Крымское Эхо
Архив

На панели рынка

Конечный срок понятен: или до выборов президента успеют накормить избирателей, или барские посулы вновь мягко так перетекут в предвыборные обещания. Но до них можно и не дожить, ведь как говорила героиня Людмилы Гурченко в «Вокзале для двоих», «кусать хоцеца сейчас». По нынешним ценам, извиняюсь, конечно, не нажрешься – раз, на диете не посидишь – два, вегетарианцем не станешь – три.

Морковь только-только начала снижаться в цене, а еще две недели назад подпрыгнула с десяти гривен до одиннадцати за килограмм. Свеколку на борщ купишь — почитай, никак не меньше чем с гривной расстанешься. Лук, килограмм которого прошлым летом продавцы отдавали в обмен на покупательские две-три гривны, нынче, как и картофель, подскочил до заоблачного червонца. Если так пойдет дело, то за два года ожидания обещанной дешевизны овощи подрастут ценой до стоимости мяса.

— Какое-то дурное лето, — сетуют керченские дачники и жители пригородов, традиционно прокармливающие горожан. — Засуха не дала вырасти хорошей картошке и луку, а два пролившихся дождя только напортачили: на кустах полопались помидоры, огурцы влага словно съела. Рынок моментально отреагировал на злокозненные проделки природы. Цены на помидоры вместо ожидаемого к сезону снижения подскочили до двенадцати гривен за килограмм, огурцы вернулись к стоимости первых грунтовых. Сколько бы продавцов не стояло за прилавками, а цены держат на овощи и фрукты, как солдаты последний редут.

То же и с фруктами. Весенние туманы, что практически ежегодно подъедают керченские сады, и многомесячное отсутствие дождей сделали свое черное дело. Не уродились абрикосы, что позволило тем, в чьих садах вырос этот нежный фрукт, взвинтить цены до двадцати гривен за килограмм, а оптовикам завезти травянистые херсонские абрикосы и пустить их в продажу по восемнадцать гривен.

Быстро этим летом сошла и местная клубника, почти в неделю высушенная без дождей и нормального полива. На килограммы ее практически никто из выращивающих эту сладкую ягоду на своих участках и не продавал: весь товар мерялся пол-литровыми баночками, что расходились за каких-то минут десять не дешевле восьми гривен. Привозной было как никогда много и шла она по семнадцать гривен за килограмм, но ни вкусом, ни видом, ни запахом и рядом не лежала с пахучей местной.

Сейчас пошел второй урожай ягод, но стоимость баночки клубники поднялась до пятнадцати гривен, малины – до двадцати. Персики, урожай которых в Крыму обещали небывалым, на керченские цены почти не повлиял: что у частников, что в торговой сети стоимость, как в советском государстве, единая: пятнадцать гривен за килограмм. Груши и яблоки уступают им ценой каких-нибудь две-три гривны да и большая их часть опять-таки завезена в Керчь из Старого Крыма, Нижнегорского и Джанкойского районов. Окраинная география Керчи заметно сказывается на местных ценах даже на тех же петрушке-укропе, основная часть которых на местных рынках продается перекупщиками, ранним утром приобретающими их огромными пучками у заезжих оптовиков. Как и початки молодой кукурузы.

— Коровы наши, как верблюды, колючкой кормятся, — невесело говорит продавщица молочного Лена из пригородного села Челядиново. Это тоже результат многомесячной летней засухи, мгновенно отыгравшейся на ценах. Не успели керчане вдоволь наесться относительно недорогой домашней молочной продукции, как она подорожала. Невиданное дело, но молоко у частников уже месяц как идет по семь гривен за литр, а десяток яиц — за тринадцать.

Несмотря на низкую покупательную способность местных жителей, продавцы домашней молочки крепко держат ценовую оборону, предпочитая высиживать на рынке часами, чем уступить хоть гривну. Если еще два-три года назад на районных рыночках их продукция уходила влет благодаря отдыхающим, скупавшим домашнюю молочку в таком количестве, что казалось, будто наедались они в три горла, то сейчас Керчь большим числом «диких» курортников похвалиться не может. Те, кто доехал сюда в поисках относительной крымской дешевизны или в гости, предпочитают не париться на кухнях, а отдыхать в пансионатах.

Что и сказать, отдыхающих город-герой ценами, как бывало, не балует. Не Ялта, конечно, но дешевизна продуктов явно уходит из керченских курортных приоритетов. Те, кто надеялся побаловать себя вкусной местной рыбой, оказался в пролете: таких цен, как в этом году, город еще не видел. Сезон лова лобана мало что исправил в ценовой политике на рыбных рынках Керчи: он идет по пятьдесят гривен за килограмм.

Можно, конечно, переключиться и на бычка, который и самый отборный стоит не дороже десяти гривен, но тем отдыхающим, кто все же решил распробовать настоящую керченскую рыбу, приходится раскошеливаться. И очень-очень. Например, на камбалу, что идет на центральном рынке города по сто двадцать-сто тридцать за килограмм. Или отборный сарган, за килограмм которого просят сто гривен. А можно еще побаловать себя местным рыбным лакомством – галаганом – высушенной лобаньей икрой по семьсот гривен за кило.

Мало кто из коренных керчан, знающих толк в галагане и умеющих его готовить, может позволить себе роскошь купить рыбный деликатес на рынке. Тем более что и местный рыбак пошел хитрющий и ни за что не продаст икряную рыбу, а сначала выпотрошит ее на своей кухне и только потом пустит в торговый оборот. Так что обещанное правительством подорожание красной икры – приметы Нового Года – для керчан ничто по сравнению с будничными ценами.

К тому же кто сейчас задумывается о новогоднем застолье и заморской красной икре, когда на носу заготовительный сезон! По таким ценам, если нет своего огорода или дачи, много банок с огурцами-помидорами не накатаешь, картофеля, как водится, мешками не накупишь, если только оптовики не завезут его в город из других регионов.

Хорошо бы выпустить сельскохозяйственного министра на обычный городской рынок, чтобы он понюхал, каково это каждодневно распределять личный кошелек на такие цены и воочию увидел, к чему приводит сдерживание цен на хлеб. Когда это производитель, насильно вынужденный подчиняться решениям партии и правительства, работал себе в убыток?

Вот и керченские хлебопеки, вместе с коллегами вынужденные держать цену на социальные виды продукции, наверстывают упущенное на другом своем товаре. Выпечка поджорожала просто немыслимо. Например, круассан, ничего общего не имеющий со знаменитой французской булочкой, стоит в Керчи без пяти копеек четыре гривны, полюбившиеся местной и приезжей детворе пончики с фруктовой начинкой на два укуса — три с полтиной. Так что гривной на булочку школьнику родитель не отделаются – этих денег ни на что другое, кроме сигаретки, не хватает.

В летний сезон советские газеты непременно радовали своих читателей статьями под названием «Зима спросит строго». В последние годы эти названия обычно предваряют публикации о проблемах недоплат в топливной сфере, а ведь если вдуматься, то с неурожая и отсутствия овощехранилищ зима спрашивает с не меньшей строгостью. Прежде всего – ценами на продукты питания. Как ни крути, а отопительный сезон длится пять-шесть месяцев, а то, что не уродилось, аукается целый год, до будущего урожая. Люди ели, едят и будут есть каждый день. А вот на вопрос, что – ответит та же зима, которая в точности расставит продуктовые приоритеты в рационе населения: красная икра или хамса, стейк или суповой набор, бананы или картошка.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

На Ивана на Купала мы затратились немало…

Юрий ПОЛЯКОВ

Алексей Ермолин: Сломать им меня не удалось, скорее наоборот, закалили

.

Первым пришел Татарстан

.