАЧЁВ

Улица «Крымской весны»

2023 год в СНГ объявят Годом продвижения русского языка