Крымское Эхо
Архив

Мусор пополам не делится

Симферопольский мэр Геннадий Бабенко включен в состав Совета Собора славянских народов Беларуси, России и Украины. Об этом мы узнали на открытии международного Экономического Форума Совета Собора славянских народов в Симферополе 30 мая.
Эту новость мы тут же захотели обсудить с самим градоначальником. А потом, слово за слово, перешли и к другим важным для горожан вопросам, попутно обнаружив интересный поворот сюжета в столь любимой нами «мусорной» теме.

– Сегодня мы услышали новый тезис: «Крым – всеславянская здравница». Узнали, что вы – председатель Крымского регионального отделения Совета Собора. Как вы попали в эту организацию – Собор славянских народов?

Геннадий Бабенко

– Как попал? Еще в бытность зампредом крымского Совмина был делегирован в Тулу. Мы вместе с Александром Сергеевичем Баталиным (руководитель завода «Фиолент» — ред.) поехали, выступили там на экономическом форуме, познакомились с Собором славянских народов, начали сотрудничать. А в прошлом годе поступило предложение, рекомендовали меня к избранию, избрали. Работаем, формируем Крымское региональное отделение…

– И делаете там, как мы поняли, быструю карьеру?

– Так получилось, один из членов Совета выбыл, рекомендовали меня. А карьеры-то не делаю. Но если люди видят, что я там кому-то полезен, то я обычно не отказываю.

– Сегодняшний экономический форум – «Туристические возможности славянских государств» – не поздновато ли проводится? Сезон в Крыму уже начался, путевки проданы.

– Это все-таки не выставка и не ярмарка. Речь идет о конференции, где должны осветить новые механизмы сотрудничества. Например, нам нужно, чтобы как можно больше туристов стало посещать Симферополь, в этом заинтересованность горсовета, моя личная заинтересованность. У нас есть интересные объекты, которые можно показывать туристам. Это Чукурча, например. Вы знаете, сейчас мы ведем работу с ЮНЕСКО, Министерством культуры Украины, нам помогают и российские ученые, подготовить и защитить материалы, чтобы в перечень памятников ЮНЕСКО вошел наш Неаполь Скифский. А это уже предполагает финансирование за счет европейских денег.

– А самозахваты в этом районе как вписываются в эту программу? Они не помешают воплощению хорошей идеи?

– Самозахваты не вписываются в эту программу. Но мы уже отбили желание захватывать горисполком. В 2006 году, если помните, определенные граждане трижды пытались это сделать. Мощная волна самозахватов началась в 2005, продолжилась в 2006, сейчас самозахватов как таковых нет. Мы переходим в ту стадию работы, когда договариваемся с этими людьми, чтобы освободить участки. Я не говорю, что сразу удастся все это сделать. Но часть участков мы освободим.

– Например, тот на Красной Горке, где планировалось строительство насосной станции городского водопровода?

– На Красной Горке этим должны заниматься определенные государственные службы, решать вопрос на уровне государства. Потому что захват этого участка тормозит экономическое развитие города, развитие региона Крым в целом. Потому что Красная Горка, наряду со 144-м кварталом, больше всех в городе страдают от недостатка воды. И если кто-то сознательно идет на то, чтобы не дать жителям получать воду, пользоваться водой, это уже уголовной дело. И мы ведем там определенную работу.

– Что-то слишком затянулась эта работа, с точки зрения городского обывателя…

– Обывателю, наверное, желательно, чтобы там не пролилась кровь. Войну начать… Втянутся туда и женщины, и дети. Тому, кто не видел, как это происходит, лучше и не видеть. Я, к сожалению, видел, как начинается такой конфликт, знаю. Остановить его потом очень тяжело. Ведь самое ценное – это человек. Ничего страшного, пусть пока побудут эти самозахваты, просто нужно поработать и решить проблему мирным путем. Дело в том, что люди хотят землю. Пожалуйста, 2 000 гектар готовы, их предоставляет Симферопольский район. Если человек хочет жить на земле, он может жить на земле здесь, рядышком с Симферополем, в районе. В городе сейчас 76% составляет многоэтажная застройка. А по всем нормативам (тем более, у нас все-таки столица автономии, а автономия единственная на Украине), должно быть не менее 80% многоэтажных зданий. Надо к этому стремиться. Работаем. Кроме того, на эти события влияет внутриполитическая борьба в руководстве меджлиса. Вы знаете, там есть внутренние течения, разыгрываются чисто политические игры. Поэтому наша принципиальная позиция – урегулирование конфликтов мирным путем. Я уверен, мы этого добьемся.

– Вы объявили о строительстве в городе мусороперерабатывающего завода на основе словацкого проекта. Как это соотносится с соглашением Совмина и немецко-швейцарской фирмы Benreg Europe GmbH о строительстве завода в Добром? Тот проект предполагает получение именно из симферопольского мусора электроэнергии.

– Знаете, в Добром для него не лучшее место.

– Безусловно, но проект заявлен, соглашение заключено.

– Проект заявлен. Но я думаю, выскажутся экологи, экономисты, жители Доброго и долины… Мы рассмотрели 18 проектов. Встречались с немцами, поляками, со специалистами по сортировке и переработке мусора в Москве, Санкт-Петербурге, украинских городах. И мы выбрали уникальную схему: сохраняем контрольный пакет акций, 51%…

– Простите, акций чего?

– Всей собственности, того, что здесь будет. 51% — это наша доля в этом предприятии. Заказ оборудования в Германии уже сделан. Эта словацкая фирма, которая с нами работает, первый такой завод смонтировала под Братиславой, мы приглашены на его открытие 10 июня. Но мы поедем несколько позже, потому что здесь в эти дни будет проходить фестиваль «Боспорские агоны». Нам будет интересно посмотреть на завод, на оборудование, потому что точно такое будет поставлено в Симферополь.

– То есть предприятие в Симферополе уже создано?

– Предприятие создано, называется оно «Симэкология».

– Какой конечный продукт получится после переработки мусора? Тоже электроэнергии, как в проекте Benreg?

– Нет, это не будет переработка, это будет сортировка. Потому что в Европе запрещена переработка. Как выяснили экологи, даже тройная очистка не дает идеального результата. Поэтому первое – это сортировка для извлечения всего, что можно выделить из этого мусора и реализация как вторичного сырья. Например, если это полиэтилен: мешки, отходы, то у нас в городе есть предприятия, которые из этого полиэтилена делают гранулы. А мы хотим в рамках этого проекта производить еще и готовые изделия из него. Мы пойдем дальше.

– Завод пластмасс будет задействован в проекте?

– У нас два завода: Сизакор и завод пластмасс могут работать в этом направлении, но я думаю, мы сами будем этим заниматься. Мусор везде считается золотым дном. Потом то, что останется, будет спрессовано в небольшие брикетики. А их можно использовать для работы котельных. Или при производстве цемента. Я это видел в Балаклее Харьковской области, куда меня приглашали на открытие нового цементного завода. Это мощнейшее современное производство, две трети продукции которого экспортируется. Так вот они применяют для сжигания в печах именно такие брикеты, экономя на газе. А с учетом того, что газ будет дорожать, для наших котельных это тоже важно. У нас есть предприятия, которые смогли бы это топливо закупать.

– Например, котельные городской теплосети?

– По теплосети ситуация несколько другая. В марте прошлого года все города Крыма решили принять отопительные системы в свою собственность. Но оказалось, одно дело – решить, другое – сделать. Когда начали принимать, появились вопросы, на которые нужно отвечать… Поэтому я не уверен, что это будет «Теплокоммунэнего», но другие предприятия, за пределами Симферополя, высказывают такие пожелания.

– Но возвращаюсь к проекту завода в Добром. Там рассчитывают на этот мусор, а вы, выходит, его отдавать не намерены?

– Во-первых, мы ожидаем заключения экологов. Во-вторых, они могут ждать этот мусор, но если мы сможем переработать его сами, то, конечно, будем его перерабатывать. То, что они предлагают, не предусматривает полной очистки. К тому же время от времени вода в реке будет подниматься. И тогда не исключено, что часть отходов попадет в водохранилище. Для того, чтобы принимать мусор делается очень мощная защита: подушка толщиной семь метров, гидроизоляция, глиняный замок. А вокруг Доброго место в этом плане очень опасное, ведь самое страшное в свалке – это выделение жидкости, в которой содержатся все элементы таблицы Менделеева.

– То есть, можно сказать, что вы являетесь противником строительства завода в Добром?

– Я не являюсь ни противником, ни сторонником. Я патриот нашего проекта. Мы выносили этот проект, занимается проблемой пять лет (со времен моей работы в Совмине). Думаю, мы выбрали самый оптимальный вариант.

* * *
Вот такие городские новости из первых рук. Похоже, скоро развернется нешуточная борьба за мусор, за наши твердые бытовые отходы, горы которых все растут. Понятно, что оба завода будут рентабельны и дадут ожидаемые доходы только при полной проектной загрузке мощностей. То есть при строительстве одного из них предмет для разговора о втором сразу исчезает. А, похоже, что уже сложились две группы чиновников, очень заинтересованные каждая в своем проекте.
Посмотрим, кто победит и какие методы будут использованы в этой борьбе.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В Крыму можно отдыхать спокойно

Эпидемия паники

Тропические дали

Марина МАТВЕЕВА