Крымское Эхо
Новороссия

На прицеле — люди

На прицеле — люди

День 3 апреля, суббота прошлой недели, стал для Донбасса трагическим.

Ближе к вечеру, но когда было еще светло, в поселке Александровское погиб мальчик. Ему 7 октября этого года исполнилось бы только пять лет. Женщина, 1954 года рождения, получила осколочные ранения. Причиной смерти и пролитой крови стал боеприпас, сброшенный с борта беспилотного летательного аппарата (БПЛА) украинской армии. Беспилотник, по поступившим сведениям, был турецкого производства. Звали убитого мальчишку Владислав Дмитриев.

Мысли, эмоции, моральная оценка происшедшего известны и понятны.

Но если намеренно сосредоточится на военной стороне этой истории, то придется отметить, что в тактике украинской стороны все четче проступают изменения определенного толка. Они также имеют свое идеологическое и политическое оформление, в том смысле, что теперь киевская власть официально называет Россию «военным противником». А Верховная Рада в своем постановлении от 30 марта в обострении ситуации на Донбассе, также безоговорочно, обвинила Российскую Федерацию.

Что касается, собственно, тактики объявленной войны и ее технического исполнения.

Видно, что украинские войска с помощью различных средств ведения боя и, прежде всего, беспилотников приступили к «охоте» за гражданским населением Донбасса. Если уж война практически объявлена, то противник полежит уничтожению. Неважно даже, что под огонь попадают дети и женщины.

И случиться такое может не обязательно у линии фронта, как например, на юго-западной окраине Донецка, в селе Александровка, где мирных жителей с позиций Вооруженных сил киевской власти (ВСУ) можно достать очередями из обычного стрелкового оружия — но и в глубине территории, контролируемой республиками Донбасса.

По местным меркам, почти «тезка» донецкой Александровки — поселок Александровское находится в тылу. Причем, не в самом близком от линии фронта. Это неподалеку от города Енакиево. На карте указано, что протяженность предполагаемого маршрута украинского беспилотника, сбросившего смертоносный груз, насчитывала 14, 6 километра. Летательный аппарат, как видно, намеренно направили в полет над относительно безлюдной местностью, где нет крупных населенных пунктов. Появись беспилотник над густонаселенной Горловкой, его сбили бы очень быстро. А так присутствовала некоторая гарантия, что аппарат долетит туда, куда было намечено.

Маршрут полета беспилотника, фото 04 04 2021

Беспилотник также, скорей всего не случайно, запустили в светлое время суток: в темноте на беспилотниках включаются небольшие сигнальные прожекторы, из-за чего их движение становится похожим на полет светлячка, что демаскирует летящую технику.

Кроме этого, беспилотник, долетевший до Александровского, шел на немалой высоте, что также затруднило его обнаружение.

Долетев до населенного пункта, боевой летательный аппарат получил от оператора наземного управления команду искать в режиме онлайн подходящую цель для поражения. Она и была вскоре найдена — в виде двух мирных жителей поселка. По людям в военной форме наносить удары, хоть с наземных позиций, хоть с воздуха, в любом случае опасней. Ведь у бойцов Народной милиции в руках оружие. Можно самому нарваться на «ответку», или потерять беспилотник, а он, кроме прочего, стоит денег.

Сказано будет образно, но это верно и практически: с некоторых пор людям Донбасса надо смотреть под ноги, где на земле могут быть установлены мины — и одновременно не забывать глядеть вверх, откуда прилетают беспилотники. Железное правило войны — враг хитер и коварен — отмене не подлежит и расслабленности не прощает. Тем более, когда противник применяет избирательную тактику, поражая индивидуальные мишени, в том числе живые.

Количество людей любых возрастов, погибших на Донбассе, увеличивается с 2014 года.

Список детей, так и не ставших взрослыми, находится, как теперь принято говорить, в открытом доступе.

Безвозвратные и санитарные потери растут еще и по причине способа ведения переговоров, которого придерживается киевская власть.

Все предложения, подаваемые украинской делегацией в Трехсторонней Контактной группе (ТКГ), таковы, что по ним заранее видно одно: Киеву нужен не успех дела, а только лишь затягивание вопроса.

Нередко случается и так, что представители киевской власти и вовсе отказываются от участия в видеоконференции. Так, например, вышло в конце прошлой недели, когда украинская делегация прекратила любой контакт, увидев, что на переговорах со стороны ДНР присутствует журналистка Майя Пирогова, числящаяся на украинской стороне в уголовных преступниках.

Особенно частой такая обструкция стала после того, как делегацию киевской власти в ТКГ возглавил Леонид Кравчук. Курс на затягивание переговоров тянется, и судя по многому, ничего не изменится в просматривающейся перспективе, несмотря и на то, что потери от такой политики своей власти на Донбассе несет при сама украинская сторона. Список боевых и небоевых потерь украинских войск также не стоит на месте.

Численность обстрелов на Донецком и Луганском фронтах с наступлением текущей недели снизилась.

Но это только потому, что киевская власть и ее военное командование сейчас больше заняты демонстрацией подготовки к масштабным боевым действиям.

Кроме этого, бесконечные перемещения и подтягивания к линии фронта боевой техники различных вооружений — наглядный сигнал в сторону НАТО: киевская власть любым доступным для нее способом хочет пристегнуться к большим военным маневрам альянса, затеянным на весенне-летний период. При этом политики и войсковые начальники штаб-квартиры НАТО и не скрывают, что приближающиеся учения будут носить четкую антироссийскую направленность. Для киевской власти — это самое оно.

Точно так же и любой жест Америки или Североатлантического альянса в свой адрес киевская власть расценивает как поощрение и руководство к действию. Полетал, например, 2 апреля у берегов Крыма и дальше, над контролируемой украинскими войсками частью Донбасса, американский разведывательный беспилотник «Глобальный Ястреб» — уже хорошо.

А на следующий день, 3 апреля, сначала во Львове, а затем в Киеве приземлились американские транспортные самолеты. Они доставили военные грузы. Самолетов было два, оба — марки «Геркулес». В самолеты этого типа можно грузить небольшие партии оружия, но больше они приспособлены для доставки разного полевого снаряжения и технического оборудования, в том числе средств ведения радиоэлектронной разведки.

От постоянно поступающих презентов руки у киевской власти и подавно будут чесаться на войну.

Воодушевленные проявляемым вниманием, украинские формирования вечером воскресенья, 4 апреля, обстреляли одну из прифронтовых окраин — поселок шахты имени Гагарина. Снаряд, выпущенный из орудия боевой машины пехоты (БМП), угодил в стену жилого дома № 36 по улице Гречко. За стеной находится детская комната. А снаряды, прилетевшие из ствола легкой зенитной установки, пробили крышу и порвали электрические провода на доме № 45 на этой же улице.

Несуразность и карикатурность киевской власти переоценить трудно. Названые свойства — это ее естественное состояние, в котором она пребывает днем и ночью. Но было бы неправильным недооценивать и способность киевских власть предержащих кое-что соображать.

В Киеве, конечно, понимают, что воевать за них не пойдут ни Америка, ни тем более НАТО целиком. Значит, остается одно: выжать максимум возможного из того положения, что есть и к которому киевская власть успела приспособиться. Так можно до бесконечности строить из себя невинную жертву «российской агрессии». И, пользуясь этим, выпрашивать у покровителей и содержателей политическую поддержку. А также помощь деньгами, оружием и чем угодно еще.

Президент Зеленский и имел в виду именно этот курс, когда на прошлой неделе заявил, что Крым и Донбасс должны быть возвращены «политическим и дипломатическим путем», но не открытой масштабной войной.

Потому и день долгожданного звонка президента США Байдена Зеленскому, что, наконец, произошло 2 апреля, стал для киевской власти настоящим государственным праздником. А как же иначе! Есть звонок — значит, будут те самые помощь и поддержка, на что в Киеве только и рассчитывают. Само собой, американцы обставляют это некоторыми своим условиями, но тут ведь по-другому и не бывает. В генеральном же смысле, киевская власть дождалась того, чего хотела.

Война — это всегда кровь и смерть и, вообще, очень плохо, самое худшее, что может быть на свете. Но все же как назвать историю, происходящую с Донбассом уже полных семь лет? Как раз 7 апреля исполнилась седьмая годовщина со дня провозглашения Народных республик в Донецке и Луганске.

Заявленный в Киеве способ вернуть Донбасс путем политики и дипломатии при существующих обстоятельствах может означать только продление статус-кво — когда крупных боевых действий нет, но время от времени погибают люди: молодые и старые, взрослые и дети, одетые в военную форму и гражданские.

К тому же ведет и телефонный разговор Зеленского с британским премьер-министром Борисом Джонсоном, состоявшийся через три дня после звонка Байдена, 5 апреля. По итогам разговора Джонсон сообщил, что он «подтвердил неизменную поддержку Соединенного Королевства суверенитета и территориальной целостности Украины».

Потом Зеленский пообщался по телефону и с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом. Разговор был на ту же самую тему, что с Байденом и Джонсоном.

Снова, почувствовав тыловую поддержку, киевская власть подтвердила курс на затягивание войны.

 Она будет доводить обстановку позиционной, вяло протекающей войны до предельно опасного максимума.

Но если киевскую власть попытаются поставить на место, то в Киеве по выгодному для них порядку вещей станут изображать из себя сторону, ни в чем не виноватую. Но именно поэтому подвергшуюся жестокой агрессии.

Эту политику министр иностранных дел киевской власти Дмитрий Кулеба в интервью французской газете «Либерасьон», данном 6 апреля, обозначил так:

 «Мы не стремимся к эскалации, мы привержены политическому и дипломатическому урегулированию конфликта. Мы будем открывать огонь только в том случае, если есть угроза нашим войскам на местах или если они будут атакованы. Что касается нас, то мы не осуществляем никакого подкрепления с целью перехода в наступление, если это не обычные военные ротации. Но если один из наших будет убит, мы имеем право защищаться».

«Защищается» киевская власть таким образом, что после обстрела — также 6 апреля — насосной станции Южнодонбасского водовода, находящейся в селе Васильевка Ясиноватского района, без подачи воды остались небольшой город Докучаевск и поселок Еленовка, расположенные в 20-25 километрах к югу от Донецка.

В общем, за сутки 6 апреля под огонь украинских войск попали семь населенных пунктов ДНР — стрельба велась из орудий боевых машин пехоты (БМП), минометов калибра 82 и 120 миллиметров, гранатометов всех типов, и стрелкового оружия.

Под шум стрельбы киевская власть извращает и выворачивает наизнанку причины и суть конфликта, который она сама развязала на Донбассе.

В Верховную Раду 7 апреля внесли проект постановления о памяти детей, погибших «вследствие вооруженной агрессии Российской Федерации против Украины». Составители проекта — группа депутатов из фракции партии «Слуга народа».

Это все равно, что если бы какой-нибудь живодёр с большой дороги установил памятник своим жертвам и стал приносить к нему цветы. Но при этом продолжал, однако, заниматься своим «промыслом».

Также 7 апреля прошли внеочередные переговоры по видеосвязи Трехсторонней Контактной группы (ТКГ), устроенные по инициативе украинской стороны.

Итоги видеоконференции опять вышли никакими. О чем и рассказал полномочный представитель России на переговорах. Он, конечно, дипломатически поприветствовал публичное заявление украинской делегации, будто бы киевская власть остается приверженной мерам по прекращению огня «без каких бы то ни было искажений и интерпретаций».

Однако общее четырехчасовое обсуждение всех затронутых вопросов, по признанию Бориса Грызлова, закончилось с нулевым результатом.

«Вместо этого, — отметил полпред России на переговорах, — украинскими представителями были предприняты попытки вновь выхолостить и исказить меры, направленные на прекращение огня. Конструктивные, конкретные предложения Донбасса по задействованию механизма верификации нарушений были заблокированы без какой-либо аргументации».

Боевые сводки за сутки 7 апреля снова подтвердили, что киевская власть, если и дает на переговорах какие-то обещания, то лишь для того чтобы пускать пыль в глаза.

На территории, подконтрольной ДНР, под огнем из минометов калибра 120 миллиметров — зенитные установки, гранатометы и стрелковое оружие. В поселке Коминтерново, на Южном фланге фронта, попаданием гранаты был поврежден жилой дом по улице Ахматовой.

Переночевав, украинские военные вновь принялись демонстрировать приверженность мерам по прекращению огня.

Еще в 5 часов 35 минут утра 08 апреля снова на Юге, по направлению к селу Ленинскому, с позиций Вооруженных сил киевской власти (ВСУ) полетели 14 мин калибра 82 миллиметра.

Не прошло и двух часов, как в 07.15 утра минометную стрельбу услышал Донецк. По северной окраине столицы ДНР противник выпустил 12, уже 120-миллиметровых, мин. Все они разорвались на окраине пригородного поселка Веселое.

Похороны мальчика, фото 04 04 2021

Переговоры в том стиле, в котором их ведет киевская власть, войне против Донбасса ничуть не помеха. А целями на этой войне все чаще становятся мирные люди.

Фото из открытых источников
г.Донецк

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4 / 5. Людей оценило: 4

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Битва за перекресток

Игорь СЫЧЁВ

В среду, субботу и сегодня

Игорь СЫЧЁВ

Козлы на огороде

Игорь СЫЧЁВ