Крымское Эхо
Новороссия

На фронте без перемен

На фронте без перемен

УКРАИНСКАЯ АРМИЯ ГОТОВИТСЯ К НАСТУПЛЕНИЮ

Количество нарушений Минских договоренностей в части прекращения огня (по другим пунктам Минские соглашения вообще не реализуются и вряд ли будут реализовываться когда-либо) возросло настолько, что пришлось изменить методику их подсчета. Если до недавних пор нарушением «режима тишины» считался каждый залп или выстрел, то уже с 13-14 апреля случаи несоблюдения соглашения о прекращении огня стали считать по «сериям». Ничего иного и не остается, так как на некоторых участках линии боевого противостояния армий Донецкой и Луганской народных республик и Вооруженных сил Украины за одну лишь минуту раздавались по 3-4 орудийных залпа.

По итогам суток 14 апреля (по состоянию на утро 15 апреля) таких «серийных» нарушений огневого перемирия на фронте, занимаемом армией ЛНР, насчиталось 89, а на линии, контролируемой Вооруженными силами ДНР — 60, но суммарная плотность огня Донецком фронте была заметно выше, чем у соседей.

Украинские силовики продолжают использовать свое «территориальное преимущество». Площадь ближнего и более глубокого тыла у Вооруженных сил Украины существенно больше, чем у защитников Донбасса. Армия ДНР, как и прежде, контролирует юго-восточный «угол» бывшей Донецкой области. Народная милиция ЛНР — южную половину Луганской области, в тех границах, которые регион имел на административной карте Украины.

В то же время украинские военные откровенно манипулируют перемещениями артиллерии калибром выше 100 миллиметров, изображая ее отвод на отдельных участках. Но это делается только для того, чтобы пушки и ракетные системы залпового огня, совершив объезд некоторой местности, вновь появились в непосредственной близости от линии фронта. Получается что-то вроде «карусели», когда на смену будто бы отведенным «стволам» вскорости приезжают точно такие же.

У донецкого и луганского ополчения тыл совсем не такой глубины, как у их противника, поэтому разного рода манипуляциями здесь даже при большом желании заниматься было бы попросту негде.

Используя это и некоторые другие преимущества, украинские войска 13 апреля предприняли наступательную операцию со стороны поселка Пески в направлении Донецкого аэропорта и поселка Спартак. Ополчение держалось стойко, но в первый день атак украинским силовикам удалось продвинуться вперед. Тут свою роль сыграла недооценка командованием сил ополчения намерений и возможностей противника.

Со стороны украинской армии наступательная вылазка преследовала несколько целей. Как это бывает в таких случаях, практически всегда ставилась задача прощупать оборону противника и по возможности закрепиться на захваченных позициях. Атака на аэропорт и поселок Спартак была также первой относительно крупной операцией сил «Антитеррористической операции» во вновь наступившем весеннем сезоне. Надо было проверить на деле, как войска адаптировались к смене времен года. Тем более, что вступающий в свои права теплый сезон во всех войнах является периодом интенсивных боевых действий.

За зиму в украинские войска поступило необстрелянное пополнение в живой силе и боевой технике. Следовало проверить, как они покажут себя на реальном поле боя. Наконец, для украинской армии особенно после дебальцевского «котла» важен моральный и информационный эффект от хотя бы минимального успеха. А учитывая то, что направление со стороны аэропорта и поселка Спартак потенциально остается самым опасным для столицы ДНР, то даже продвижение на несколько сот метров украинская пропаганда сразу бы стала преподносить как безусловную победу силовиков и поражение «террористов». Что, собственно, и происходило на протяжении двух суток: 13 и 14 апреля.

Но уже к концу дня 14 апреля ситуация в основном вернулась к прежнему состоянию: позиционной войне с более или менее частыми артиллерийскими перестрелками. Хотя операция, предпринятая украинской армией, по своему масштабу носила тактический характер, однако уроки из напряженных боев, продолжавшихся без перерыва около двух суток, командование сил ополчения должно вынести довольно серьезные.

Главный из этих уроков, очевидно, тот, что противник со своей стороны также проведет «разбор полетов». И уж в следующий раз обязательно постарается применить полученный опыт при введении в действие более крупных сил и на более широком участке фронта.

Вторая проблема в том, что, коль уж армия ДНР так или иначе связана Минскими договоренностями о прекращении крупномасштабных боевых действий, то непременно надо совершенствовать линию укреплений. Противостоящая сторона ведет себя так, словно она не связана ничем и поэтому атаковать в очередной раз сможет, как только сочтет нужным. И также не следует сомневаться в том, что, затевая следующую операцию тактического масштаба, противник будет держать в уме расчет на то, что представится возможность перевести ограниченную атаку во что-то большее.

И в марте, и в апреле нет недостатка в прогнозах относительно сроков возможного наступления украинских войск на Донбасс. В качестве критического указывают на период времени с 16 апреля по 9 мая.

В реальности, на 16 апреля положение пока таково, что наиболее «горячими» участками на Донецком фронте остаются ставшие уже традиционными: это район Донецкого аэропорта, поселок Спартак и приазовский поселок Широкино. Но Широкино все же «точка» более локального масштаба. Обострение же ситуации вокруг аэропорта и близлежащего к нему Спартака, пор прежнему представляет прямую опасность для Донецка. Эта зона боев, наиболее близкая к столице ДНР.

Складывается впечатление, что командование ВСУ, не придумав по каким-то причинам ничего более нового, опять пытается использовать прием прошлогодних лета и осени: сконцентрировать под Донецком самую крупную группировку своих войск, чтобы держать в постоянном напряжении силы донецкого ополчения.

Если вдруг украинское командование предпримет наступление на столицу ДНР, то и в этом случае будет опираться на фактор численного (хотя и не качественного) превосходства своих сил над армией Донецкой Народной Республики. Из-за сохраняющегося численного перевеса у противника, командованию ополчения не так просто перебрасывать крупные контингенты к Донецку, даже если ситуация вокруг столицы республики станет угрожающей. Если же часть сил ополчения все-таки понадобится перебросить к Донецку, то это может означать ослабление прикрытия Горловки, Дебальцево, Тельманово или каких-нибудь других жизненно важных для ДНР участков фронта. Командованию ВСУ об этом, так или иначе, станет известно, и оно постарается осуществить на ослабленном участке фронта дополнительный удар.

Таковыми, в общих чертах, представляются расчеты штабов ВСУ. Эти предположения подкреплены тем, что же сейчас под Донецком, в основном в районе города Авдеевки и поселка Пески, собраны более 100 единиц украинской бронетехники. А так как танки и самоходные артиллерийские установки без поддержки пехоты в атаки не ходят, то логично предположить, что украинское командование позаботилось и о пехотном обеспечении возможной наступательной операции. И вполне вероятно, что вся эта сосредоточенная группировка ждет сигнала к наступлению.

Но с другой стороны, есть немало признаков того, что украинская сторона продолжает вести линию на затягивание конфликта, чтобы он для двух республик Донбасса принимал все более изматывающий характер.

Наступающий теплый период года обещает быть сезоном горячих фортификационных работ. Петр Порошенко уже распорядился построить в донецких и луганских степях свыше 300 фортификационных сооружений. Стальные конструкции для них поручено изготовлять трем заводам в Харькове. Ответственность за строительство полевых укреплений распределена между регионами. К примеру, Харьковская область отвечает за возведение 31 укрепленного объекта.

Не забыты и военные коммуникации. Инженерно-саперные подразделения украинской армии уже укрепили понтонный мост через речку Казенный Торец на магистральной автостраде Харьков – Ростов-на-Дону. Мост находится в районе Славянска, неподалеку от поселка Семеновка. По этой понтонной переправе тяжелую боевую технику можно перебрасывать со стороны Харькова и Изюма в Артемовск или на подступы к Горловке.

В пользу «осадного» сценария развития событий говорит и предстоящее прибытие на Яворовский учебный полигон ВСУ (Львовская область) американских и канадских инструкторов. Как выяснилось, большинство из направляющихся на Украину инструкторов по специальности – минеры, а боевой опыт они получали в Афганистане, устанавливая минные заграждения на подходах к главной базе Западного воинского контингента в стране гор – Баграму.

Из всего этого может следовать и то, что киевская власть по наущению своих американских и европейских покровителей вознамерилась возвести на линии боевого соприкосновения своих войск с армиями ДНР и ЛНР глубоко эшелонированную полосу укреплений, да еще ее и заминировать.

Но к чему бы ни готовились украинские военные, ближайшее время при любых раскладах обещает быть напряженным. Минский процесс Киеву если и нужен, то только для прикрытия военных приготовлений. На утро 16 апреля стало известно, что киевское правительство все же уведомило ОБСЕ о назначении своих полномочных представителей в подгруппы по урегулированию отдельных вопросов, составляющих Минские договоренности. О создании таких подгрупп было объявлено еще 13 апреля, сразу после завершения переговоров министров иностранных дел России, Германии, Франции и Украины в Берлине.

На фронте же тем временем без существенных изменений. В том смысле, что тенденция к обострению обстановки очевидна.

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Как нам обустроить нацистов?

О клоунах и самолетах

Игорь СЫЧЁВ

Не хватает событий

Игорь СЫЧЁВ