Крымское Эхо
Знать и помнить

Москва крымская

Москва крымская

ПРОГУЛКА ПО МОСКВЕ С РАЗМЫШЛЕНИЯМИ

Работая с материалами о 172-й дивизии полковника И.А. Ласкина, я давно собирался побывать на улицах Перекопской, Большой и Малой Ишуньских. Скоро Перекопскому сражению исполнится 75 лет, и это может стать последним крупным юбилеем. Все стирается в памяти людей, и ничего откладывать на потом нельзя.

Пешеходные прогулки по Москве приобрели моду. Не знаю, как сегодня в Симферополе (а о старом городе есть о чем поговорить), но здесь архитекторы, историки и краеведы, знающие свое дело лучше казенных гидов («слева — памятник, справа — баня»), собирают группы по 20-30 человек и ведут по улицам города.Студенты и школьники, пенсионеры с проснувшимся интересом к прошлому, любопытные женщины, которых, естественно, всегда больше, открывают тонкости архитектуры, тайны городской истории, находят истоки литературных сюжетов и ворошат биографии великих.

На таких прогулках переплетаются в одном месте события разных эпох. Многие уже знают друг друга. Поскольку в интересующий меня район экскурсии не водят, то поехал сам.

Перед прогулкой пришлось разобраться с крымской «собственностью» — тремя-четырьмя районами с крымскими наименованиями. И я сам удивился, осознав, сколько Крыма в Москве.

1. Про Крымский мост (XVIII век, 1938) — он как Эйфелева башня в Париже — известно каждому, потому что нет такого москвича, который не знает дорогу в ЦПКиО им Горького «от Сокольников до парка на метро». Крымский вална Садовом кольце был когда-то частью Земляного вала вокруг города (примерно по линии современного Садового кольца) и назывался так по располагавшемуся рядом посольству крымского хана. Мост и вал дали название Крымской площади (XVIII век), находящейся на другой стороне моста через Москву-реку, пешеходной Крымской набережной и нескольким коротким 200-метровым Крымскому, Новокрымскому проездам (1956) и Крымскому тупику (XIX век). А коли мост назвали, то и Крымскую эстакаду длиной в 300 м добавим. Всего 8 крымских трофеев.

2. Благодаря нашим крымским ханам Гиреям на востоке Москвы существует также целый район Новогиреево и Новогиреевская улица (1960), конечно, с производными. Приоритет в этом открытии следует отдать филологу Михаилу Волчкову, который на ТК «Культура» доказал происхождение названия Новогиреево от имени Гирей (ср. Алексей, Сергей), фамилии Гиреев и села Гиреево, которое появилось в XVI веке после нашествия хана Девлет-Гирея. Спасибо. Теперь крымчане могут подавать заявку на новое «присоединение» территории в 4,45 км² с численностью населения 94 тыс. чел. Это самое крупное приобретение за всю историю присвоения крымских имен.

Таким образом, в двух районах имеем 10 названий, корни которых идут от Крымского ханства.

Еще два района — Зюзино «крымское» и «феодосийский» в Бутово — расположены на юго-западе столицы.

3.1. Район Зюзино Юго-Западного округа находится в получасах езды от центра. Здесь от станции метро Севастопольская и Севастопольской площади (1990 год) в разные стороны уходят немного мешающий мне Каховский проспект, Азовская улица, Большая и Малая Юшуньские (1965) и цветущий Чонгарский бульвар(1965). В свою очередь, бульвар выводит на Симферопольский бульвар (1965) и проезд, Ялтинскую (1965) и Артековскую улицы (1965), а эти, как положено, выходят на Черноморский бульвар (1965).

Хотел «крымизировать» Чонгарский, Черноморский бульвары и Азовскую улицу, да побоялся протестов научной общественности. Хотя, если очень-очень захотеть, то можно доказать, что Черноморский бульвар произошел от пгт Черноморское (б. Ак-Мечети), а Азовская улица — от пгт Азовское (б. Колай).

Б. Юшуньская упирается в Балаклавский проспект(1965),на который также параллельно выходят Керченская улица (29 апреля 1965 год), и Севастопольский проспект (1965) и проезд. С Севастопольского проспекта можно повернуть на Перекопскую улицу (29 апреля 1965 года). Азовская улица, конечно, ведет к Сивашской (1984), а та — к Нахимовскому проспекту (1965). Не знаю, как быть с улицами севастопольских адмиралов Лазарева (1996), Корнилова, но за Нахимовский проспект стоять нужно, как в обороне Севастополя.

Всего в районе Зюзино я насчитал 14 крымских наименований, в основном с военным подтекстом.

Торговый центр, ресторан в бывшем гостиничном комплексе «Севастополь» и ресторан «Рада-Таврия» на Б. Юшуньской ул. (базару, как многие называют торговый центр «Севастополь», лучше подходит наименование «Шанхай»), а где-то есть и торговый дом «Симферополь», к учету не принимаем. Это величина ненадежная, ибо все можно продать и переименовать.

3.2. Севастопольский проспект, заканчиваясь в Бутово улицей Айвазовского (1978), образует вместе с ней «феодосийский куст»Феодосийскую улицу (1985), А. Грина (1986), Коктебельскую (1991), 1-ю и 2-ю Белогорские улицы(1985-86), Старокрымскую улицу, Джанкойскую улицу и проезд (1985), также проходящее рядом Симферопольское шоссе. Обратим внимание, что в 1985 году праздновали 40-летие Победы.

Жаль, что по Симферопольскому шоссе до украинской границы осталось теперь всего 720 км. А то бы «крымскими» улицами и шоссе «Ночные волки» могли въехать в книгу Гинесса — от Зюзино и Феодосийской до самого Севастополя. Здесь насчитывается 10 наименований, не говоря о сопутствующих названиях, простите за выражение, юридических лиц.

Поскольку эти два района соединяет 10-километровый Севастопольский проспект, то можно считать их 24 «крымских» объекта единым образованием советского наследия.

Если добавить три станции метроСевастопольская, Нахимовский проспект, Новогиреево и железнодорожную платформу Новогиреево, то всего прописалось на карте Москвы в трех местах 37 памятных крымских урбонимов!

Уникальный случай — ни одна область России и близко не имеет в Москве такого представительства! Даже старые москвичи поразились, обнаружив у себя такой огромный крымский конгломерат. И о чем думали те, кому в голову пришло отделять Крым от России?..

В 1991 году, оставив Севастополь другому государству, поторопились под благовидным предлогом избавить Москву от названия «Севастопольский район». С расширением территории Москвы в нынешнюю историческую эпоху сохраняется возможность дополнить этот перечень новыми крымскими наименованиями.

Стоило бы еще перечислить памятники, подсчитать длину улиц и впору составлять свой реестр. Вот такая арифметика с географией Москвы крымской. Знает ли об этом поколение крымчан, не видевшее Москву четверть века, сомневаюсь.

Окончательно запутав себя и других, — хоть карту смотри — я отправился по району Зюзино пешком, полагаясь на язык и интуицию, по настоящему лабиринту из крымских проспектов, бульваров, улиц и площади. А молодые знатоки пусть попробуют пройти его с помощью навигатора. Шагать по Севастопольскому проспекту из этого района в «феодосийский» в мои планы не входило.

 В эпоху уплотнительной застройки все проспекты, бульвары и улицы спального района радуют ухоженностью, чистотой и простором, сохраняя стиль советской архитектурной планировки, когда стоимость земли в расчет не особо принималась. Старые пятиэтажки утопают в зелени лип, берез, каштанов, дубов, рябин так, что их и не видно. В экологически чистом районе легко дышится. Многие жители обращают внимание на «крымскость» их района, где ровно 50 лет назад появились «крымские» улицы. Те, кто их так нарекал, понимали высокое значение Крыма.

Топонимическая колонизация Москвы Крымом в 1965 году продолжилась сразу 10-ю названиями на территории недавно вошедшего в состав города этого рабочего района. Он быстро застраивался первыми в городе «хрущевками» и заселялся счастливыми выходцами из коммуналок, подвалов и трущоб.

Праздник Победы при Брежневе в юбилейном 1965 году отмечался необыкновенно торжественно и трогательно. Впервые после 1945 года состоялся парад Победы. Фронтовики снова надели ордена и были награждены новыми. Но теперь как-то позабылось у местных жителей, в честь каких заслуг в год 20-летия Победы появились здесь крымские проспекты, бульвары и улицы. И уже топонимики сухо твердят, что названы они просто по географическому признаку — в сторону юга или по событиям Гражданской войны. А в сторону севера, почему не наклепали тверских или новгородских названий? Это накануне дня Победы в Великой Отечественной войне присвоили этим улицам имена в честь побед в Гражданской войне? Нет, так отмечены боевые заслуги Крыма в 1941-1945 годах в честь дня Победы и в завершении Гражданской войны.

О некоторых улицах стоит рассказать.

Севастопольский и Балаклавский проспекты

Пересекаются друг с другом широченный Балаклавский и длиннющий Севастопольский проспекты. Где-то в конце Севастопольского, в новом парке на ул. Айвазовского скоро появится скульптурная композиция «Оборона Севастополя. 1942 год». На пересечении Севастопольского и Нахимовского проспектов в дни празднования 220-летия Черноморского флотаустановлен монумент героизму и доблести моряков-черноморцев (2003), неподалеку — памятник молодому Павлу Нахимову. Хорошо берегут историю москвичи. Балаклава больше ассоциировалась с Александрм Ивановичем Куприным и его «греками, отдаленных потомков кровожадных гомеровских листригонов». Но в 1965-м Балаклавское сражение в Крымской войне и участие в обороне Севастополя 1941-1942 работали на одну идею.

  • Рисунок 1. Памятник «Оборона Севастополя. 1942» хотели поставить
  • на пересечении Севастопольского и Балаклавского проспектов, но передумали.
  • Пусть останется это место для Балаклавы

«Сейчас воюем в местах так хорошо описанных в 3-томном произведении Сергеева-Ценского («Севастопольская страда»). Стараемся свято хранить память героических защитников и быть их достойными потомками». Из фронтовых писем А.Галушкина. 1941 год.

А 10 мая 1944 года наш великий крымчанин С. Сергеев-Ценский восторженно откликнулся на освобождение Севастополя.

Рисунок 2 и 3

70 лет назад в приказе Верховного Главнокомандующего № 20 от 1 мая 1945 года Севастопольодним из четырех городов был назван городом-героем. А в том 1965 ему вручили Золотую Звезду и орден Ленина

Перекопская улица

От Балаклавского проспекта до цели моей поездки — Перекопской улицы пришлось проехать по Севастопольскому проспекту три остановки троллейбусом. И сразу увидел на малолюдной улице, с едва проглядывающими за деревьями домов советских проектов, памятник.

Рисунок 4, 5, 6. Позади памятника. Еще одна война достала этого седого и совсем не старого солдата

Стела «Героям Перекопа 1920 1944» установлена в 1972 году на Перекопской улице, в честь штурма Перекопа осенью 1920 и освобождения Крыма от немецко-фашистских захватчиков весной 1944. Точка между датами и перечень дивизий, сражавшихся у Перекопа — он как-то скрыт на противоположной стороне — свидетельствуют, что героев обороны Крыма от германских войск и войск Украинской Народной Республики в 1918 и 1941 забыли, в том числе нашу 51 Отдельную армию (на правах фронта). Раздосадовало. Слава достается наступающим войскам, а упреки — обороняющимся.

Перекоп, Ишунь, Чонгар и Сиваш связаны не только географически, но и неизбежным единством боевых действий в северном Крыму. На Перекопском валу и Ишуньских позициях сражались в 1941 тысячи крымчан, в их числе симферопольцы, 51-й армии, и близкой мне 172-ой дивизии полковника Ласкина. Много там пролито крови. Военный Совет армии тогда призывал: «Пусть в каждом из нас живет память о доблести и героях Каховки и Перекопа, Сиваша и Чонгара». И потому московские улицы хранят их память.

В сентябре 1941 года там побывали два поэта — корреспондент «Красной Звезды» Константин Симонов в двух дивизиях 51-й армии на Чонгаре и Сиваше, а корреспондент газеты «Сын Отечества» Илья Сельвинский — в 172-й дивизии на Перекопе и в 276-й под Геническом.

К. Симонов пробыл в частях до начала наступления немцев на Перекоп и оставил в хорошо известных дневниках свою горькую правду о первой встрече с врагами не обстрелянных и ни разу не принимавших участия в боях частей на Чонгаре, Арабатской стрелке и Сивашах, о трусости и героизме, неорганизованности и безволии командиров и красноармейцев. Из второй поездки на Арабатскую стрелку он с Николаевым приехал в Симферополь в ночь на 23 сентября. А 24 сентября в ночной экспедиции и подрыве Генического железнодорожного моста, соединявшего город с Арабатской стрелкой, участвовал И. Сельвинский. Неужто не встречались?

А в 172-й стрелковой дивизии (первого формирования) Симонов побывал еще в июле, когда она вела тяжелые оборонительные бои и прорывалась из окружения под Могилевом. И хорошо запомнил ее дисциплину, порядок, уверенность.

 Таким образом два выдающихся писателя сохранили для истории добрую память о нашей дивизии.

Мало теперь кому в голову придет, что Илья Сельвинский — автор «Черноглазой казачки» (1942), потрясающего стихотворения о Багеровском рве «Я это видел» (1942) и душевного романса «Что взгрустнулося тебе» был участником двух оборон Перекопа.

 «Как и в 1918 году, мне снова судьба защищать все тот же Турецкий вал от все тех же немцев», — записал Илья Львович в дневнике. В марте 1918 года в партизанском отряде матроса Груббеон участвовал в четырехдневной защите Перекопа, был ранен шашкой гайдамака на пулеметной тачанке под Сальково и еще потом контужен.

25 сентября 1941 года. На странице он вверх ногами написал: «Не хотел обо всем этом писать даже в дневнике. Но если не писать правды — на кой черт тогда дневник». «С фронта шли в одиночку, парами, гуськом небольшими подразделениями. Драпали целые батареи. Матросы, конечно, с девочками (откуда они здесь?). В 10 км за Айбарами (Лариндорфского района — В.Г.) Николаев велел мне сойти с машины и от его имени организовать заградительный отряд… Я сошел. Николаев уехал. Я один против целого поля. Что делать? Но главное — не теряться. Мимо шли пехотинцы. Я их пропустил. Ехали на подводах матросы. Мимо. Батареи, авто. Ладно. Наконец вижу то, что ожидал — конница. Останавливаю эскадрон. «Лейтенант, ко мне». Объявляю о распоряжении Николаева. Ссаживаю всадника, сам сажусь верхом. Организуем цепь и охватываем поле. Всех без исключения, направляю в М. для формирования и возвращения на передний край. Через 6 час.летит машина с зажженными фарами. Это Н. Поле уже чисто».

Здесь дрогнул даже всегда бесстрашный член Военного Совета 51-й армии корпусной комиссар А.С. Николаев: «Ну, война кончена… Кончена война». Превратиться за четырнадцать месяцев из старшего политрука в корпусного комиссара можно только в приказах.

Выдвигавшиеся через Айбары части 172-й дивизии этого поля дезертиров уже не встретили. Они столкнуться с этим типичным для того времени явлением позже. И только воля командиров и комиссаров сумеет переломить ситуацию, вернуть бойцов на поле боя и заставить их выполнять боевые задачи. Не случайно пишет А.И. Галушкин, что приходилось «бороться с проявлениями паники и трусости. Это очень нелегкое дело. Было очень много трудных и тяжелых моментов».

В атаке на Армянск Илья Сельвинский был где-то рядом с ним, и оба написали в своих письмах женам про эти бои.

«27-28-29 сентября (1941 год) происходили очень тяжелые бои, в которых имел счастье участвовать. Я подчеркиваю – счастье! Эти три дня обогатили мою душу. То, что я остался и жив и даже цел – почти чудо. Но важно, конечно. Не это, а то, что если бы я больше ничего на войне не переживал, кроме этого, то и тогда я считал бы, что очень многое пережил». И.Сельвинский

С утра 27 сентября начали действовать главные силы 172-й дивизии под командованием полковника Торопцева (полковник Ласкин вступит в должность 6 октября) — 514-й стрелковый полк подполковника Устинова, 747-й стрелковый полк пограничника подполковника Шашло, а также 5-й танковый полк, которым командовал майор Баранов.

Именно их атаку утром 27 сентября на пункт А. — Армянск И. Сельвинский зафиксировал в дневнике вырезкой из газеты, а от руки приписал: «Командир 172 дивизии полк. Торопцев, в батальоне которого я участвовал в наступлении на Армянск». И еще о командире на броневике: «Это был командир дивизии, но цензура переименовала его звание. Фамилия комдива Торопцев».

Рисунок 7«Сын Отечества» №41 от 8.10.1941

В этот же день на редакционной «полуторке» он въехал в занятую немцами дер. Асс (н. Пролетарка). Машина заглохла на глазах у немцев. С криком «Цурюк!!!» он швырнул на 60 метров в них две гранаты без запалов — не научился заряжать — и залег. Немцы тоже залегли и ждали, когда взорвется РГД-33 в «рубашке» с тысячами осколков. В этот момент машина завелась, Сельвинский вскочил в кабину, и им удалось оторваться.

 «Немало хороших ребят погибло. Некоторые из них на глазах. Как жалко было, когда не всегда имеешь возможность похоронить их. Одно испытываешь удовлетворение, что дрались крепко, как звери, за каждый метр буквально, обильно орошая вражеской кровью. Достаточно сказать, что только под Перекопом и Армянском убито и ранено было у противника около 30 тыс. человек. А под Ишунью были дни, когда уничтожали в день по 900–1000 чел.» «Каждый раз проходишь по тем местам, откуда выбивали немцев, буквально валялись десятки убитых и тяжело раненых (без ног, без рук, которых они не эвакуируют в случае отступления».Из письма А. Галушкина.

Никогда и никому за всю историю отстоять Турецкий вал не удавалось. Они сделали все, что могли и отступали так, как отступают все потерпевшие поражение в оборонительных боях.

Когда войска «неслись» по Симферопольскому шоссе мимо Артека на Ялтуи Севастополь, «созерцательный, как и полагается быть поэту», Сельвинский «награждал» все управление Крымской армии хлесткими оценками — «близорукость, расхлябанность, инертность» (видимо, не зря Сталин поснимал Левченко, Кузнецова да и комиссара Николаева тоже). Писатель редакции (по официальной должности), интендант 2-го ранга с казачьим чубом и орденом на груди, по его собственным словам, организовывал движение отступавших частей таким образом, что все были уверены — это ему поручено Военным Советом. «Нужно ли говорить, что свои 3 машины (редакции газеты — В.Г.) я пропускал везде и всюду вне очереди?»

Пройдет немного времени, и уже в Севастополе докажут командиры способность управлять войсками и стоять будут 259 дней насмерть.

Кстати, симферополец Илья Львович Сельвинский похоронен в Москве на самом почетном Новодевичьем кладбище.

В 1967 году генерал-лейтенант И.А. Ласкин добивается награждения боевых товарищей, забытых после отступления с Ишуньских позиций и севастопольской агонии.Из письма Маршалу Советского Союза Н.И. Крылову и генералу армии П.И. Батову:

Рисунок 8. Из письма И.А. Ласкина Маршалу Советского Союза Н.И. Крылову и генералу армии П.И. Батову. 14 января 1967 года

Не думал А. Галушкин, что придется ему еще раз воевать в рядах своей 172-й дивизии, в которой он сражался на Перекопе и Ишуни в сентябре-октябре. Моряки 2-го полка морской пехоты 172-й дивизии полковника И.А. Ласкина (командир полка майор Н.Н. Таран) после боев в Севастополе за гору Гасфорта с Итальянским кладбищем проявятся в Евпатории. Рассказать о судьбе этого полка и его участии в Евпаторийском десанте в своих мемуарах И.А. Ласкину и Н.И. Крылову что-то мешало.

Не знаю, но сегодня хочется, чтобы, переосмысливая свою историю, сохранилась на этой улице память и об исчезнувшем селе Перекоп,Армянском базаре, крепости Ор-Капу(как увлекательно открыл «Северные ворота Крыма» Лев Петрович Кружко), о марковскойЩемиловке Марины Цветаевой:

  • В той Щемиловке — тошна б,
  • Каб не флаг над ней штабной —
  • Полка марковского — штаб.
  • Черный с белою каймой.
  • Флаг над штабом.
  • Рок над флагом

В преддверии новых испытаний в период сложившихся неустойчивостей пришло время через общественный договор покончить со скрытым, но незажившим вторым русским расколом — между белыми и красными, самыми богатыми и самыми бедными, 15-ю процентами либералов западной ориентации и массами, как бы трудно это ни было. Глубину раскола показал недавний диспут на ТВ С. Кургиняна и Н. Сванидзе. Ведь разжигаем сегодня уже не злобу сердца, а злобу ума. Не глупы были большевики, когда назойливо взывали к единству партии и народа. Спустя 70 лет даже с немцами почти примирились.

Но, увы, эта правильность невозможна. Власть имущие по недомыслию все еще не представили обществу проект развития Новой России. Идеи без прибыли не востребованы до тех пор, пока не вспыхнет острый социально-политический кризис.

После катастрофы 1991 года ценность каждой жизни россиян возросла. Потеряв огромную часть населения, мы оказались на 180 месте в мире по плотности проживания — она снизилась с 13 до 8,5 чел/км².

 А следы поучительного никонианского — первого русского раскола XVII века возникли неожиданно в 100 метрах от памятника. За чугунной оградой, на чистом ухоженном газоне, как на картинке, красовалась новенькая церковь нарышкинского стиля.

Рисунок 9. Церковь Святых мучеников и страстотерпцев Петра и Павла на Перекопской улице. 1688 год

Рисунок 10. За оградою церкви гранитный камень всех примирил

— Что это за церковь? — спросил я у случайного прохожего.

— Святых мучеников и страстотерпцев Петра и Павла. Читай, на доске написано. Ей более 300 лет. Раньше стояла старообрядческая деревянная церковь во имя Бориса и Глеба, построенная Морозовыми.

— Какими Морозовыми?

— Боярыню Морозову знаешь?

— С картины Сурикова в Третьяковке? Конечно, знаю.

— Так здесь, на углу Перекопской и Керченской, и было село Зюзино. Боярыня, овдовев, и была хозяйкой очень богатого имения. И протопоп Аввакум часто у нее бывал.

В который уже раз в ходе моих поисков открывалась история старообрядчества — на Преображенке, Гуслицах и Дулеве, а раньше и в нижегородских Черноречье и Керженце, «В лесах», куда завел самобытный П.И. Мельников-Печерский,— и трагическая история народного раскола. Богатейшую, красивую, веселую женщину, совсем не такую, как на картине, ожидала страшная судьба. Говорят, что показать железный ошейник, цепью от которого она прикована к колоде в санях, В.И. Суриков не решился. А люди-то были приближенными к царю Алексею Михайловичу. Народ же вокруг боярыни таков, какой есть, во всем многообразии добра и зла, обращающийся к одному Богу, но с разной правдой.

Рис 11.

Уже дома посмотрел изумительное «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное»: «У света моей, у Федосьи Прокопьевны Морозовы, не выходя жил во дворе, понеже дочь мне духовная, и сестра ее, княгиня Евдокея Прокопьевна, дочь же моя. Светы мои, мученицы Христовы!» и далее: «А бояроню ту Федосью Морозову и совсем разорили, и сына у нея уморили, и ея мучат; и сестру ея Евдокею, бивше батогами, и от детей отлучили и с мужем розвели, а ево, князь Петра Урусова, на другой-де женили».

Так, неожиданно встретились в этом местене преклонная боярыня Морозова и неистовый протопоп Аввакум, почитаемые — не только староверами — за «Житие», за стойкость и твердость убеждений, нечеловеческие страдания, жертвенность.

И хотя, по экспертной оценке на 2001 год, в России из менее 1 млн человек, крещеных в РПСЦ , причащаются только около 400 тысяч прихожан, тема раскола жива.

Рисунок 12. Крепка вера старообрядцев кузнецовской Золотой казармы Дулевского фарфорового завода

Большая и Малая Юшуньские улицы

Село Ишунь. Сомневаюсь, что есть еще такое далекое маленькое село в несколько сот жителей, которое Москва удостоила такой чести (курортный Коктебель не в счет). Все село вполне разместилось бы на Юшуньских улицах. Почему изначально Ишуньские улицы стали Юшуньскими, пусть распутывает этимология.

Рисунок 13.Севастопольская площадь. На углу Азовской и Б. Ишуньской улиц

Рисунок 14. Еле виден «Севастополь» на Б. Ишуньской

Рисунок 15. Село Ишунь (вдали). В октябре 1941 года на этом поле — северное побережье реки Чатырлык — водил в контратаки бойцов 172-й дивизии мой отец — комиссар. Фото Л.П. Кружко, сделано по просьбе автора

В сентябре-октябре 1941 года на Перекопе и Ишуньских позициях, на рубеже реки Чатырлык только одна дивизия полковника И.А. Ласкина потеряла около десяти тысяч человек, но рубежей обороны без приказа не сдала. В 1944-ом, услышав слово Ишунь, переставляла флажки на карте вся страна. Спрашиваю у жителей: «Почему эти улицы называются Юшуньскими?». Нашлись такие, кто слышал. В освободительном 1944 году мелькали населенные пункты, о которых вспоминают только в дни боев, и «Правда» восторженно писала:

Сивашская улица

Спохватившись в 1984 году (40-летие штурма Крымского перешейка, власти присоединили Сивашскую улицу к крымской группе. Без героических переходов Красной армии через Сиваш при штурме Перекопа в 1920 и 1944 годах и без этого деда Ивана Оленчука со снимка симферопольца Леонида Яблонского, который дважды перевел через него наши войска, было бы на карте Москвы просто Гнилое море.

Рисунок 19

Чонгарским бульваром

От метро Севастопольская, проходя Чонгарским бульваром, попадешь на Симферопольский бульвар, Ялтинскую и Артековскую улицы. Естественно, ведь в Симферополь и Ялту — через Чонгар.

В 1875 годужелезнодорожная линия через Чонгарский полуостров вошла в Крым и прочно соединила Москву и Севастополь, и стал Чонгар с тех пор главными воротами Крыма (до 2014 года?). Напоминает они о победе Красной армии в ноябре 1920 в ходе Перекопско-Чонгарской операции, которая привела к прекращению Гражданской войны. Отделить историю формально херсонского Чонгара от крымской невозможно. Теперь он за границей. Будет ли славить его Украина?

Рисунок 20, 21. Чонгарский бульвар украшен сияющей блеском и красками Хозяйкой медной горы. Наверное, потому, что у чонгарскогосольпрома нет своего символа

Симферопольский бульвар

Не совсем бульвар, так как посредине идет трамвай в центр города, а не гуляют по аллее люди. И без Долгоруковского обелиска или Екатерины Великой из Горсада, честно говоря, он ничем не цепляет. Как и положено крымской столице, без которой в Крыму ничего не решается, он занял бывшую Центральную улицу рабочего посёлказаводаим. Сталина и объединил Южный и Юго-Западный округа Москвы.

Рисунок 22. Перекресток Симферопольского и Чонгарского бульваров

Ялтинская и Артековская улицы

Ялтинская и Артековская идут параллельно, сливаясь вначале общей площадью, образованной огромными похожими домами и закрытым теперь кинотеатром «Ангара». В середине — большой открытый бассейн. Хочется верить, что «Ангара» называлась в честь села Перевального или речки Ангара на Перевале. Говорят, что на ее месте построят 28-этажный жилой дом «Ялта» в планируемом квартале «Полуостров Крым», а в пристройке откроют новый кинотеатр на 700 мест. По замыслу, площадь станет красивее.

Но тут я не согласен. Башню надо назвать «Ялта-45», чтоб ее в Европе видели. А вместо кинотеатра открыть настоящий Крымский культурный центр под названием «Крымский прокурор». Чтобы помнили.

Рисунок 23. Ялтинская улица

Рисунок 24. «Ялтинско-Артековская» площадь

Ялтинская улица в год 20-летия Победы связывалась с событием мирового значения — Ялтинской конференцией Сталина, Черчилля и Рузвельта в Ливадийском дворце, которая за 3 месяца до окончания войны определила послевоенное мироустройство на десятки лет вперед. Своим исключительным правом Россия пользуется в Совете Безопасности до сего дня. Как дальновидны были наши политики. И потому не любят на Западе вспоминать эту конференцию.

Мне, вероятно сегодня единственному симферопольцу, живьем, с 20-ти шагов, видевшему Уинстона Черчилля у дома со львами на улице Шмидта, следовавшего 3 февраля 1945 года из Сак в Ялту, эта встреча хорошо запомнилось. Нужно признать, что с Черчиллем я не разговаривал, несмотря на то, что мне уже было 5 лет. Мы, мальчишки дома №8, глядя на выходящих из машин военных в непонятной форме, укрытые забором, гадали: «Наши или американцы?». Прогнал нас охранник (тот самый Л. А. Уткин?) перед самым отъездом делегации. Солдаты стояли на пустынной улице через 30-40 шагов.

Когда Черчилль с сигарой вышел на балкон 2-го этажа и говорил с кем-то внизу, то скользнул взглядом по нашему дому — оттуда ничего другого не было видно, разве только сарай в углу двора с коровой Борьки Менкеса. О чем тогда подумал премьер-министр, нужно поискать в его мемуарах. (Из Симферополя мне позвонили в последний момент — корова была не Борькина, а деда Сени).

О том, что это был Черчилль, мы знали задолго до первой публикации в 1995 году. Тогда коллеги — организаторы мероприятий в связи с 50-летием Ялтинской конференции подарили мне журнал с веселой надписью «Непосредственному участнику исторических событий…»

Рисунок 25.

Нашему соседу по лестничной площадке дяде Ване — полковнику Ивану Федоровичу Сашникову в феврале 1945 тихо вручили орден Красной Звезды за выполнение задач по охране Ялтинской конференции. Но об этом все узнали и зауважали. Дворовая молва считала его начальником охраны Ливадийского дворца. У дяди Вани были и особые заслуги — он никогда не отказывал просьбам пацанов прокатить до ворот на тёмно-зелёной с салатовым верхом служебной «Победе».

Рисунок 26, 27. Черчилль в Саках перед выездом в Симферополь. 3.2.1945. Из фондов РГАКФД. Имеющийся там снимок Черчилля с надписью «в Симферополе» ошибочен. Дом со львами. Улица была вымощена брусчаткой. Машины подъехали со стороны моста через Салгир

Наш сервиз, подаренный заводчанами отцу, секретарю парткома Дулевского фарфорового завода, тоже попал в историю. Мать, конечно, не знала для чего — секретно — отдала его в тот дом для встречи гостя. Оставлю эту историю для дулевских фарфористов.

Артековская улица меньше всего напоминает о социальной справедливости. Большевики незаконно забрали чужую частную собственность — имения госпожи Первушиной и госпожи Соловьевой в урочище Артек и на мысе Суук-су. Может, не остались бы их имена в истории, если бы не Всесоюзная пионерская здравница в Гурзуфе и 1,5 млн отдохнувших за 90 лет детей. Война не обошла стороной Артек.

Рисунок 28. Сожженный фашистами дворец Суук-су еще долго стоял в таком виде в послевоенные годы. 1944 год. Из фондов РГАКФД

Доартековский Суук-су (артековский пионерлагерь «Лазурный») у горы Аю-даг не оторвешь от жизни людей русской и мировой культуры В.И. Сурикова, А.М. Горького, Анри Барбюса, советских и международных политиков-коммунистов Н.К. Крупской, В.М. Молотова, Г. Димитрова, Э. Тельмана, которых когда-то знал каждый школьник, и отдельно Николая II. Да, чуть не забыл А.С. Пушкина и Марию Раевскую-Волконскую на гурзуфской даче Ришелье. В более просвещенную эпоху подвижническая судьба княгини Волконской стала сродни судьбе боярыни Морозовой. Великая самоотверженная женщина, не питая большой любви к мужу-декабристу, из чувства женского долга разделила его судьбу и отправилась следом за ним на Нерчинскую каторгу (В этих самых местах в 20-х годах А. Галушкин возглавлял Нерчинский и Сретенский комсомол).

Другие времена, другая, уже советская, элита. На гурзуфской даче Н.И. Бухарина началась в 1930 году еще одна «пушкинская» историческая драма. Зародившаяся здесь любовь 16-летней комсомолки Анны Лариной и одного из руководителей партии 42-летнего Николая Бухаринапровела ее по пути Марии Раевской.

Основатель Симферопольского комитета и Крымского союза РСДРП, и вообще яркая послереволюционная фигура, Михаил Александрович Лурье из пушкинского «Евгения Онегина» взял в ссылке партийный псевдоним Ларин. Крымчанам эта фамилия знакома по другой истории — Лариндорф (н. Первомайское) на довоенной карте просуществовал всего несколько лет. В Москве со своей семьей Ларин проживал в гостинице «Метрополь» (Второй Дом Советов) наряду с видными большевиками Н. Бухариным, Г. Чичериным и др.Последними словами в его жизни стали: «Прах мой развейте с самолета… Мы победим». Симферополец с почестями захоронен в Кремлевской стене на Красной площади в 1932 году.

Его приемная дочь Анна после ареста мужа в кремлевской квартире прошла, как и Мария, через разлучение с годовалым сыном, тюрьмы и лагеря Сибири и высочайшее прощение спустя 19 лет. От мужа не отреклась. Все та же стойкость и терпение…

Здесь Константин Коровин рисовал Ф.И. Шаляпина, а на своей даче в Гурзуфе написал чудесную серию гурзуфских и ялтинских видов, среди которых с детских лет знакомая и с ностальгией вспоминаемая эта пристань. Дорого мне Суук-су еще и страницей семейной истории.

Куда только ни уведут размышления на этих улицах…

Рисунок 29. Пристань в Гурзуфе. 1912. Выставка в здании Третьяковской галереи и ЦДХ на Крымском валу и на Крымской набережной

Керченская улица молчалива и пока не очень своим видом напоминает о городе-герое, морских десантах, подвигах героев в каменоломнях Аджимушкая и огромных человеческих жертвах. Нет здесь ни памятников, ни аннотационной доски. Может потому, что сама Керчь упала в эти приснопамятные 23 года.

Рисунок 30. Керченская улица вышла на Балаклавский проспект

 Не нашлось тогда места городу Феодосии, но в год 70-летия Победы Москва признала Феодосию «Городом воинской славы» за беспримерный трагический десант 1941 года и прежние победы над турками. Подождем, когда дорогая мне Евпатория со своей историей в 2,5 тысячи лет найдет себе место в крымском лабиринте. Если захотим, то появятся еще бульвары на территории Новой Москвы с известными всему миру именами Фороса, Ливадии, Херсонеса с храмом и памятником крестителю Руси князю Владимиру. Оставим в резерве манящие крымские географические названия…

Ну, вот и все. Завершилась круговая воскресная трехчасовая прогулка по московскому Крыму с наступлением сумерек в том же месте, откуда начиналась — станция метро Севастопольская. Тут мне стало понятно, что совершил я всего одну ошибку, дважды пройдя по одной улице.

Возвращаяь обратно, размышлял о судьбоносном значении солнечного Крыма для России, его магическом влиянии на реформирование страны. Вспомнился давний разговор с интереснейшим крымским ученым Б.М. Владимирским о случайностях и закономерностях событий, социальной возбудимости в годы солнечной активности. Многие ученые, последователи А.Л. Чижевского, обратили внимание на то, что в России судьбоносные исторические события регулярно происходили на пике солнечной активности (1905–1907, 1917, 1928–1929, 1937–1939, 1946–1947, 1968, 1989–1991, 2000–2002 гг). Гражданской войны на Украине достаточно для подтверждения теории. Только не стал бы последний пик 2013–2014 годов прологом для общероссийских потрясений, началом третьего русского раскола — теперь русско-украинского. Все-таки очередная война после майданного переворота — уже другими способами — опять началась с крымских событий.

Подумал о том, что, «овладев» огромной территорией в Москве, крымские власти не развили успех. Помечтал и о том, что, когда Крым разбогатеет, то сам с гордостью представит Москве свою историю средствами искусства, каждый крымский город застолбит «свои» улицы памятными знаками славы, во всю силу заработает Крымский культурный центр — чтоб вся Москва заговорила, Ялтинская киностудия будет устраивать фестивали и премьерные показы (зимой!) своих фильмов, «Москваход» поведет экскурсии по московско-крымским местам, увлекая москвичей историей сакрального полуострова.

Крымтурагентство из своего дворца будет приглашать на отдых. Сядет на бульваре старый искусный каллиграф, как тот, которого знал весь послевоенный Симферополь, и в очередь будет подписывать с вензелями крымские открытки.

Бал цветов из Никиты станет таким же событием на Москве, как выставки в Третьяковке. От благоухающих крымских роз и хризантем завянет бездушная голандская родня. Откроют настоящий Крымский базар (проекта самого Нормана Фостера!) с яблоками Синап, грушами Бере и Вильямс; с напитанным солнцем виноградом и воскресшими названиями Чауш, Саба, Кардинал;сладкими помидорами — розовыми, черными и красными, пригодными совсем не для натюрмортов; керченской селедкой и кефалью, бычками и ставридкой, караимскими пирожками; где все будут восхищаться букетом массандровских вин… Чтобы вся Москва сюда ездила.

Размечтался. Но кто знает, может, «Крымское Эхо» донесет до Аксенова и какой-нибудь комиссии по делам Крыма бурчание старого пенсионера.

Если кто-то дочитает мое сочинение до конца, то простит мне ошибки, потому что по результатам исследований одного английского университета, не имеет значения, в каком пряокдерсапожоленыбкувы в солве. Галвоне, чотбыпреавя и пслоендяябквуыблыи на мсете. Осатьлынебкувымгоутселдовтаь в плоонмбсепордяке, все-рвано ткестчтаитсея без побрелм. Пичрионйэготоялвятеся то, что мы не чиатем кдаужюбкуву по отдльенотси, а все солвоцликеом.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 14

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Два взгляда на историю Крыма

.

Село Лаки, партизанская хатынь Крыма

Валерий БОРИСОВ

Вечная им память!

.

Оставить комментарий