Крымское Эхо
Новороссия

На Донецком фронте — восьмимартовское обострение

На Донецком фронте — восьмимартовское обострение

Встреча министров иностранных дел стран «Нормандской четверки», собиравшаяся 3 марта в Париже, закончилась тем же, чем и предшествующие мероприятия такого рода: ничем.

Хорошую мину при неудавшейся игре, в силу дипломатического протокола, попыталась, правда, сделать принимающая сторона. Вышедший к прессе глава французского внешнеполитического ведомства Жан-Марк Эйро выдал не слишком вразумительный спич: «Нет ничего более бесполезного, чем переговоры, не приносящие результата. Но о нашей встрече такого не скажешь».

Смысл произнесенного министром иностранных дел Франции можно истолковать так, что переговаривающиеся стороны встретились, поговорили и на том разъехались. Условившись, однако, встретиться как-нибудь вновь.

***

Если призрачную пользу от пустопорожних переговоров каким-то образом можно еще ловить в дипломатических коридорах, то на полях, где продолжается вооруженное противостояние, все обстоит конкретно. Киевская власть для того и старалась провалить встречу во французской столице, чтобы на Донбассе все оставалось по-прежнему: договоренность о прекращении огня вроде бы никто не отменял, но украинские военные то и дело выставляют себя пострадавшей стороной. Это их «боевики» обстреливают днем и ночью, а армейская группировка, осаждающая мятежный регион уже почти два года, все время вынуждена оборонятся.

Последствия такой «обороны» сейчас часто попадаются на окраинах Горловки. В этих местах саперы армии ДНР каждый день находят неразорвавшиеся боеприпасы. На полях, в посадках так же, как рядом с жилыми домами, валяются мины, снаряды и гранаты, впущенные их ручных гранатометов. Видно, что эти боеприпасы десятилетиями хранились на армейских складах, пока не понадобились украинской армии.

По этим опасным находкам также видно, что киевская власть прекращать войну против Донбасса и не собирается. Со складов, доставшихся ВСУ в наследство еще от советских времен, забирают снаряды, годящиеся уже только для утилизации, и отправляют на позиции. И понятно, почему так. Боевые действия киевской власти нужно продолжать любыми способами, иначе вся «революция достоинства» потеряет предмет своего существования.

Одной стрельбы на суше киевской власти уже мало. Чтобы доказать Европе и остальным, будто Украина занята отражением российской агрессии, командование украинской армии изображает военную угрозу там, где ее нет и близко.

Пресс-служба ВСУ, например, 7 марта объяснила, для чего инженерные подразделения отрабатывают под Мариуполем операцию по минированию побережья и акватории Азовского моря. «Подразделения инженерных войск вооруженных сил Украины, — говорится в сообщении, — находятся в состоянии постоянной боевой готовности по установке минно-взрывных заграждений на определенных участках Азовского моря в случае возникновения угрозы высадки десанта противника с катеров и малогабаритных судов».

В распоряжении вооруженных сил ДНР боевых плавсредств, как известно, нет. Им попросту негде базироваться. Но Киев, чтобы напустить как можно больше беспокойства Берлину, Парижу и другим европейским столицам, ведет себя так, будто морской десант вот-вот появится со стороны Таганрога или Ростова-на-Дону. Пусть не забывают, кто и от кого защищает сегодня европейскую цивилизацию!

Донбасс в Киеве считают отколовшимися задворками Европы. И чтобы в просвещенном европейском доме не расслаблялись, украинские орудия и минометы беспрерывно колотят по этому отрезанному ломтю.

***

Вечером 5 марта под обстрел попал разрезанный пополам линией фронта поселок Зайцево. Огонь украинские военные вели из минометов, гранатометов, пушек, установленных на боевой технике: БМП-1 и БМП-2. Один из снарядов угодил в здание горловской школы № 15 (поселок Зайцево — пригород Горловки, входящий в городскую черту). Обстрелы позиций войск ДНР и жилых кварталов на Горловском участке линии фронта в последние несколько недель стали более частыми и ведутся они в любое время суток.

Обстановка на участке фронта под Ясиноватой отличается тем, что украинская сторона не прекращает здесь попыток испытывать на прочность линию обороны армии ДНР, прикрывающую город Ясиноватую и направление на Макеевку.

Серьезный бой на подступах к Ясиноватой вспыхнул 6 марта и продолжался несколько часов. Помимо почти никогда не умолкающих здесь минометов и автоматических гранатометов, украинские военные пустили в ход и более тяжелый калибр. «Бахали» орудия калибра 122 миллиметра, и несколько раз был и явственно слышны залпы 152-миллиметровых гаубиц. В обстреле позиций армии ДНР участвовали и танки противника.

Приближались три выходных дня — 6, 7 и 8 марта — по всему было видно, что украинские военные «пристреливаются», чтобы как следует отметить праздник. По части стрельбы, украинскому воинству все равно, что отмечать: хоть мужской день, хоть женский. Расход боеприпасов должен быть, как на войне. И если уж на прошлой неделе Европа и НАТО «обрадовали» Киев тем, что бывшую Украину не возьмут нив Европейский союз, ни в военный альянс, как минимум, в течение ближайших 25 лет, то киевская власть и это известие истолковала в своем духе. Она готова стрелять по Донбассу еще четверть века, лишь бы ей хоть что-то подбрасывали на содержание.

***

Подвезя к позициям за день 7 марта не только горючее, но и боеприпасы, украинские военные продолжили привычное времяпрепровождение. Огневые подразделения ВСУ продвинулись в буферную зону, прилегающую к трассе Донецк-Горловка и открыли стрельбу. Огонь велся из всех видов оружия, имеющегося в распоряжении украинской армии на этом участке линии противостояния. Командование армии ДНР было вынуждено перекрыть на время движение автотранспорта через Ясиноватский блокпост.

Наблюдатели от ОБСЕ даже за два дня до очередного обострения обстановки пожаловались, что также в районе Ясиноватой их миссия попала под обстрел украинских военных. Выпущенная оттуда мина разорвалась менее чем в 100 метрах от машины с опознавательными надписями «OSCE — ОБСЕ».

На жалобу международных наблюдателей украинская сторона отреагировала так же, как и обычно: никак. А миссия от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, в свою очередь, опять ничего кроме дежурной жалобы не выдала. Но так бывает и в случаях, когда мины и снаряды взрываются не только поблизости от автомобилей международных наблюдателей, а и рядом с домами жителей Ясиноватой, Донецка и всех остальных обстреливаемых населенных пунктов Донбасса.

Отсутствие должного реагирования на стрельбу из армейского оружия со стороны ОБСЕ наводит на мысль, что сама эта организация не считает Донецкий бассейн частью Европы. Иначе сама бы география требовала бы от организации с таким статусом выводить на чистую воду тех, кто обстреливает гражданское население и полномочных международных представителей.

Но если Донбасс — не Европа, то, тем более, что тут делает Украина, которая склоняет себя только как «европейская держава»?

Но, пропустив мимо ушей обстрел, под который едва не угодили сами, наблюдатели ОБСЕ, со своей стороны фактически поспособствовали и восьмимартовскому обострению на Донецком фронте.

***

Вообще, ночь на 8 марта выдалась на всей линии огня «громовой» и «фейерверочной». В течение 12 часов грохотало западное направление. Сильный огневой бой шел под поселком Трудовские. Украинские военные и там ввели в дело автоматические гранатометы, зенитные установки, орудия боевых машин пехоты.

Поселок Старомихайловка после 18 часов вечера 7 марта вновь попал под огонь со стоны Красногоровки. Ранним утром 8 марта украинские позиции опять «подали голос» из минометов и гранатометов.

Контрольно-пропускной пункт на пути от Марьинки в Донецк украинские военные закрыли еще 5 марта и за последние трое суток, лишь дважды разрешали проезд через этот КПП. Но такие «окна» оставались открытыми на протяжении не более 20-30 минут.

Такая же картина складывалась и в направлении поселка Пески. Бой с применением различных огневых средств не стихал до утра Международного женского дня.

К празднику украинское командование, конечно, подготовилось. В Авдеевку даже был прислан карательный батальон «Львов», понадобившийся для того, чтобы не расслаблялся местный гарнизон. В этом смысле цель была достигнута. «Фейерверк» от Авдеевки в сторону Ясиноватой горел также всю ночь с 7 на 8 марта.

Восьмимартовский обстрел, так же, как и другие схожие мероприятия, сопровождался полетами беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), которые вели корректировку огня. Вражеские «дроны» были замечены над поселком Гладковка в Киевском районе столицы ДНР, над Ясиноватой и Красногвардейским районом Макеевки. Больше всего беспилотников с украинской стороны было запущено под Горловкой, где в распоряжении ВСУ есть не менее десятка БПЛА. Но, также над Горловкой, бойцы армии ДНР в ночь на 8 марта сбили один беспилотник. Еще одного «дрона» украинская сторона потеряла над Гладковкой.

Восьмимартовское обострение на Донецком фронте, если учитывать все предшествующие приготовления украинских военных, было предсказуемым и ожидаемым. И сложившаяся обстановка также подсказывает, что это обострение в первом месяце весны будет совсем не последним.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Момент истины

Игорь СЫЧЁВ

В Москве ждут министров, в Киеве — инструкторов

Игорь СЫЧЁВ

Война в законе и на поле боя

Игорь СЫЧЁВ

Оставить комментарий