Крымское Эхо
Эхо недели

Можем и делаем

Можем и делаем

Уффф! Уходящая неделя выдалась поистине чумовой. Можно сказать, исторической – ее мы точно запомним навсегда. Все, конечно, давно заметили, что события на фоне слома старой модели мировых отношений и зарождения новой сильно ускорились. Но чтобы так..! Это уже и не ускорение, а скачок какой-то. Причем, судя по всему, Москва его не хотела и оттягивала.

Сложно сказать, на что рассчитывали западные хозяева Киева, организовывая «контрнаступ» на харьковском направлении. На то, что, потеряв контроль над парой райцентров, русская армия разъедется по местам постоянной дислокации подразделений? Что Путин, как давно грезят неадекватные либероиды, «сбежит на вертолёте в КНДР»?

Вышло наоборот: властям, военным, да и всему российскому народу стало окончательно ясно, что тот самый скачок необходим прямо сейчас. Как говорил Ленин, «вчера было рано, завтра будет поздно. Надо брать сейчас». Воевать с Западом на огромном украинском поле боя силами 200-тысячной «вегетарианской» группировки более не представляется возможным. Времена бронеколонн, прорезавших рыхлое тело соседнего недогосударства, как горячий нож подтаявшее масло, прошли.

Несколько месяцев хозяева тренировали у себя целые подразделения, накапливали на Украине технику, вооружение, боеприпасы. И пустили в дело. Да, многие и многое уничтожено. Но в ближайшие пару-тройку месяцев этот финт повторят. Затыкать дыры на фронте, на километр которого в среднем приходится не более 200 военных, включая тыловиков, медиков и штабных писарей (большинство не в первой линии) – дело неблагодарное.

У российской армии в принципе сил еще в запасе хоть отбавляй.

Но именно оголения других участков наших безразмерных границ и ждут ребята в Пентагоне.

В общем, на уходящей неделе началось. Как всегда, Путин «пошел конём». Военный призыв можно ж было объявить и сразу после харьковских боёв. Но нет! Сначала произошло оживление в республиках Донбасса и на освобожденных территориях. Когда Общественная палата ЛНР призвала главу республики немедленно провести референдум о вхождении в состав России, можно было подумать, что это просто несогласованная инициатива снизу. Когда ОП ДНР через пару часов сделала ровно то же самое, мало у кого оставались сомнения, что «процесс пошел» и на очереди запорожцы с херсонцами. Ровно так и вышло.

В исходе референдумов никто не сомневается. Украинская артиллерия, без продыху бьющая по номинально пока еще подданным Киева, тому порукой. Да и высокая явка в первый день голосования не оставляет повода для разночтений.

Примерно к 1 октября (плюс-минус пара дней) в составе Российской Федерации будет на четыре субъекта больше.

Соответственно, перед Западом встаёт вопрос. Нет, не признания-непризнания. Это вообще не важно. Встаёт вопрос, как воевать на землях, которые Москва считает территорией Российской Федерации? К примеру, всякий прыщавый школьник в наших хлябях уже знает, что хвалёный HIMARS перестаёт быть оружием, бьющим по площадям «куда-то туда», и становится высокоточным только при наведении с американских спутников. То бишь, целенаправленный удар по Херсону или Новой Каховке будет означать нападение Штатов на Россию.

Избитая (за минувшую неделю – особенно) фраза «Путин поднял ставки» начинает попахивать для Вашингтона прямым участием в войне, да еще и не по его воле, а по констатирующему заявлению Кремля.

Что уж говорить о европейских подпевалах?

Поставки гаубиц, танков, прочей бронетехники теперь крайне чреваты. Любой выстрел из отправленного какой-нибудь Германией оружия по объекту в ЛДНР, на Херсонщине и в Запорожском крае может быть истолкован Россией в очень неприятных для Берлина формулировках, которые напомнят, что не все кириллические надписи на Рейхстаге были цензурными.

Правда, автоматически вопрос возник и перед российской властью: сказав «это – наше», его нужно защищать. Либо промолчать и готовить пресловутый вертолёт Москва – Пхеньян. Впрочем, в отличие от некоторых западных политиков, Путин свои следующие ходы знает. Отсюда – частичная мобилизация. Причём, выходит так, что ее обосновала не «харьковская катастрофа», а референдумы.

Россиян новость о призыве запасников слегка оглушила, но, надо признать, не деморализовала.

Помнится, кто-то из бежавших на Запад российских чиновников утверждал, что лояльность «режиму» в РФ обменяли на демобилизацию общества. Дескать, россияне молчат, пока их не отправляют на войну. А иначе – ух, что будет.

Ну, вот, мобилизация случилась. Где «ух»? Да, всем тревожно за себя или родственников и знакомых. Так это и нормально. Чего хохотать-то? Ничего весёлого в войне нет, особенно, если ты сам в окопе. Однако подавляющее большинство мужиков, получивших повестки, идут в военкомат. На границах наблюдается рост выезжающих из страны, но речь идет о десятке-другом тысяч человек, включая семьи.

«Сознательным отказникам», в простонародии называемым трусами и чмошниками, наверное, надо бы по-христиански посочувствовать и помолиться о спасении их душ. Но автору этих строк почему-то не хочется.

Беглецы наказывают и себя, и свои семьи. Ты можешь считать собственную бесценную тушку гениальным ужом, который выкручивается из всех сложных ситуаций. Ты можешь даже в это искренне верить. Но подсознание в курсе, что ты – трус, подлец и сволочь. И оно тебя будет плющить за это все твои оставшиеся годы, пока ты прячешься от повестки по армянским, грузинским и казахским погребам. Оно, подсознание, тебя изнутри и сожрёт…

В целом же российское общество, по крайней мере, пока, демонстрирует неплохую устойчивость и вменяемость. Массовой истерики а-ля «вы нам обещали новые велодорожки, Wi-Fi в парках и барбершопы, а вместо этого призываете в армию» не наблюдается. Нет и эйфории, как в 1914 году при начале Первой Мировой войны. Тогда все кричали, что вот уже через неделю будут пить баварское в Берлине — а через пару лет до кровавой юшки ненавидели власть за «несбытье мечт».

В общем, расчёт Путина был рискован, но, по крайней мере на данный момент, оправдывается во внутренней политике. Что происходит во внешней, ярко проиллюстрировала одна испанская газета. На опубликованной там карикатуре изображены западные лидеры и Зеленский с нацистской повязкой на руке, уписавшиеся, глядя на экран, транслирующий обращение нашего президента к россиянам.

Правда, не надо недооценивать противостоящих нам ребят. Они упрямые, да у них и выхода нет. Они имеют право уписаться — но не могут признать своё поражение ни при каких обстоятельствах. Просто у них тогда будет то же, что в бывшем СССР в начале 90-х годов. Даже хуже.

«Судя по происходящему и еще собирающемуся произойти, эта неделя знаменует или преддверие нашей скорой победы, или преддверие ядерной войны. Не могу разглядеть ничего третьего», — констатировала главред RT Маргарита Симоньян.

Пока на внешнеполитической арене наши противники ограничились атакой на привилегированное положение России в Совбезе ООН. Они давно в этом направлении жмут, а тут и Генассамблея Организации Объединенных Наций случилась. Правда, пришлось ночью переписывать речь Байдена после объявления в РФ частичной мобилизации. А так-то всё по плану. Что называется, «в три глотки» эти товарищи орали, мол, надо изменить формат Совбеза, да и вообще надо отобрать у Москвы право вето.

Сидят делегации почти двух сотен государств, слушают вот это всё, и думают: «А не пойти ли нам на кофе-брэйк? Сказки о противостоянии демократической Белоснежки автократическому Дракону как-то приелись»… Короче, позаседали они там все на Генеральной ассамблее, да и разошлись по своим делам. Только дым дискуссий осел на бумагу протоколов.

Кинорежиссёр Никита Михалков в своём канале «Бесогон» недавно приводил статистику голосований в ООН по однотипной антироссийской резолюции, которую постоянно вытаскивают наши экзистенциальные «партнёры». В марте «за» было более 75% стран, к августу их стало 30%. Не то, чтобы эти государства-отказники были предательски «понимающими Путина». Нет – они просто за себя. Нахрена им расширение (размывание, по сути) Совбеза за счёт включения туда таких государств, как Германия, которая при любой неосторожной для США ситуации оборачивается «эффектом колбасы-шольца»?

Нинахрена.

Сколько представителей Африки, Южной Америки и арабского мира входят в Совбез ООН? И они вот сейчас побегут одобрять установки летящего с пьедестала гегемона?.. Ответ очевиден.

Честно говоря, это какой-то курс молодого депутата сельсовета, часть вторая, или курс начинающего начальника отдела при мэрии Мухосранска: «не кричи о решениях, о принятии которых ты не договорился с коллегами. А лучше не кричи, пока не проголосуют и не зафиксируют на бумаге. Можешь оказаться в неудобной ситуации».

Это об уровне профессионализма в мировой политике.

Говорят о том, чего не могут; могут то, чего боятся; сделают то, что им навредит.

Многих Россия тем и пугает: она использует возможности, если они появляются. Можем – делаем. Не можем – не занимаемся звенящим пустословием…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 5

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Новый взгляд на старые дела

Ольга ФОМИНА

Всё так хорошо, что аж страшно

Гораздо более бодро

Оставить комментарий