Крымское Эхо
Архив

На четыре буквы

На четыре буквы

ОСМД – модный тренд жилищно-коммунального хозяйства, который никак не желает приживаться на унавоженное советским сознанием отношение к общему имуществу. Хотя, если вдуматься, мы все в свое время подставились, клюнув на приватизацию квартир. Понятно, что цель у нас была одна: стать настоящими собственниками жилья и распоряжаться им по своему разумению и хотению. Нас двадцать лет упорно убеждали, что мы фактически приватизировали воздух в своей квартире и потому за ее порог наше право собственности не распространяется.

А поскольку законов мы не читаем, то по прошествии времени с удивлением узнали, что нам, оказывается, автоматически вместе с квартирой перепадает сарай в подвале жилого дома, которым жэки безосновательно распоряжаются направо и налево. И вообще каждый собственник квартиры в многоэтажке получил в придачу к ней часть стен, крыши, чердака, стояков, подъезда, инженерных сетей и стали полноправными совладельцами своего дома.

Обычно местные коммунальщики ни в какую не соглашаются признавать наше право собственности на дом, в котором мы живем. Но как только на них сверху накатывают цифры плана по созданию обществ совладельцев многоквартирных домов, они тут же соглашаются поделиться с нами проблемами обслуживания и сохранения жилого фонда. В Керчи, к примеру, идет сейчас мощный накат на жильцов многоэтажек, которых натягивают на ОСМД. Какая, казалось бы, радость жэкам от этих обществ, когда у них выдирают изо рта разжеванный ими кусок хлеба с маслом и фактически ставят на порог смерти? А смысл есть. Дом со всеми «потрохами» в виде инженерных сетей, крыши, подъездов станет объектом общей совместной собственности жильцов, которые получат право распоряжаться им по своему усмотрению. Но не задаром — им перейдут от жэка все долги за десятилетиями неремонтируемое хозяйство, так как ни законом, ни новым Жилищным кодексом не отрегулирован порядок финансирования капитального ремонта дома при передаче его жильцам.

Если организовавшиеся в ОСМД жильцы станут кобениться и качать права, требуя проведения капитального ремонта, то органы местного самоуправления могут запросто навесить им наблюдательный совет для временного управления их же домом и, что самое основное, определят им исполнителя услуг. Стать исполнителем услуг по управлению жильем – заветная мечта нынешних коммунальных предприятий и жэков. Несмотря на то, что жильцы станут вроде как полновластными хозяевами своего дома, выбрать им такого управленца тыканьем пальца в любую подходящую контору не дадут: эти организации должны будут соответствовать специальным квалификационным требованиям Кабинета министров Украины. Не надо объяснять, что получат их те, кто сегодня под крышей местных властей «сидит» на ЖКХ. Эти «блатные» предприятия будут заключать договора с ОСМД на обслуживание домов и нанимать для выполнения работ те же нынешние жэки, которые для солидности как-нибудь иначе обзовут.

Схема давно продумана, именно поэтому наблюдается не просто активность в создании ОСМД – куда более энергично сейчас оккупируются сами коммунальные предприятия родственниками и прочим доверенным людом из ближнего окружения хозяев городов, районов и поселков. Не думаю, что где-то происходит иначе, чем в Керчи, где должности в жилищно-коммунальном секторе города стали орденом за заслуги и верное служение мэру. Куда ни кинь глаз – одни «блатные», усаживающиеся в кресла в куцых с потертыми обшлагами рукавов костюмах и через непродолжительное время отъезжающие на вышестоящую должность в джипах.

Идея, короче, понятна: как промышленные предприятия первыми перепадали его руководителям, так и коммунальное хозяйство приватизируется первыми лицами органов местного самоуправления. Воистину, кто на чем сидит, тот это и имеет. А что жильцам многоэтажек с того, пусть и задача сколотить из них ОСМД поставлена правительством как первоочередная в сфере ЖКХ? Бежать от этих сообществ, ссылаясь, что это не последняя реформа, или вступать в них, приговаривая, что пережили революцию – переживем и это. В выборе решения как раз и заключается главный вопрос.

Сама идея ОСМД в общем-то не дурна, потому что бессмысленность ожидания коммунальных благодеяний от местных властей и государства понятна всем, а ждать, пока крыша дома твоего сложится как карточный домик и лишит единственного пристанища, недальновидно. Примеры жильцов, чьи дома обрушились в результате бытового ЧП, лишь подтверждают беспочвенность и бесполезность надежд на «дядю». Выходит, рассчитывать придется только на себя да еще соседей, хотя когда заходит речь о совместном содержании дома, сразу становится понятно, что нет ничего лучше частного дома.

Но придется договариваться, выбирать домовых начальников, решать, что можно сделать руками самих жильцов, к выполнению каких работ привлекать специализированные организации, к чему приступать в первую очередь. Выруливать на мирное соседское сосуществование придется потому, что жэки невероятно запустили домовое хозяйство без текущих и капитальных ремонтов, из-за чего даже строившиеся на века добротные каменные дома неумолимо ветшают, старые инженерные сети то и дело дают сбой, а крыша уже не крышует строение.

Сегодняшняя стоимость всех горящих работ по дому выкатывает в громадные суммы, и не надо быть великим экономистом, чтобы понять, что каждый год цена ремонтных работ будет только увеличиваться за счет нарастающих проблем и удорожания стройматериалов. Сбрасываться на ремонты, особенно поначалу, придется намного больше, чем платить квартплату по сегодняшним тарифам. Но преимущества самых больших вложений в том, что они целенаправленно будут использованы на собственный дом и расходоваться под контролем жильцов. Не придется кормить жирную тетю из жэка и наглого дядю из городского управления, которые сегодня сытно жрут и сладко пьют на спонсорскую благотворительность жильцов под названием «квартплата».

Особой разъяснительной работы, чтобы «въехать» в денежную тему, не потребуется. Загвоздка в другом: условием передачи дома в общую собственность жильцов является проведение в нем капитального ремонта. То есть новые собственники должны начать жизнь без жэка с чистого листа. Однако закон прописан хитро: он обязывает городскую коммунальную контору принять участие в первом после создания ОСМД ремонте. Вроде как и правильная позиция: ремонт в своей квартире, как известно, мы бережем тщательнее, чем сделанный жэком в подъезде.

Но трудность в чем: надо убедить соседей дружить квартирами, потом, высунув язык, побегать по инстанциям, выбить и оформить придомовую территорию, чтобы иметь возможность распоряжаться и ею, потому что иной раз это самая выгодная и прибыльная часть в создании ОСМД, а потом услышать в ответ от местных коммунальщиков сакраментальное «денег на ремонт нет». Правда, нынешние жэки убеждают, что пока еще деньги на капитальные ремонты пробить можно, а как с 2015 года движение по созданию ОСМД по решению правительства станет массовым, никаких денег в государстве не хватит – придется кувыркаться самим.

И всё же юристы и строители, которые разбираются в тонкостях вопроса лучше, убеждают не идти на поводу у коммунальщиков жильцов старых многоэтажек, переживших войну и не одного капремонта, заселенных бабульками, пропойцами, нищей интеллигенцией и нуворишами: денег на его ремонт надо столько, что всё равно не собрать. Городить в таком фонде ОСМД – всё равно, что разбивать огород на вулкане.

Выкрутиться из этой ситуации удастся лишь в том случае, если на квартиры в таких старых, построенных до войны или педантичными пленными немцами домов, польстятся состоятельные люди. Примеры крупных городов, где первые ОСМД создавались именно в престижных домах старой застройки, убедительно свидетельствует, что после этого начинается процесс выравнивания жильцов по материальному признаку. Состоятельные люди переезжают в такие дома, а жилье в «хрущевках» и другом второсортном фонде достается людям со скромными доходами. Собственники квартир с набитыми карманами превращают дома в настоящую крепость, оснащая их по последнему слову техники или, как в Керчи, газифицируя за собственные средства.

Противоречий, которые раздирают жителей многоэтажек, предостаточно, но все они большей частью крутятся вокруг боязни окончательно перерезать пуповину с жэком и остаться без его страховочного каната. Коммунальщики тоже в раздрае: с одной стороны, они спят и видят, как бы поскорее сбросить разрушаемый на глазах жилфонд и взяться за него в качестве управляющей компании, а с другой, их не отпускает привычка зарабатывать на ничегонеделании. Но интуиция подсказывает, что при любом раскладе они останутся в доле: местные власти и руководители жилищно-коммунальных хозяйств считают свою деятельность и работу этих предприятиях собственным бизнесом. У них одна задача: как больше заработать денег, а на ком – они найдут. Никакому закону пока не под силу лишить их уверенности, что в любом качестве – квартиросъемщиков или совладельцев – мы не перестанем от них зависеть.

 

Рисунок вверху —
с сайта nikopol.net.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 5 декабря

Борис ВАСИЛЬЕВ

НКО. «В течение трех-пяти лет Крым будет иметь преференции»

.

Нардеп проворовался, нардепа побили

.