Крымское Эхо
Архив

На инженера — столяра рассчитайсь!

На инженера — столяра рассчитайсь!

Представьте на минуточку, что вы стали респондентом проводимого соцопроса на тему «Работаете ли вы по специальности?» И что бы вы ответили? Наверняка больше половины опрашиваемых дали бы отрицательный ответ и подвели под него «теоретическую» базу со ссылками на отсутствие работы, семейные обстоятельства, уровень оплаты труда.

«Смешение» профессиональных «жанров» произошло не сегодня: девяностые годы вкатали в асфальт безработных инженеров, бастующих от безденежья учителей и врачей, вынужденно поменявших свои дипломы на зыбкую стабильность коммерции.

За два десятка лет возник целый класс профессионально нереализованных специалистов, которым штампуют дипломы государственные и коммерческие вузы, открывавшие филиалы чуть не по деревням. И хорошо еще, если они вообще находят работу, потому что о профильности речь давно не идет.

Наконец эту, ни в какие ворота не лезущая ситуацию, когда юрист торгует секонд-хендом, менеджер работает продавцом-консультантом, реабилитолог управляет общим отделом во властной структуре, а преподаватель украинского языка заправляет русскоязычным сайтом, намерены взять под свой контроль законодатели. Госдума предлагает внесение поправок в Трудовой кодекс, согласно которым работать можно будет только по специальности, указанной в дипломе.

Обкатают это нововведение на государственных служащих, которых оно коснется уже с 2016 года, а с 2020-го поблажек не будет никому. Для каждой профессии планируется разработать стандарт, одним из главных критериев которого при приеме на работу станет профильное образование. «Государство должно дать ясный сигнал, что стандарты будут внедрены на практике, — констатировал президент России, — поэтому предлагаю начать, что называется, с себя: профстандарты в первую очередь должны стать обязательными для госорганизаций, для госкомпаний, для бюджетных учреждений».

И хотя для Крыма никаких исключений не предполагается, крымский парламент отчего-то пошел своим путем, приняв в первом чтении поправки в закон о муниципальной службе в Республике Крым, который разрешает до 2018 года брать на работу на главные и ведущие должности муниципальных структур людей без высшего образования.

Таким образом, наши парламентарии решают кадровый вопрос нехватки квалифицированных кадров в сельской местности, не давая себе труда задуматься над иными вариантами. По сути дела они продолжают гнуть прежнюю линию, позволяющую работать на госслужбе «хорошему человеку». А поскольку крымские депутаты своим решением фактически выступили против намерений своих старших товарищей, мы не могли остаться в стороне и не поинтересоваться мнением их избирателей.

Татьяна Сафина,
начальник архивного отдела Керченского горсовета:

— Очень положительно отношусь к требованию работы по специальности и считаю его правильным и своевременным. Ты не можешь стать врачом или лётчиком, если у тебя нет соответствующего диплома. Каждый человек должен работать по специальности. Однако никому не возбраняется получать образование во второй, третий раз, иметь несколько дипломов и специальностей, но в каждой сфере должны работать профессионалы. Посетитель, придя на прием к руководителю или рядовому исполнителю должен быть уверен, что с ним разговаривает, его консультирует компетентный специалист, который не всучит правовой документ из другой «оперы».

Так же и чиновник. Он ведь работает в каком-то конкретном отделе, управлении, департаменте и должен соответствовать его профилю своей специализацией, а не занимать место во властных структурах только потому, что у него есть диплом о высшем образовании и он вроде как по уровню образования формально соответствует стандартному требованию.

Галина Мазилова,
советник председателя Керченского горсовета, кандидат психологических наук:

— Профессионально мы затачиваемся под определённую специальность в юности. У меня есть масса коллег, у которых психология является вторым образованием. Не бывает второго образования, вот не бывает! Образование получается в молодости, оно бывает человеком удачно или неудачно реализовано. Свои мышление, менталитет, мировоззрение, образ мысли и способ решения проблем человек формирует на основе своего образования. Я стала психологом в двадцать два года, а по жизни мне пришлось работать редактором газеты, преподавателем вуза, чиновником, но везде я несла свой профессиональный элемент понимания мира. Это мое профессиональное понимание.

Личностное понимание несколько иное. В процессе жизни мы меняемся. Человек – это не стабильная субстанция, а развивающаяся. То, кем я была в двадцать два, скажем, в сорок два и пятьдесят два – это всё разные люди. Я имею право расти не только вверх, как пальма, а еще и вширь, проявляя себя в разных ипостасях. Человеку свойственная разнопрофильность, разнонаправленность: он растет в одном направлении, а потом набирает разные умения, объединяет их и направляет в какой-то вектор.

Поэтому у меня двоякое отношение к решению, согласно которого работать можно будет только по специальности, указанной в дипломе: есть исключения, когда люди отходят от своего первоначального образования и находят себя и хорошо проявляются в другой специальности и даже иной сфере. Здесь не может быть однозначного и безапелляционного решения.

Сергей Охрименко,
председатель профкома ОАО «Керченский судостроительный завод»:

— Может быть, я несколько иначе интерпретирую решение Госдумы, но понимаю его так, что везде должны работать профессионалы. Когда человек учился по специальности и работает по специальности – это очень хорошо, потому что он, во-первых, понимает то, чему его учили, а во-вторых, разбирается в том, что делает. Для меня, например, совершенно непонятно, как могут заниматься работой неподготовленные и необученные люди.

У людей моего поколения в этом плане было все проще: мы получали образование и распределение, приходили на предприятие молодыми специалистами, где нас ждали и еще многое давали, в том числе обучение на практике.

А нынешние студенты не имеют связи с производством, их отпускают с дипломом в свободное плавание, и они должны сами определиться, куда им идти. Зачастую то предприятие, куда они приходят, не готово их взять, и дальше начинаются мытарства: дипломированные специалисты сталкиваются с тем, что их образование никому не нужно, и они просто вынуждены заниматься работой, которой не обучались. Через какое-то время они приобретают навыки в этой работе, и вот тогда происходит нонсенс: образование одно, работа в другой области, а они начинают мнить себя большими профи в новом деле. Иной раз действительно безосновательно.

Есть и еще один аспект. Сейчас нередко молодые получают образование, в том числе и высшее не по призванию, а потому, что у его родителей хватило денег на обучение в родном городе, где есть только два техникума, четыре ПТУ и один институт. Или есть шанс учиться на бюджете, но получить мало востребованный по сегодняшнему времени диплом инженера и радоваться тому, что сумел утроиться с ним продавцом-консультантом.

Александр Забелин, начальник КРЭСа:

— Может быть, кто-то посчитает, что я работаю не про специальности, имея диплом инженера-электромеханика института инженеров железнодорожного транспорта, но в моем случае никакого противоречия нет: реализовал себя профессионально в иной сфере. У каждого человека, имеющего определенную специальность, все равно должен быть какой-то коридор, по которому он вправе двигаться, слегка отклоняясь от маршрута, но, не заходя в чужой.

По моему убеждению, человек должен работать близко по своему профилю, а не так, чтобы энергокомпанию возглавлял выпускник конно-балетной академии.

Лариса Жихарева, педагог:

— За тридцать пять работы в школе мне доводилось встречать инженеров, преподающих информатику, портных, работающих учителями домоводства, офицеров, читающих курс начальной военной подготовки. И я не могу сказать о них дурного слова, потому что и без специального педагогического образования они умели найти подход к детям, чем, к сожалению, не всегда могут похвастать дипломированные педагоги.

Но, наверное, все же лучше, когда человек работает по своей специальности, но в этом случае избранное дело непременно должно быть любимым, иначе будет так, как сейчас, когда при острой нехватке врачей выпускники мединститутов идут в фармацевты, педагоги переучиваются на психологов, лейтенанты рвутся в коммерцию.

Инна Философова, пенсионерка:

— Везде должны работать профессионалы – тут меня не переспорить. Безусловно, технические новации и в первую очередь компьютеризация очень изменили даже такую профессию, как библиотекарь, и многим стало казаться, что можно обойтись без специальных знаний. Не надо корпеть над составлением каталогов, выписывать карточки на каждую книгу, газетную или журнальную статью, когда это все теперь находится в памяти компьютера, но отчего-то забывают, что данные в машину вводит не он сам, а человек.

Поэтому в библиотеках теперь так много инженеров, медработников, преподавателей, считающих, что раз они освоили компьютер, то уж кем-кем, а библиотекарем работать им труда не составит. Зачем им, как теперь говорят, «париться» с библиографией с библиотековедением, чтобы знать правила составления каталогов, формирования фондов, организацию работы с фондами, литературой и читателями, когда есть всезнающий компьютер?..

Это просто тип современного Митрофанушки, только тому не нужна была география, что извозчики довезут, а нынешним – профессиональные знания, потому что есть компьютер и интернет.

Константин Черногор, предприниматель:

— Это намерение по сути чушь. Если специальность определяется дипломом, то это устанавливает человеку предел, подает сигнал «выше не прыгать». А как быть, если повар еще и талантливый администратор, а хороший столяр обладает коммерческой жилкой? Остановиться в развитии, замереть на уровне диплома ПТУ, полученного в девятнадцать лет?

Я по роду своей деятельности часто сталкиваюсь с абсурдом, когда люди путают понятия специальность и род деятельности. Например, я по специальности инженер-металлург, но это вовсе не означает, что свой бизнес должен был открыть в этой сфере. Я знаком со многими людьми, которые сделали бизнес на своем хобби, занялись производством кукол, вязанием одежды, ландшафтным дизайном, и он пошел у них лучше, чем у тех, кто имеет диплом профильного вуза.

Это, наверное, замечательно, когда человеку удается реализовать себя в своей специальности, но в бизнесе, например, мне только однажды повезло встретить человека, который сумел удачно вписал свою специальность в коммерцию. Эта женщина когда-то окончила Ленинградский институт текстильной и легкой промышленности, много лет работала на обувной фабрике, а после ее закрытия, получив, кстати, второе высшее образование психолога, вернулась к первой, технолога по коже, и стала делать бижутерию и детали дизайнерского интерьера из кожи. А мы с партнером больше двадцати лет ведем совместный бизнес, довольствуясь своими специальностями инженера-металлурга и преподавателя физвоспитания.

Дмитрий Цыслов, инженер:

— Мне страшно представить, что кто-то возьмет меня за шкирку и макнет в полученную по диплому специальность инженера-технолога рыбного производства. И не сказать, что я ничем не обязан своему институту, где меня учили и образовывали, но он был выбран не по желанию, а от безысходности девяностых, когда голова у меня на плечах была, а денег у матери на мое образование не было. И я пошел учиться в совершенно неинтересный для меня вуз, хотя со школьной скамьи мечтал стать компьютерщиком.

И стал им благодаря тому, что занимался самообразованием, устроившись работать, стал ездить на различные курсы и, наконец, получил работу в солидной европейской фирме, где, кстати, пройти тестирование и собеседование очень сложно, но там, однако, никто не додумался сверять мой профессионализм с дипломом.

Илья Лисичкин, сам себе работодатель:

— По диплому я инженер-механик летательных аппаратов и по идее должен был не вылезать с Байконура и Плисецка, отправляя в космос ракеты. Однако по специальности ни дня не работал и ничуть о том не сожалею, хотя учиться было здоровско и вкусно прожитые студенческие годы в Национальном аэрокосмическом университете имени Жуковского – ХАИ всегда вспоминаю с удовольствием, а преподавателей с огромной благодарностью за правильно вставленные мозги.

А когда я у какого-то англичанина вычитал, что с техническим образованием человек может работать в любой сфере, а гуманитарий ограничен в выборе, я перестал жалеть, что не стал переводчиком и еще больше зауважал свою специальность, открывающую, как выяснилось, передо мной огромные перспективы. А тут и примеры с экрана телевизора стали буквально падать в руки. Оказалось, люди творческих профессий – музыканты, поэты, оперные исполнители, писатели-сатирики — чуть ли не поголовно имеют техническое образование, которое развивает в человеку логику и тягу к поиску неординарных решений.

И теперь, пройдя путь от КВНа до телевидения, я уверен, что творческие профессии вообще не должны иметь профессиональных ограничителей. Кто сказал, что прекрасно пишущий инженер не может быть журналистом, если он к тому же еще и разбирается в экономике, когда журналист по диплому излагает свои мысли коряво? Вспомните Макаренко, который признан в мире одним из величайших педагогов притом, что он был чекистом. Конечно, есть сферы, куда допускать без специальной профессиональной подготовки нельзя, та же медицина. Но эти исключения только подтверждают правила.

Игорь Никитенко, предприниматель:

— Мне, честно говоря, эта идея совсем не по вкусу. Эти притянутые за уши ограничения искусственно создают некую кастовость, ограждают определенные сферы деятельности, метят свои углы выходцами из номенклатуры и элиты. Все эти заградительные меры приведут в итоге к тому, что мы и сейчас уже имеем в довольно развернутом виде: дети номенклатуры и элиты получают доступ к престижным специальностям и занятию престижными и обогащающими их видами деятельности. В вузы типа МГИМО, МГУ и другие «вышки» такого рода будет поступить еще сложнее, потому что специальность и профессиональные стандарты станут шлагбаумом на пути умного, предприимчивого, но не имеющего нужного диплома человека.

Вадим Кутузов, руководитель территориального отделения Фонда общеобязательного социального страхования на случай безработицы Республики Крым в Керчи, депутат горсовета:

— С точки зрения требований к вакансиям всё верно, а с другой стороны, нет ответа на вопрос, как быть с нетрудоустроенными специалистами в силу их профессиональной невостребованности. В свое время керченский филиал ТНУ навыпускал (другого слова не подберешь) заведомо безработных реабилитологов и экологов, фактически дезориентировав в профессиональном выборе выпускников школ. Поэтому каждая вузовская специальность должна быть подкреплена перспективами профессионального трудоустройства, а не желанием быстро и задешево получить диплом о высшем образовании.

Огромное число безработных с дипломами о высшем образовании вконец разбаловали работодателей, наотрез отказывающихся трудоустраивать секретарём руководителя выпускницу профессионального училища и совершенно безосновательно требующих от претендентки два диплома о высшем образовании и знание иностранных языков для работы в фирме «Рога и копыта».

Нина Шестакова,
заведующая библиотекой Керченского историко-культурного заповедника:

— Жесткое требование соответствия специальности занимаемой должности коснется очень многих и в первую очередь тех, кто вынужденно поступился дипломом и любимым делом ради хорошего заработка и материальной возможности обеспечить семье достойное содержание. Что прикажете делать молодому специалисту-историку, которому в университете предлагают работу на кафедре за шестнадцать тысяч рублей в месяц, а логистическая фирма – шестьдесят, когда у него неработающая жена, маленький ребенок и съемная квартира? Днем писать диссертация, а ночами разгружать вагоны?

Или может быть, понять наконец, что грамотный, хорошо образованный человек легче осваивает новое дело, понимает необходимость профессионального самосовершенствования и проще обучается, потому что имеет образовательный базис, обладает логическим мышлением и творческими задатками для развития?

 

apteka.potrebitel.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Лафа для коррупционеров:

Пётр КАЧИНСКИЙ

В принципе, у нас все дешево

Татьяна ГЛЕБОВА

«Удивительное рядом, но оно запрещено»

.