Крымское Эхо
Архив

На Ак-Монае перезахоронили погибших во время Второй мировой

Великий полководец Суворов говорил, что война не может считаться законченной до тех пор, пока не будет предан земле последний воин, павший на поле брани. Если верить его словам, то у нас мир еще не настал. Сколько еще в крымских землях тех, кто погиб с оружием в руках, но так и не был похоронен, никто говорить не берется.
До недавнего времени перезахоронением солдат и офицеров, погибших во Второй Мировой, вообще никто не занимался. Их тревожили только черные археологи.

Советский поэт Константин Симонов, автор всем известного «Жди меня», в 42-ом году прибыл военным корреспондентом на Арабатскую стрелку. Позже он писал, что не видел боев страшнее, чем на Ак-Монайской высоте. Михаил Павлович, свидетель тех событий подтверждает слова Симонова: «То, что происходило в этой местности, — страшно: ни боеприпасов, ни еды; самолетов не было, танков не было, немцев били прикладами, потому что не хватало патронов…»

Николай Никифорович

В нынешнем селе Каменское, когда-то носившем название Ак-Монай, во время войны погибло от 25 до 30 тысяч воинов. Из них похоронены лишь около 10 тысяч.

Впервые перезахоронение найденных останков было проведено здесь в 2005 году, спустя полвека после того, как это стоило бы сделать. В этом году с воинскими почестями были преданы земле еще несколько десятков неизвестных солдат. Это мероприятие приурочили как раз к 22 июня. Ветераны села Каменское, пришедшие почтить память погибших товарищей, хорошо помнят этот день, день начала войны.

Перезахоронение

Лидия Ефимовна: «Конец июня. Все женщины естественно были на поле, убирали урожай. И дети как раз тоже с ними. И вдруг едет наш председатель на лошади. Смотрим — что такое? Так гонит лошадь, ну так гонит… Подогнал, созвал нас всех к себе и говорит: «Товарищи, война!» Я никогда не забуду этих женщин, которые все поснимали платки и побежали в село, потому что знали, что нужно будет провожать своих и прощаться с ними».

Николай Никифорович: «22 июня у нас, в Ленино, как сейчас помню, шел дождь. Все началось с того, что мы увидели несколько самолетов, это летели немцы бомбить Керчь. Мы, мальчишки, на них пальцами показывали, удивлялись, тогда еще не понимали, что происходит. И даже когда нам исполнилось по 17 лет и нас призвали, когда родители плакали, расставаясь с нами, страшно еще не было. А вот когда первые бои под Ленино пошли, вот тогда уже было грустно и тяжело. Ночами не спали, боялись, прятались от бомбежек, а тут бомбили каждый день».

Пришли почтить память
своих товарищей

Погибшие на этих высотах — в основном крымчане. Здесь воевала 51-ая армия, сформированная на полуострове. Это наши земляки полегли в тех жестоких боях за свою родную землю. Священный долг их потомков — установить по возможности имена павших и отдать им последние почести. Поиском останков и перезахоронением занимается благотворительная организация «Юг» под покровительством Анатолия Гриценко.

Крымский спикер лично прибыл на Ак-Монайский мемориал, чтобы почтить память погибших: «Я думаю, что безвозвратно утеряно время после войны по перезахоронению тех солдат, которые погибли с оружием в руках. Пока высшее руководство страны думало, что делать, пока военачальники обсуждали план дальнейших действий, солдаты и офицеры на передовой защищали свою родину. Ни у кого из руководителей страны с того времени не нашлось смелости признать количество жертв и предать земле тех, кто не был похоронен. То ли таким образом пытались скрыть реальные потери во время войны, то ли дела до этой проблемы не было. Сложность состоит еще и в том, что при большинстве найденных отсутствуют капсулы с личными данными. Многие семьи до сих пор не знают, почему их родственники не вернулись, где они погибли, похоронены ли. Я думаю, что в этот день всем украинским политикам нужно было бы прийти на могилы солдат, раскаяться, потому что те, кто здесь захоронен, делали все для того, чтобы сберечь большую и могущественную страну. К сожалению, сегодня для многих политиков вопросы единства страны не являются приоритетными».

Траурная колонна

В Верховном Совете Крыма учли ошибки предыдущих чиновников и создали программу «Найти солдата». Экспедиции, финансируемые из бюджета, проводятся в местах проведения крупных сражений, останки, насколько это возможно, пытаются идентифицировать, а потом захоронить со всеми почестями. И хотя во время войны носить с собой капсулы с личной информацией было плохой приметой, их все же находят.

Проблемой для поисковиков является еще и нежелание российских архивов сотрудничать с нашей экспедицией. Несколько лет безрезультатно ведутся переговоры о том, чтобы объединить усилия бывших советских республик в поиске погибших. Но правительство Крыма все же надеется на скорый положительный результат и создание международной комиссии по перезахоронению воинов.

Залп
Поисковики говорят, что на этой территории Крыма обнаружена только малая часть всех погибших в годы войны. Работы на Ак-Монае и других местах боевой славы хватит еще на много лет. Важно, чтобы к мероприятиям по перезахоронению привлекалось как можно больше людей, особенно молодежи. В наши дни, когда историю переписывают все на свой лад, когда политики делят победу своих дедов, очень важно понимать, что были просто люди, защищавшие свою землю, а не чужую идеологию, сражавшиеся за жизнь, а не за чью-то выгоду. И они, погибнув неизвестными, так и не были похоронены, а их родные никогда не пришли на могилу к своему ушедшему герою.

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

А ну-ка отними!

Пуговицы в ряд

Дни Русского Исхода

Дмитрий СОКОЛОВ