Крымское Эхо
Библиотека

Мрачная история

Мрачная история

По пляжу в коричневых сандалиях, белых гольфах, синих шортах, белой рубашке с черным галстуком и папкой под мышкой вышагивал короткошеий, с огромным животом и тоненькими ножками какой-то самоуверенный тип.

Низкий лоб, небольшой с горбинкой нос, кучеряшки вокруг лысины и брезгливо оттопыренная нижняя губа создавали впечатление, что это зажравшийся бонза при исполнении. Что его привело в самую жару на морской берег, было непонятно. Тип размахивал рукой и что-то втюхивал группе людей, на полусогнутых ножках спешившими за ним.

– Ух, ты! Да это же Михаил Моисеевич Мракович! Бывший начальник политотдела инженерных войск Одесского военного округа!

Сергей Петрович перевернулся на бок и стал внимательно присматриваться и прислушиваться к разглагольствованию Михаила Моисеевича.

В свое время, когда Сергей был капитаном и командиром саперной роты, ему пришлось выслушивать нравоучения бывшего полковника. Да, в карауле солдат его роты случайно при разрядке оружия выпустил семь патронов из автомата. Забыл отстегнуть магазин. И… трррах! Никто не пострадал, патроны списали, солдату устроили тренировку с отстегиванием магазина, заряжанием и разряжанием автомата. Но замполит «стуканул»… И пришлось командиру роты почти полтора часа стоять навытяжку перед Михаилом Моисеевичем, который его чуть ли не в измене Родине обвинил, размахивая руками и делая страшные глаза, вещал, что такое мог допустить только разгильдяй и несамостоятельная личность – подарок шпионам и врагам Отечества. Но все закончилось комически. Мракович устал и, потянувшись, спросил.

– Ну, что капитан, ты все понял?

– Все понял, товарищ полковник! Все! Приеду в часть и застрелюсь!

Моисеевич аж подпрыгнул на стуле.

– Да ты что? Не надо! Это ж такой скандал на весь округ! Не вздумай!!! Ты же всех нас под статью подведешь!

– Нет, товарищ полковник! Вина моя неизмерима и требует самого строгого наказания!

И тут Мракович понял, что над ним потешаются. Побагровел, оттопырил нижнюю губу и, брызгая слюной, заорал:

– Кругом! Марш вон!

Как и ожидалось, с присвоением очередного звания произошла задержка. Но пришел вызов в отдел кадров, и там полковник Павлюк, полистав личное дело Сергея, предложил продолжить службу в отдельном специализированном подразделении при генштабе. В соседней комнате его уже ждал моложавый длинноносый полковник.

– Я-то согласен, да у меня характеристика не в дугу…

– Да плевать мне на бумажки. И на мнение старпёров тоже плевать. Мне нужны профессионалы. А ты спец. Согласен?

– Так точно!

– Ну, и лады! Получай приказ, сдавай роту – и через неделю жду в Москве.

 …Прошло много лет; пришлось побывать и в Анголе, и в Мозамбике, несколько раз в Афганистане и на Кубе. Помотались почти по всему миру.

Но грянули «девяностые». Их подразделение расформировали, и он, только что получивший звание подполковника, оказался перед выбором: служить неизвестно кому и чему или уйти на гражданку. Почти десять лет влачил жалкое существование, и как он благодарил Бога и Судьбу, что его любимая девушка предпочла ему однокурсника. Холостым да еще и привычным к самым неожиданным событиям было легче. В конце смутных лет его нашел дальний родственник, который зря время не терял и, используя свои посткоммунистические связи, внедрился в один из процветающих московских банков, куда и устроил Сергея советником по безопасности. Вот тогда снова судьба свела его с Мраковичем.

Михаил Моисеевич представлял интересы одного из ведущих банков Украины. Он готовил пакет документов о совместной деятельности двух субъектов бизнеса. Переговоры шли трудно, «партнеры» предлагали очень тяжелые условия, но нужно было торить дорогу на Украину, а там без отстежки в пользу «Преза» ничего сделать было невозможно. Мракович знал себе цену – и, с оттопыренной губой, обычно вещал: «Хочешь жить – умей вертеться!» В конце концов переговоры закончились, и на отвальном банкете Моисеевич позволил себе лишку. Пьяно улыбаясь и размахивая стаканом с виски, тупо бормотал, но так, что слышали все:

– Что вам всем дело до ваших клиентов! Люди, если им нужны деньги, все равно придут и попросят! На голь и нищету, что свои крохи к нам тянут, – плевать. Сами мы знаем, как и с кем дружить. Украина – это не страна, это дойная корова, которую можно не кормить. Дергай за дойки, пока не оторвутся, а потом и на мясо…

Председатель правления банка, тоже изрядно подвыпивший, обнял его и чмокнул в лысину.

– Ты, Мойша, настоящий банкир. Хотя я и сомневался… Ты ж коммунякой был, аж до полковника дослужился.

– Да хрен с ним, с полковником. Я в детстве мечтал на трубе играть. А отец мой, Моисей Беньяминович, сказал: «Мойша, на дудке любой шлемазл может, ты вот лучше историю учи. Пойдешь в военное училище на замполита. На зам по литрам! У нас твой дядя в главном политуправлении сидит, пристроит тебя».

 И пьяно расхохотался.

***

С тех пор прошло более полутора десятков лет. Краем уха Сергей Петрович слышал о том, что украинский банк прогорел, что судили нескольких мелких клерков, но про Мраковича ничего не было известно.

Сергей давно распрощался с работой в банке, но перед уходом взял низкопроцентный кредит и купил пару магазинов в Подмосковье. Торговля шла успешно, и если бы продавцы не воровали, то давно бы расширил дело, а так хватило только на то, чтобы купить полгектара земли и построить пансионат на берегу моря.

Клиентура была постоянной, в основном, друзья и бизнес-партнеры. Домоправительница и ее дочь – прекрасный повар, – работали честно, горничных и подсобных рабочих нанимали на сезон. Доход был хоть и невелик, но стабилен.

И вот тебе, такая неожиданная встреча…

***

Мракович шустро семенил по песку, свита внимала его словам:

– Вот смотрите, какой пляж. Благоустроен, но хреново. Спасательных вышки всего две, а надо три. Где медпункт? Я вас спрашиваю, где медпункт?

– Так вот же, рядом со спасательной вышкой!

– Сам вижу! Почему красный крест на нем не нарисован? Куда утопающие будут обращаться за помощью? Как они узнают, что это медпункт, а не шашлычная? Кстати, а где столовая? Есть тут столовая?

– Вон там, смотрите, на самом краю пляжа, подальше от воды, красивый павильончик, и сеткой камуфляжной отгорожен…

– Какая сетка? Вы что, на войне? Люди к нам на отдых приезжают, а вы им сетку. Как там с арендой?

– Аренда на 49 лет, документы в порядке!

– Говоришь, документы в порядке? А может, ты сам не в порядке? Может, надоело на солнышке греться, может, в народное хозяйство захотел?

– Да, что вы, что вы…Только документы все в порядке!

– Значит ищи, что не в порядке!

***

Вечером Сергей Петрович решил прогуляться по главной улице поселка. Почти три километра вдоль моря. Справа пляжи, слева пансионаты, ресторанчики, кафе, магазины. А в самом конце – грандиозная танцевальная площадка. Народа много: компании, отдельные прохожие, парочки, – и, как в свое время мечтал Остап Бендер, все в белых брюках и белых платьях, а некоторые молодые девушки только в купальниках, прикрытых парео. Везде музыка, шум и неповторимый аромат курорта, замешанный на запахах роз, коньяка, шашлыка и моря.

Ему очень захотелось пива. Рядом маленькое кафе и свободные столики. Что ж, выпить – значит, выпить. Кафешка принадлежала жене сельского головы Ниночке, где она сама и продавала напитки, и сама же исполняла обязанности официантки.

 – Ниночка, привет! Дай мне «Рогань», только холодненькую.

– Привет, садись, сейчас принесу.

За соседним столиком сидел и ее муж, Сан Саныч, немного полноватый, еще молодой, но уже лысеющий брюнет.

– О, какие люди!

– Да обычные, метр восемьдесят два и девяносто килограммов…

– Ну, присаживайся.

– Как дела?

– Да все дела у прокурора, у нас – так себе, делишки…

Пиво было прекрасное, да еще и креветки местные, хоть и мелкие, но ароматные. Время летело незаметно, да и разговор стал более доверительным.

– Ты чего такой смурной?

– Так станешь и смурным, и больным. Сегодня заместитель областного пахана приезжал. Так все печенки порасковырял, сука…

– Чего он хотел?

– Да так, самую малость. Расторгнуть договора аренды со всеми «москалями»! Начать снос ваших пансионатов. У них гасло – «УКРАИНА ТИЛЬКЫ ДЛЯ УКРАЙИНЦИВ»!

– Так он же сам не украинец!

– Э, не. Оно теперь Мыхайло Мыхайловыч Мрачук! Щирый украинец и заместитель областного головы! Шишка!

– Ну, и что делать-то будешь?

– А что тут поделаешь? Лично я заву написал: слагаю свои полномочия. Проживем: кафешка есть, огород тоже, да у тестя с тещей паи после развала колхоза, по шесть гектар. Проживем…

– Да, чувствую, недолго жить-то осталось…

– Да не каркай ты, и так на душе будто кошки нагадили.

– Ну, извини…

Допили пиво и разошлись. Спать не хотелось, Сергей сходил к морю искупался, но так до утра и не заснул.

***

А осенью начался «майдан»…

Пока идиоты скакали и жгли покрышки, пока стреляли по «Беркуту», в тихом поселочке на берегу моря новый поселковый голова быстренько переделал разного рода бумаги, суды по приказу из области вынесли нужные решения, – и более десятка пансионатов, с землей и строениями, оказались в собственности каких то молодых людей, в основном, безработных или студентов-первокурсников, которые за бесценок продали свое имущество некой Розалии Михайловне Мрачук, любимой доченьке Михаила Моисеевича, гражданке США и Израиля.

***

Сергей Петрович смотрел телевизор. Какая радость, что над Крымом взвился российский триколор! Появилась надежда, что и на всей Украине восторжествует справедливость и правда.

Но когда на сцене, на Площади Незалежности, в одной кампании с Турчиновым, Яценюком, Порошенко и прочими майданными паханами, он увидел рожу Мыхайлы Мыхайловича в мазепинке и с нашивкой «Правого сектора» (той самой террористической организации, которая запрещена в РФ — ред.), понял: надеяться надо, но только с автоматом в руках!

Рисунок — Evrofilm

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 5

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Не только себе, но и родичам

Игорь НОСКОВ

Дети войны – детям мира

Целительница

Игорь НОСКОВ