Крымское Эхо
Россия

Мы долго молча отступали…

Мы долго молча отступали…

«То, что люди не учатся на ошибках истории, — самый главный урок истории», — сказал давным-давно Олдос Хаксли, теперь почти забытый английский писатель, между тем, семь раз номинировавшийся на Нобелевскую премию по литературе, но так и не получивший её. Хаксли, впрочем, не одинок в своём мнении. По свидетельствам неутомимых биографов, к похожим выводам в разные годы приходили Уинстон Черчилль, Джордж Бернард Шоу, Георгий Гапон, Джордж Сантаяна и другие сохранившие свои имена в истории мыслители.

Сегодня Россия, будем говорить прямо, просто-таки вынуждена отстаивать своё право на территориальную целостность, суверенитет и независимость в современном мире. К огромному сожалению и разочарованию многих, кто полагал, что он, мир, белый и пушистый, отстаивать с оружием в руках.

«То, что происходит, вынужденная мера. Нам просто не оставили никаких шансов поступить иначе», — сказал по этому поводу вскоре после начала специальной военной операции на Украине президент РФ Владимир Путин.

А сожалеть и разочаровываться новой волне российских диссидентов, собственно, незачем. Большинству из них, за исключением родившихся в новой исторической эпохе, должно быть понятным, что Россия как правопреемница Советского Союза лишь пытается возвратить себе лишь маленькую толику того, что совсем недавно, каких-то тридцать лет назад, принадлежало ей по праву и не оспаривалось почти никем.

Оставим в стороне набившую оскомину риторику по поводу «имперских амбиций» Москвы. Рассмотрим факты, которые, как известно, упрямая вещь.

К концу восьмидесятых – началу девяностых Советский Союз, полноценной правопреемницей которого, заметим снова, является Россия, в своей внешнеполитической деятельности опирался на поддержку территорий, сопоставимых не со странами даже, а с целыми континентами. Вместе с их правительствами, народами и экономиками. За счет чего, собственно, долгие десятилетия на планете по имени Земля и обеспечивалось стабильное биполярное мироустройство, гарантировавшее стратегическую стабильность и возможность для поступательного развития всего человечества. По крайней мере, подавляющего большинства из существовавших на политической карте мира государств.

Точно так же, как сегодня США имеют значительные воинские контингенты в различных регионах мира, Советский Союз опирался на развитую систему своих военных баз, соединений и объединений за рубежом. В разные годы советские войска, авиация и корабли ВМФ дислоцировались на территории Германии (ГДР), Польши (ПНР), Австрии, Венгрии, Чехословакии, Болгарии, Румынии, Монголии, Афганистана, Китая, Кубы, Албании, Финляндии, Вьетнама, Сирии, Йемена, Эфиопии, Сомали, Египта, Ливии, Туниса, Индонезии, Гвинеи, Анголы и других стран. Не говоря уже о бывших советских республиках, ныне считающихся независимыми.

Наиболее значительные контингенты советских войск за рубежом представляли Группа советских войск в Германии (ГСВГ), Северная группа войск (СГВ), Центральная группа войск (ЦГВ), Южная группа войск (ЮГВ), созданные, в основном, после 1945 года, а с 1979 года — и Ограниченный контингент советских войск в Афганистане (ОКСВА).

ВМФ СССР в разные годы имел возможность опираться на албанскую Влёру, кубинский Сьенфуэгос, польское Свиноустье, немецкий Росток, финские Ханко и Порккала-Удд, китайский Порт-Артур, вьетнамскую Камрань, сирийский  Тартус, йеменскую Сокотру, сомалийскую Берберу, эфиопскую Нокру, египетский Порт-Саид, ливийский Триполи, тунисские Сфакс и Бизерту, индонезийскую Сурабаю, гвинейский Конакри.

Кроме того, советские военные самолеты различных типов более или менее продолжительное время использовали аэродромы в Каире, Асуане, Мерса-Матрухе, Асмэре, Харгейсе, Адене, Эль-Анаде, Гаване, Конакри, Луанде, Камрани и Дананге.

Наиболее значительные силы советских Вооруженных сил за границей по понятным причинам были сосредоточены в восточной Европе. Они представляли собой войска так называемого «первого эшелона», основной задачей которых считалась защита западных границ СССР и ведение боевых действий с войсками НАТО на первоначальном этапе возможной полномасштабной войны.

Самой мощной из этих группировок была ГСВГ. По данным из открытых источников, на 1990 год на вооружении Группы, насчитывавшей свыше 300 тыс. военнослужащих, находились 4,1 тыс. танков (включая 3 тыс. новых машин Т-80Б), около 8 тыс. боевых бронированных машин (БМП-2, БМП-1, БРМ-1К и БТР-60), около 3,6 тыс. артиллерийских систем (включая САУ, в том числе 2С1 «Гвоздика», 2СЗ «Акация» и 2С5 «Гиацинт»), миномётов и РСЗО, 390 боевых и 315 транспортных вертолётов, а также тактические ракетные комплексы «Точка», которые могли оснащаться в том числе ядерными боезарядами.

Второй по численности группой советских войск на европейском театре считалась дислоцировавшаяся на территории Чехословакии ЦГВ. Она насчитывала до 73500 солдат срочной службы и 18500 офицеров, значительное количество гражданских специалистов. На вооружении состояли почти 1,5 тыс. танков, 2563 боевых машин и бронетранспортеров, 1246 артиллерийских орудий, 103 самолёта, 173 вертолёта.

Перейдем к Болгарии. В июне 1989 года 70 тыс. военнослужащих ЮГВ были вооружены 950 танками, 600 БМП и БТР, 650 орудиями, миномётами и РСЗО, 120 самолётами и 123 вертолётами.

В свою очередь, СГВ на территории Польши насчитывала 56 тыс. военнослужащих, 20 пусковых установок оперативно-тактических ракет, 599 танков, 485 боевых бронированных машин, 390 артиллерийских установок, 202 самолётов, 114 вертолётов.

Боевой и численный состав ОКСВ в Афганистане не был постоянным. Но в середине восьмидесятых численность ограниченного контингента достигала более 100 тыс. человек, в том числе в боевых частях Сухопутных войск и ВВС – 73,6 тыс. человек.

Все перечисленные объединения, как известно, были выведены с территорий государств, где дислоцировались, в конце восьмидесятых – начале девяностых годов, после крушения организации Варшавского договора и развала социалистического лагеря, а немногим позже – и Советского Союза. Новейшая история не знает примеров столь массовой и поспешной передислокации войск, сравнимой разве что с бегством. Такова была воля высшего политического руководства СССР, а позже и России, объявившего курс на одностороннее сокращение Вооруженных сил.

Остались многочисленные свидетельства того, как передовые воинские части и целые соединения, поспешно оставляя строившиеся или совершенствовавшиеся долгие годы за рубежом аэродромы, полигоны, склады, укрепления и сооружения, целые военные городки, выводились, что называется, в чисто поле, в палатки, после чего чуть не в экстренном порядке сокращались и расформировывались. Политический, экономический и военный ущерб от всего этого, с позволения сказать, отступления, можно назвать катастрофическим. И не случайно в США, да и в Европе укрепилось мнение об их победе в холодной войне против Советского Союза…

Последние даже не базы, а, скорее, пункты базирования наших Вооруженных сил за рубежом, которые Россия оставила уже в нынешнем веке, а именно в 2002 году – радиоэлектронный центр в Лурдесе, пригороде Гаваны, и база ВМФ в порту вьетнамского города Камрань, расположенного на берегу одноименной глубоководной бухты в Южно-Китайском море. Хотя их, по согласованию с правительствами упомянутых стран, можно было бы использовать еще многие годы.

Никто нашей доброй воли и миролюбия не оценил. К чему привело вышеописанное более чем тридцатилетнее бегство из дальнего да и ближнего зарубежья, хорошо известно. Поступательный марш НАТО на восток, вплоть до российских западных границ, ряд локальных войн и конфликтов, даже изменение политической карты мира – всего этого при разумном подходе наверняка можно было бы избежать. Хотя история, как известно, не знает сослагательного наклонения.

Теперь кажется просто невероятным чудом, что Москве удалось сохранить свои военные базы в недалеком прошлом украинском Севастополе и сирийском Тартусе. Именно с опорой на них России удалось помочь Крыму вернуться в родную гавань и сохранить свое геополитическое влияние в черноморском и средиземноморском регионах.

Специальную военную операцию, которую Москва сейчас проводит на территории Украины, тоже во многом можно считать результатом политических и военно-стратегических просчетов прошлых лет.

Украина для России сегодня тоже своего рода Бородино, где решается будущее многих грядущих поколений нашей страны. Хотелось бы верить, что соответствующие выводы из ошибок прошлых лет будут сделаны и что завоеванное кровью и потом российского солдата уже никогда и никому не будет отдано ни при каких обстоятельствах.

На снимке: эпизод вывода советских войск из Германии.
Фото с сайта soshse.com

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Большая перемена

Евразийский союз как геостратегический проект России

.

Крымский взгляд на интриги федеральных выборов

Степан ВОЛОШКО

Оставить комментарий