Крымское Эхо
Архив

Мужской разговор

Мужской разговор

СУББОТНЕЕ ЧТИВО

Это такой жанр – вспомнить забавную историю из своей жизни. Она уже давно забыта, но, когда в компании заходит разговор, а он бывает на темы разные, то обязательно память перелистает страницы и вытащит наружу кусочек жизни.
Вроде и не спрашивают тебя, и собеседникам все это не интересно, да, может, и не слушает тебя никто, но ты уже вспомнил, ухватил нить рассказа и просто не можешь дальше промолчать. Надо в плечо пихнуть, коленом толкнуть, в голос крикнуть, чтобы обратили внимание, услышали тебя. Ведь каждому есть о чем поведать и что рассказать, но не всегда атмосфера подходит или компания располагает открыться. И никто за язык не тянет. Но если понесло, то уже не промолчать – наливай, рассказывай!

И истории эти бывают разные: о любви, счастье, удачи, горе, работе, службе, смешном и грустном, да мало ли о чем… Но за каждой из них судьба и жизнь неизвестного человека, но такая личная!

Для более полной убедительности эти невыдуманные истории я буду излагать от первого лица, и если кто-то узнает себя, то это не о нем.

Рыбалка
Я рыбалку только по детству помню, когда на пруд карасей ловить ходил в деревне.

И спустя десятки лет приехал к брату на неделю в Симферополь. Тот все время на работе, а я по городу походил, на море съездил, и еще два дня до поезда осталось.

А недалеко от братухиного дома водохранилище приметил.

— Схожу на рыбалку, думаю, — тряхну стариной, может карасиков или плотвы понадергаю, все же время скоротаю.

Жене говорю: пойду на рыбалку, развеюсь, ты сковороду готовь для рыбы!

Братан мне леску, крючки и набалдашник из свинца дал.

— Хорошая закидущка получилась, — говорит братишка, усмехаясь, — конечно, не как в магазине, но пойдет. У нас рыбалка что надо, мужики рассказывали, что только не ленись — вытягивай.

Пришел я на берег, смотрю, несколько человек со спиннингами сидит. С детства помню, что рыбу надо на червяка или на хлеб ловить. Я на огороде у братана червяков накопал и в банку с кильки положил.

На один крючок червяка насадил, а на другой хлебный мякиш нацепил – пусть, думаю, ассортимент для рыбы будет.

Размахнулся, закинул и сижу, жду. Мякиш отваливается, червяк крутится, но я упорно поклевки жду и на конкурентов посматриваю. А у них удочки сразу видно, что не простые – больших денег стоят. Сидят, катушечками покручивают, подкормку подкидывают.

Сидим мы так час-другой, уже стало надоедать. Да и пиво кончилось.

— Подойду, — думаю к конкурентам, — как там у них?

Сидит мужичок в «адиддасе», удочка у него навороченная, чуть ли не с компьютером, а рядом фирменная банка с наживкой лежит.

Подхожу и спрашиваю: как клев, дружище? — он мне кулечек с тремя мальками показывает:

— Вот, с шести утра сижу, сегодня еще нормально! — отвечает рыбак.

— Понятно, — говорю ему, — удачи тебе!

Бросил я закидушку в кусты.

— Если с такими крутыми удочками ничего не поймать, так что я со своей закидушкой тут делаю.

Пошел домой, по пути в магазине взял пива и копченой рыбы, — что у меня, денег нет, чтобы целый день комаров на водохранилище кормить!

Жене так и сказал: нафиг мне эта рыбалка, лучше дома с тобой посижу да пивка с рыбой выпью.

И семья довольна, и хозяин при деле.

Брага
Что такое брага, объяснять никому не надо. Ее делают по-разному, но смысл приготовления один. Для чего она нужна, объяснять не буду!

В Архангельской области, куда я приехал к дальним родственникам, добираясь после службы в армии, брага приравнивалась к воде. Хочется пить – хлоп ковшик и хорошо.

Так вот, встретил меня на вокзале мой двоюродный дядька Семен. Через два часа после мучения в рейсовом автобусе оказались в его родном селе.

Встреча была теплой, и после застолья с самогоном тетя Клава потушила свет в избе, а мы с дядькой вышли в сени покурить и поговорить о жизни.

— Ты, это, того, куда на работу апосля пойдешь? Небось, учиться дальше хочешь? Я вот тоже пытался, да не надо оно оказалось. Чтобы металлолом по деревне собирать, учиться не надо. Садись на табурет, рассказывай, как дальше жить будешь.

Впотьмах я нащупал скамеечку и опустился на нее, освещая путь сигареткой.

Дядя Семен нагнулся и, звеня чем-то заговорщицки, произнес:

— Бражку будешь?

Надо сказать читателю, что народ в тех местах очень простой, и брань себе в речах позволяет, которую я пропущу для читаемости. А бражка там, как квас, в сенях всегда имеется и, выходя из избы, не грех ковшик опорожнить.

Так вот, дает мне дядя Сеня алюминиевый ковш, наполненный бражкой душистой: пей, давай, говорит, пока Клавка не встала.

Клава — жена его, ну и тетка моя, разумеется, дядьку в узде держала.

Сидим в темных сенях. Я про службу, он про жизнь – говорим одно слово.

Захмелел я после второго ковшика – хороша брага. Только в рот какие-то семечки попадаются, наверно, для крепости добавленные. Все время скорлупки выплевывал.

Сидим мы так, разговариваем, и вдруг Клавка врывается:

— Что ты, алкаш старый, все не нажрешься! Дайте хоть поспать, а то всю ночь бу-бу-бу!

Снимает с себя трусы шерстяные с начесом и бросает прямо в бадью с брагой. Они там и потонули сразу.

Сидим мы в унынии с дядькой молча и курим. Прошло минут десять, он ковшик в бадью сует, круги разводит аккуратно, и говорит уверенно:

— Отстоялось, поди, уже. Давай пей!

Утром проснулся, а голова, что жбан – болит, мочи нет.

Первым делом к бадье с брагой метнулся, чтобы полегчало.

Откинул крышку, глянул внутрь, а там полная бадья черных тараканов и клавкины трусы с начесом плавают. Так вот что это за семечки были…

После этого я брагу никогда больше не пил. Хотя… Ваша брага ничего.

А в наших местах брагу редко пьют, из нее больше самогон гонят.

У моего друга батя крепко выпить любил. А ему на днях в армию идти. Мать, зная, что дома спиртное долго не продержится, втихаря выгнала самогон, да и закопала в огороде бутыль.

Отец и там поискал и там, да не будешь же весь огород перекапывать. Сел на крыльце в одних трусах, сигаретку смолит и вздыхает тяжело.

Сын подошел и спрашивает:

— Что, батя, выпить охота? Так нельзя, тебе стакан нальешь, ты потом все выпьешь, не остановишься.

— Да нет сынок, я не об этом тужу, — вздыхает отец, — выпить охота, это полбеды. Мне трудов мамкиных жалко. Знаю я, что вы самогон выгнали и спрятали от меня. А знаете ли вы, что по телевизору говорили – заморозки ночью будут. Жаль, что от вашей глупости бутыль замерзнет и лопнет. Вы бы его хоть фуфайкой накрыли, конспираторы.

Ночью отец вышел на крыльцо покурить. Смотрит, а возле забора тулупчик расстеленный лежит. Ну, а дальше…

Свиньи
Мы всегда свиней в деревне держали. Когда время резать подходило, то я просто поступал, гуманно. Был у меня пистолетик самодельный, под револьверный патрон.

Заряжаю его патроном, свинью морковкой подманю и, пока она ест, я ей ушко стволом щекочу. А потом — бах! Свинья сразу с ног брык, и никаких мучений для животных.

Мой братан всегда смотрел, как я это делаю, учился.

А тот раз, мне надо было в город уехать, когда очередную свинью резать решили.

Я братану говорю:

— Ты знаешь, где пистолет, патроны и как правильно сделать. Справишься?

— А то, — отвечает он, — не сомневайся.

Уехал я в город. А на утро мне мамка звонит и причитает:

— Приезжай скорей, сынок! У нас Федька такую войну устроил. Караул!

Я ловлю такси и домой.

А там! Полный двор людей, участковый, в сарае визг свиньи.

Залетаю в сарай, а там свинья с пятью пулевыми ранениями по загону мечется.

Схватил я нож и на нее, а она на меня бросилась и передними копытами на плечи, чуть не завалила.

Я ее в угол прижал, и нож в сердце загнал, она замолкла и тихо по мне на пол сползла.

Такое чувство было, что я, как убийца, кого-то в подворотне за кошелек или часы убил.

А тут и участковый заходит.

Оказывается, братишка ствол к голове приставил, да в последний момент рука дрогнула, и пуля свинью ранила. Она визг подняла и в сарае носиться началась.

Братан тоже испугался, побежал за оставшимися патронами. В сарай заскочил и начал по свинье палить. Тут на улице шум поднялся, люди прибежали, участковый заявился.

Пришлось пистолет ему отдать и свинью тоже — как вещественное доказательство для извлечения и сличения пуль. Сказал, что ее тело на экспертизу отвезет. Погрузил на мотоцикл и уехал.

Все со временем утряслось. Повезло. Встретились, поговорили – заплатили. Участковый хороший мужик, простил нас. За оружие и стрельбу забыл. Все же из одного села – не чужие. Не стал уголовное дело заводить, но вещдок не вернул. Сожрал, наверное.

 

Рисунок вверху —
с сайта dnevniki.ykt.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Еще кое-что о «Крымхлебе»

Пётр КАЧИНСКИЙ

Ради возрождения Святой Руси

Вишенкой на тортик