Крымское Эхо
Блоги Поле дискуссии

На что похож российско-украинский конфликт

На что похож российско-украинский конфликт

РУССКО-ШВЕДСКАЯ ВОЙНА 1808-09 ГГ.
КАК АНАЛОГИЯ СОВРЕМЕННЫМ СОБЫТИЯМ

В оценке мировых событий часто прибегают к историческим аналогиям. Несмотря на всю ограниченность и неточность этого метода, обойтись без него не получается. Такова особенность политической реальности, особенно в период кризисов. Слишком велика неопределенность и исходных предпосылок, и возможных результатов для применения точной формальной логики. Историческая аналогия в таких условиях становится, пусть и неточным, но интересным методом прогнозирования событий.

Все вышесказанное в полной мере относится и к нынешнему российско-украинскому конфликту. В аналитике и публицистике в его оценке предлагается много аналогий: это и советско-финляндская война 1939-40 гг., и «руина» на нынешних украинских землях в XVII веке. Используют также и исторические образы из гражданской войны в Испании в 1936-39 гг. и нашей гражданской войны.

Предлагаю рассмотреть аналогию, которую, по моим наблюдениям, еще не использовали. И мне кажется, что она наиболее точная.

Больше всего нынешние события напоминают русско-шведскую войну 1808-09 гг.

Есть такой популярный миф о благодарности шведов за поражение в Полтавской битве. Дескать, они после этого бросили воевать, стали работать на собственное благо, жить богато и счастливо и в конце концов создали шведский социализм. По поводу этого мифа даже вопрос задавали еще в советской «Что? Где? Когда?», и прославленные эрудиты этот миф воспроизвели. Помню, что был тогда еще старшим школьником, но уже неплохо знал историю и удивился столь наивному представлению телевизионных эрудитов о мирных трудящихся шведах.

Что не так в этом мифе? Во-первых, Полтавская битва, конечно стала переломной в Северной войне, к России вернулись ее союзники (на момент похода Карла на Россию в 1708-1709 гг. все союзники, с которыми Россия начинала эту войну, уже были побеждены Швецией и вышли из войны). Но после Полтавы Северная война продолжалась еще 12 лет, и мало или как могло повернуться за эти годы военное счастье.

Во-вторых, история Швеции после Северной войны знает еще как минимум четыре крупных войны, причем три из них с Россией и одна – с наполеоновской Францией. Было в XVIII веке в Швеции и два государственных переворота. Воевала Швеция и за обладание Норвегией. Просто перечислю в хронологическом порядке войны этой «мирной страны»:

Русско-шведская война 1741-1743 гг.;
Русско-шведская война 1788-1790 гг.;
Франко-шведская война 1805-1810 гг.;
Русско-шведская война 1808-1809 гг.;
Шведско-норвежская война 1814 г.

Хорошо видно, что весь XVIII и начало XIX века Швеция продолжала строить из себя великую державу и успокоилась только после окончания наполеоновский войн (а это окончательная победа Англии в борьбе с Францией за мировую гегемонию). Тогда Швеция действительно стала мирным и нейтральным государством, в ней начался сначала демографический подъем, а потом, уже в начале ХХ века, и существенный экономический и технологический рост. Но произошел такой поворот через сто с лишним лет после Полтавской битвы.

Обращает внимание тот факт, что все войны с Россией Швеция вела в то время, когда шла та или иная русско-турецкая война. Причем войны 1741-1743 и 1788-1790 гг. начинала Швеция, стремясь взять реванш за поражение в Северной войне. Поэтому успехи российской армии и флота в них были весьма ограниченными, поскольку основные силы были задействованы в Причерноморье.

Особняком стоит последняя русско-шведская война, в которой победа России была полной, в результате чего к империи была присоединена Финляндия и Аландские острова. И это несмотря на то, что в это время шла полноценная война с Турцией (1806-1812 гг.), одновременно – вялотекущая морская война с Англией (1807-1812 гг.), а также продолжалась война с Ираном (1804-1813 гг.). Только что закончилась война с Наполеоном, после заключения мира с которым и присоединения России к французской блокаде Англии и началась война с последней. Такое было непростое время: шла борьба за будущую гегемонию в мире.

Это первая аналогия с нынешними событиями.

Вторая аналогия — в том, что Швецию поддерживала Великобритания, на тот момент экономический и технологический лидер Европы, спонсор всех коалиций в войнах с республиканской и наполеоновской Францией. Россия в нескольких войнах союзничала с Англией, но в этот момент их пути разошлись.

В целом соотношение сил Российской империи и Швеции, несмотря на войны на других театрах, были сильно не в пользу последней. Но Швеции вела себя в отношении России предельно нагло, надеясь, видимо на защиту со стороны Лондона. Тоже весьма прозрачная аналогия.

Еще одной общей чертой с тем временем является то, что тогда вовсю бушевали санкции. Сначала Англия запретила кораблям нейтральных государств заходить в порты наполеоновской Франции, в ответ Наполеон установил так называемую континентальную блокаду в отношении Британии. Швеция же в этот момент взяла курс на сближение с Лондоном, а Россия, наоборот, вступила пусть не в острое, но противостояние с ним.

При этом Швеция, в соответствии с несколькими договорами с Россией, была обязана держать Балтийское море закрытым для иностранных военных кораблей. Россия в условиях начавшейся морской войны с Англией обратилась к Швеции с требованием выполнять подписанные соглашения, но король Густав IV Адольф под благовидным предлогом отказался это делать.

Ничего не напоминает?

Становившийся все более вероятным военный союз Швеции и Великобритании создавал угрозу столице Российской империи Санкт-Петербургу, а значительная часть армии воевала на юге с Турцией и Персией. Эскадра Балтийского флота под командованием адмирала Сенявина в 1806-07 гг. воевала в Средиземном море, а во время возвращения была заблокирована английским флотом в Лиссабоне и не могла помочь Балтийскому флоту. Таким образом, угроза Санкт-Петербургу была весьма реальной.

Наблюдая за этими событиями, Наполеон (в это время союзник России) посоветовал Александру I «удалить шведов от своей столицы» и даже предложил помощь, а послу России в Париже даже заявил, что согласен на то, чтобы Россия забрала себе всю Швецию.

Ничего удивительного: Наполеон сам кроил европейскую карту по своему усмотрению, ликвидируя многие уважаемые в прошлом государства.

Здесь мы видим еще одну аналогию: Швеция по сути стала орудием Великобритании в конфликте с Россией и наполеоновской Францией. И не просто орудием, а хорошо оплачиваемым. В феврале 1808 г. Великобритания заключила со Швецией договор, по которому обязалась платить ей по 1 миллиону фунтов стерлингов ежемесячно во время войны с Россией, сколько бы она ни продолжалась.

21 февраля (по новому стилю) 1808 г. русские войска перешли границу Шведского королевства в Финляндии. Первый месяц были сплошные победы, шведские войска отходили, крепости сдавались. В самой Швеции было много противников этой войны, которые считали, что она бесперспективна. Но и в России были те, кто считал, что эта война в интересах Наполеона. Тоже весьма прозрачные аналогии.

В апреле бои стали вестись с переменным успехом. Шведы подтянули резервы и в отдельных боях имели серьезное превосходство с соответствующим уроном для русских войск. Появилась своя «территориальная оборона» из местных финских крестьян. Правда, справедливости ради нужно сказать, что в те времена война велась за счет местного населения и оно, если имело волю и силы, нередко сопротивлялось. Русские крестьяне в 1812 г. это хорошо показали французской армии.

Русские войска в ряде мест вынуждены были отойти, гарнизон захваченных к тому времени Аландских островов вынужден был капитулировать. Правда, в то время это не считалось бесчестьем, отношение к противнику еще было вполне в рыцарских традициях.

А что Англия? Она даже прислала флот с экспедиционным корпусом, он пришел в Гетеборг еще в мае 1808 г., но согласовать действия с шведским королем не получилось. Объединенный англо-шведский флот летом этого года сумел уничтожить несколько российских кораблей, в том числе 74-пушечный линейный корабль «Всеволод».

В целом Балтийская эскадра действовала против англо-шведского флота неудачно, ее командующего адмирала Петра Ханыкова даже отдали под суд. Но существенного влияния на ход военных действий успехи англо-шведского флота не оказали.

Бои с переменным успехом продолжались до поздней осени 1808 г. Ряд поражений русской армии были связаны с ошибками и плохой организацией. Но южная половина Финляндии оставалась в руках русских войск.

Таким образом, в первый год войны русская армия сначала добилась существенных успехов, но потом успехи были переменные, приходилось и отступать, были и болезненные поражения.

Зимой 1808-09 гг. был составлен новый план военных действий, но его не получалось реализовать, в том числе из-за пассивности командования. Недовольный таким положением Александр I послал в Финляндию военного министра графа Аракчеева. Ему удалось навести порядок в управлении войсками, и в марте 1809 г. русская армия начала наступление.

Войска под командованием будущих героев Отечественной войны Багратиона и Кульнева нанесли существенные поражения шведской армии. Первый отвоевал Аландские острова, а второй пересек по льду Ботнический залив и создал прямую угрозу столице Швеции Стокгольму.

На севере Финляндии русские войска графа Шувалова перешли границу собственно Швеции и захватили город Торнео, а отряд под командованием Барклая-де-Толли также перешли по льду залив и заняли город Умео. Война пришла непосредственно в Швецию.

Шведское правительство запросило мира. В Стокгольме произошел государственный переворот, зарвавшийся Густав IV Адольф был низложен, королевская власть перешла в руки его дяди.

Таких аналогий мы еще не видим – но в качестве возможного прогноза их можно использовать.

Любопытно, что мира сразу не получилось, новая шведская власть продолжала юлить и на что-то надеяться. Наверное, на обещанные Англией миллионы фунтов. Тоже возможная аналогия в будущем. Потребовался еще ряд военных ударов, чтобы заставить Швецию подписать мир на условиях России. Произошло это 17 сентября 1809 г., через 19 месяцев после начала войны.

Насколько правомерно проводить аналогию между причинами и ходом русско-шведской войны и нынешними событиями, а также их контекстом – судить читателю. Но в любом случае эти исторические аналогии заставляют задуматься.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.7 / 5. Людей оценило: 18

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Бжезинский жил, Бжезинский жив, Бжезинский будет жить?

У Украины еще есть шанс поступить правильно

У нас героем становится любой?

Пётр КАЧИНСКИЙ

Оставить комментарий