Крымское Эхо
Новороссия

Момент истины

Момент истины

Из письма автора в редакцию: «У нас тут по-прежнему 
без изменений. Стреляют каждый день и каждую ночь. 
Но в мировых СМИ все тихо. Мы же не парижский журнал, 
и почетное гражданство за заслуги 
в борьбе с терроризмом нам не светит.
Но ничего! В этом случае тоже открывается истина»

Переполох, поднятый двумя скороспелыми террористами — братьями Саидом и Шарифом Куаши, закономерно сходит на нет. Обоих дотоле никому не известных налетчиков на газету Charlie Hebdo (Charlie — название старого района Парижа, а Hebdo — на французском языке означает «еженедельник») героическими усилиями французской полиции ликвидировали в типографии городка Даммартен-ан-Гоэль, который также надо еще поискать на карте. Пособники и сообщники двух стрелков поспешили улизнуть в подполье.

Очередной приступ войны с международным терроризмом, если бы он не случился, следовало бы выдумать. Хотя, может быть, именно это и произошло.

Главных «акул пера» и издателей еженедельника, пользовавшегося до смертоносного нападения широкой популярностью в специфических и довольно-таки узких кругах, убрали как раз в том момент, когда Европа стала ворчать и скулить по поводу подозрительно затянувшейся войны Киева против Донбасса. 

В официальной европейской терминологии, конечно, все остается по старому: защитники Донецкой и Луганской республик — международные террористы, а воевать им есть чем только потому, что международный терроризм, как и прежде, поддерживает Россия. «Рука Москвы» безостановочно действует в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье, а теперь еще и в угольном Донецком бассейне. 

Только что вот с этим делать — тут Европа почувствовала, что оказалась на распутье и в растерянности. Что похожее уже было на рубеже веков, когда в Европейском союзе и не только там, перестали брать в толк: зачем теперь НАТО и американское военное присутствие по всему белому свету, если тоталитарного Советского Союза уже десять лет как нет на карте мира. Чтобы оглушить недовольных и лишить их дара соображения, самолеты-камикадзе, словно по команде, обрушили небоскребы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке.

Прием, похожий на удар по голове из-за угла, можно использовать в разных ситуациях и в неодинаковых масштабах. Недовольным тем, что в где-то в Донецке и Луганске какие-то уж больно странные террористы, умеющие, причем, воевать храбро и упорно, следовало напомнить, что между ними и исламскими фанатиками нет никакой разницы: и те и другие — отъявленные враги свободы вообще и свободной прессы как одного из главных столпов свободного мира в частности. Для назидательного погрома в таком случае лучше всего подходила редакция скандальной, но не знакомой большому миру газетенки. 

Устрой террористы массовый расстрел в редакциях газет таких, как «Монд», «Фигаро» или «Либерасьон», скандал вышел бы оглушительным не только для тех, против кого он предназначался. Возмущенная публика потребовала бы представить ей убийц живыми или мертвыми, а законы государственного управления и юстиция в таких случаях предусматривают проведение широкого и гласного расследования причин кровавого инцидента. 

Но как раз это и было ни к чему, так как все дело изначально планировалось пустить по совсем другому руслу. Эмоции по поводу расстрела сразу 12 сотрудников Charlie Hebdo, били, конечно, через край, но масштаб газеты мало подходил для криминальной истории государственной важности.

На деле все получилось так, как и задумывали те, кто опять хотел доказать, что терроризм не дремлет и святая обязанность всех свободных людей — вновь сомкнуть ряды в борьбе с этим чудищем. И такое же святое дело — солидарность с убитыми и их семьями. 

Кампания поддержки и сочувствия почти полностью перебитой редакции Charlie Hebdo не заставила себя ждать и закрутилась по самому выгодному сценарию. Еженедельник, который до недавних дней мало знали даже в Париже, вознамерились сделать коллективным почетным гражданином французской столицы. А из разных городов Франции посыпались обещания предоставить почетное гражданство не только газете, специализирующейся на карикатурах, но и всему району Шарли. Лозунгом момента вмиг стала надпись, замелькавшая на стенах и футболках: «Je suis Charlie!» — «Шарли — это я!» 

Гибель 12 журналистов, безусловно, трагедия. И ее, как выяснилось, вполне хватило, чтобы покойники вместе с продолжающей здравствовать газетой мигом становились почетными гражданами Парижа и других больших и малых городов. А, например, в Донецке 7 января, в день, когда два брата-мусульманина застрелили 12 карикатуристов, мина, выпущенная из миномета калибром 120 миллиметров, угодила в квартиру и убила семью в количестве трех человек. 

Там же, неподалеку, в Куйбышевском районе, города, ошеломленные жильцы глядели на развалины своего дома, простоявшего целым и невредимым с 1949 года. Но прямое попадание снаряда сделало 2015 год последним в истории строения, где выросли целые поколения простых жителей Донецка. 

Мины и снаряды свистели над головами этих и других людей и 8, и 9 и 10 января, и никто не знает, когда этот свист прекратится. Смертоносные обстрелы угрожают жителям Донецка, Луганска, Горловки, Ясиноватой и прочим городам и селениям Донбасса изо дня в день.

Единственно, что не угрожает донецким и луганским жителям, так это стать почетными гражданами Парижа и других пострадавших от терроризма городов. Почетное гражданство теперь дают исключительно жертвам терроризма. А жители Донбасса, мало того, что сами террористы, так еще и утверждают, что это по ним стреляют мирно обосновавшиеся в окрестностях их городов украинские войска. Хотя ведь просвещенному миру с самого начала войны известно, что это террористы из Донбасса стреляют во все стороны и при этом еще и расстреливают самих себя, чтобы потом все взвалить на других. Так что Донбасс — уж точно не Charlie Hebdo! 

В мире, где заранее расписано, кто террорист, а кто стреляет в себя и по другим, очень даже естественно прозвучали слова солидарности, сказанные премьер-министром Украины Арсением Яценюком в адрес Германии. Как оказалось, Вторая Мировая война окончилось тем, что Советский Союз вторгся на Украину и в Германию. А теперь, когда главного террориста на карте мира нет и только потому войну можно считать оконченной, самое важное — не допустить пересмотра ее итогов.

Хорошо еще, если такое переворачивание мира с ног на голову только словами и останется. А то ведь, может, придется действовать, как том анекдоте: представитель Эстонии, выступая на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, предложил пересмотреть итоги Второй Мировой войны, на что представитель России предложил эти итоги… перепоказать.

г. ДОНЕЦК

Фото с сайта moe-online.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Мечты коллаборантов

Алексей НЕЖИВОЙ

Поставим памятники Потемкину и Махно!

Ольга ФОМИНА

Вялая турбулентность

Игорь СЫЧЁВ