Крымское Эхо
Руина

Молодо-Зелено

Молодо-Зелено

КАК УКРАИНСКИЕ ВЛАСТИ ПЫТАЮТСЯ ПЕРЕМАНИТЬ НА СВОЮ СТОРОНУ АБИТУРИЕНТОВ ТАВРИДЫ И ДОНБАССА

22 июня лидер соседней страны, вечный студент из «95-го квартала» Владимир Зеленский и его такой же относительно молодой, но уже модернизированный офис объявили очередную «эпохальную инициативу»: постараться принять в грядущем учебном году из российской солнечно-курортной Тавриды и пророссийского шахтерско-казачьего Донбасса побольше абитуриентов — нынешних выпускников или тех, кто пролетел мимо высших учебных заведений в прошлые годы.

Для этих целей они во всеуслышание объявили о «новых условиях поступления в вузы Украины абитуриентов из Крыма» (не забыв Донецкую с Луганской народные республики, которые на официальной «майдановой мове» ныне внедряется в сознание своих «мешканцев» и иных граждан как «ОРДЛО» — Окреми районы Донецькой та Луганськой областэй).

Речь идет о необязательной сдаче Внешнего независимого оценивания (ВНО, аналог ЕГЭ) и бюджетных местах в украинских вузах. Было даже заявлено, что приезжающие абитуриенты не будут помещаться на 14-дневную самоизоляцию, чего требуют антикоронавирусные меры.

Судя по серьезности тона декларации президента-комика, в дальнейшем вопрос будет развиваться, очевидно, вокруг очного обучения. Основная сегодня (хотя и временная, хотя, как знать…) дистанционная, а также заочная и вечерняя формы и экстернаты нынешние украинские власти пока не интересуют.

Понятно, что молодежь — это будущее любой страны или территории. Поэтому за Перекопом и развернулась борьба за трудовые ресурсы. Уже Радой якобы готовятся изменения в законодательную базу, уже дана высочайшая отмашка вузам Украины, а также территориальным «гауляйтерам» Зеленского.

В «самостийных» сетях разгорелись встречные горячие споры. В основном, против «привилегированной крымской касты» с одновременным призывом «Предоставить аналогичные привилегии детям ветеранов АТО и прочим!».

***

Справочно: АТО — кто еще не знает, это, по версии лиц, пришедших к власти на волне массовых беспорядков в Киеве и на Западе Украины (захвативших позже и остальные украинские области), — «антитеррористычна опэрация». Позже переименованная, очевидно, для созвучности, но, скорее всего, для смены имиджа заведомо непроходного, впоследствии ушедшего с пьедестала украинского политика Петра Порошенко, в «ООС» («опэрация объеднанных сыл»).
Короче, по-русски говоря, и то, и другое – это устрашающая русских Украины военная карательная акция, вылившаяся в Новороссии, на Востоке Украины, в частности Донбассе, в наиболее трагические формы в виде агрессивных ковровых бомбометаний по гражданским объектам Донецка, артиллерийских обстрелов химическими и термобарическими (нарушающими международные конвенции и принципы гуманизма) боеприпасами по агломерациям Горловки-Макеевки, авианалеты на мирный Луганск и т.п.
Таким образом, «ветераны АТО» — это каратели, обагрившие руки кровью мирных граждан и защитников Донбасса.

***

Отчего на Украине проявилась такая бурная внутренняя реакция по льготам для «чужих» — крымских и донбасских мальчишек и девчонок, — нам так сразу и не понять. То ли действительно вопрос этот резонансный, то ли в политизированном Киеве продолжается обычная околовластная возня, и тамошние оппозиционеры по сложившейся украинской традиции, просто-напросто забирают с таким шумом у «друга Зе» его фишки?

В общем (пусть не считают в «офисе» и за его пределами это коммерческой или, наоборот, антикоммерческой рекламой), об упомянутом направлении образовательной и политической деятельности соседей нужно рассказать более подробно.

Итак. Госслужба статистики Украины в 2018-2019 учебном году сообщала об 1, 3 млн студентов (всех форм обучения). Таким образом, в среднем на одном (годовом) потоке у соседей обучается в вузах и колледжах свыше четверти миллиона «бурсаков».

При этом с 2016 года (сначала при поддержке иностранными, в основном из США, грантами так называемых общественников; чуть позже – с участием госбюджета) на Украине была сформирована искусственная сеть «образовательных центров» (ОЦ) с нехитрыми названиями типа «Донбасс – Украина», «Крым – Украина», которые пытались старательно «вернуть в лоно Украины» наших и донбасских выпускников.

Вначале таких центров было создано 12, в прошлом сезоне их было около 40, а сегодня, пишут в Незалежной, их уже… более сотни! Поступить в учебные заведения на территории Украины жители «оккупированных территорий» могли тогда по «упрощенной процедуре», по одному лишь заявлению. Российские аттестаты крымчанам «на раз» переделывались уже в ходе учебы студента-первокурсника; паспорта (на украинские) тоже. Кому требовалось – переделывали на украинские и другие документы.

Вступительные экзамены для наших выпускников и раньше выглядели как собеседования. При этом в приоритете были всего два предмета: история Украины и  украинский язык и литература. Ну, а так как у нас в Крыму оные дисциплины уже в обязательном порядке не преподают (за исключением школ или классов с украинским языком обучения), то, надо понимать, упор делался на внутреннее мировоззрение абитуриента (или хотя бы на его напускное или конъюнктурное «политическое чутье»: если «не дурак» — ответил, что «они» хотели услышать «про Бандеру» и – стал студентом).

Перечень вузов для «оккупированных» был ограничен, они привязывались к ОЦ (иногда взрослыми «украинскими стратегами» прихватывались и специальности – в основном, это «гуманитарка»). Видимо, чтобы из поступивших льготников в будущем получались пропагандисты.

 В основном это были приграничные вузы Херсонщины, а также для «продразверстки» — по одному-два в Новороссии (от Одессы до Днепропетровска), но чаще в «украинском Пьемонте» Львове, а также в соседних «галичанских бандершатах» — Ивано-Франковске и Луцке. Чтобы, надо полагать, студенты из русскоязычных регионов быстрее украинизировались.

Можно констатировать, что, несмотря на щедро раздаваемые упомянутыми ОЦ «разносолы», возможностью поступить «на халяву» (выражение, кстати, малороссийское) воспользовались с 2016 по 2018 годы, то есть за четыре учебных сезона, всего около 4,3 тыс. студентов. Отметим, что это – официальные украинские данные.

Таким образом, получается по тысяче с небольшим в год.

Из них крымчан поступало в среднем по 200 чел. ежегодно (в эту статистику украинские «общественники» для лучшей отчетности постоянно пытались втиснуть заочников, дистанционщиков, позже — «пэтэушников» и соискателей с аспирантами, а также «беженцев» — в основном выпускников из числа семей военнослужащих, уехавших в 2014 на материк да и просто всех тех, кто хоть каким-то боком имел отношение к Крыму (например, согласно документам, родился на Крымском полуострове).

Остальные 800 – это выпускники из Донбасса.

Но в любом случае данный контингент являлся для общего количества студентов Украины мизерным или, как неряшливо-брезгливо называют их в киевском Минобразе, «статистической погрешностью» (0,3%).

При этом только каждый третий из общего количества абитуриентов, или около полутора тысяч, поступил на бюджетную форму обучения. Остальных, очевидно, «не привлекали» предлагаемые «льготные» специальности.

К примеру, горбатиться пять лет на факультете «дермовы» (дэржавной мовы / госязыка) ни у русскоязычных крымчан, ни у таких же ребят из Донецка или Луганска желающих не было (или было совсем мало). Вот они и выбрали иные сферы образования. Как результат — они вылетели из разряда льготников, став обычными украинскими студентами со всеми вытекающими отсюда нагрузками.

***

Тут нужно отметить, что себе в заслуги ОЦ ставят весь указанный обласканный вниманием массив студентов. Однако это большая натяжка.

Во-первых, значительное число студентов-мигрантов уехало учиться на Украину самостоятельно. Кто-то – по семейным обстоятельствам: по месту жительства одного из родителей, бабушки, иных родственников или друзей. Семейные связи формировались (слава Богу) десятилетиями-столетиями и, например, развал СССР, иные различные границы, «блокады» или санкции ячейка общества преодолевать, хоть и с трудом, но научилась.

Некоторые видели себя будущим специалистами в конкретной профессии, на которую не обучают по месту жительства (для Крыма яркий пример — Ивано-Франковский университет нефти и газа, бывший Станиславский филиал Львовского политеха, который традиционно еще с советских времен готовил для нашего «Черноморнефтегаза» инженеров-механиков и специалистов-буровиков).

Сильным ходом было обещание предоставить нуждающимся общежития по льготному тарифу (принцип, что иногородним это общежитие нужно предоставлять априори, к большому сожалению, съел другой – «таежный» принцип капитализма).

Нужно также констатировать, что для прифронтовых Донецка с Луганском ситуация была и остается несколько иной — ведь несмотря на «первые-вторые Мински», многие родители, беспокоясь за своих чад, поначалу отправляли их при имеющейся возможности учиться в другие города, подальше от вялотекущей «гибридной войны».

***

Справочно: не помогли статистике укро-ОЦ ни кампания запугивания крымчан «крымскими дипломами — волчьими билетами»; ни, хоть и косвенно, — введенная после нескольких лет «переходного» периода для Крыма-Севастополя (в некотором роде это была «встречная система» российских преференций 5% мест во всех российских вузах) общая для всех выпускников, желающих поступать в вузы России экзаменационная система ОГЭ/ЕГЭ. С сентября 2019-го крымчане идут в вузы уже с результатами ЕГЭ.
Несмотря на регулярные заявления киевских «общественников-грантоедов» и чиновников украинского Минобраза об увеличении количества поданных в украинские вузы заявок из Крыма, дело у них двигается туго.
По годам, рамочно, украинская статистика такова:
— в 2016 году якобы было около 600 заявок, поступило 153 крымчанина;
— в 2017 году, по разным данным «оттуда», заявок было 800-900 при заявленной «квоте» в 2,5 тыс., а поступило всего около 200 человек (при этом украинский истеблишмент очень рассчитывал на всплеск вследствие присоединения Украины весной 2017-го к «шенгену»);
— в 2018-м – якобы было уже свыше 1,5 тыс. заявок, но поступило в украинские вузы опять всего около 230 выпускников (при этом крымской встречной новацией стало ведение обязательного ЕГЭ; поэтому, конечно, киевские власти ожидали отката к ним тех, кто не осилил крымский российский госэкзамен);
— в 2019-2020 учебном году количество поступивших, по киевским данным, увеличилось до 265 (в отчетность киевские власти впервые внедрили поток 9-класников, поступающих в колледжи Украины, таких было 35) при «квоте» примерно в те же две с половиной тысяч мест.
Таким образом, несмотря на титанические усилия, реальное количество поступивших в украинские вузы молодых крымчан (включая севастопольцев), нарастить самостийщикам оказалось весьма непросто.
В 2020-2021 учебном году в Киеве с тревогой ожидают спада потока абитуриентов из Тавриды и Донбасса, вызванного пандемией новой коронавирусной инфекции. Очевидно поэтому на Днепре стараются поддержать процесс «президентскими инициативами».

***

Для «чистоты» исследований можно взглянуть на статистику с нашей стороны.

В завершившемся 2019-2020 учебном году по Республике Крым данные следующие: ЕГЭ планировали сдавать около 8 900 выпускников этого года и около 1,5 тыс. – прошлых лет. Таким образом в вузы России намерены поступать из республики более 10 тысяч крымских девушек и юношей (всплеск обусловлен новыми, более щадящими из-за пандемии условиями приема). Всего же, согласно данных статистики, в РК в этом году окончило школу примерно 10,5 тыс. чел.

В граде федерального значения Севастополе такие цифры: зарегистрировано в базе 2 650 участников ЕГЭ. Всего же в городе-герое в этом году 6 519 выпускников 9 и 11 классов. Из них свыше 3 тыс. – это бывшие одиннадцатиклассники.

Итоговые цифры по РК и Севастополю получаются следующими: планируют поступить в крымские и другие российские вузы в этом сезоне (и для этого сдают госэкзамены) – около 13 тысяч выпускников 11-х классов (по статистике, три четверти из них оседают в крымских вузах).

Всего же по Российской Федерации готовятся к поступлению практически 800 000 выпускников. Из этого количества выпускниками этого года являются 692 000 школьников. Их на 14 тысяч больше, чем в прошлом году (а общее количество зарегистрировавшихся на участие в ЕГЭ в этом году возросло примерно на 18 тысяч по сравнению с 2019 годом).

По-прежнему «любимым экзаменом» остаётся обществознание: его планируют сдавать 375 тыс. выпускников, 167 тыс. зарегистрировалось на экзамен по физике, 158 тыс. — на билогию, 132 тыс. — на историю, 108 тыс. — на информатику и ИКТ, 107 тыс.— на химию. Литература и география стали наименее популярными предметами — их будут сдавать 65 тыс. и 23 тыс. соответственно. Иностранные языки в этом году будут сдавать около 108 тыс. человек.

Первые ЕГЭ в России начались 29 июня 2020 года.

Постскриптум

Как считают молодые люди по ту и эту стороны границы, «Зеленский снова “протупил”!»: нормальные абитуриенты, их родители выбирают свой вуз, регион, где планируют в будущем обучаться, гораздо раньше. В основном — за год-два или хотя бы за полгода до поступления. Поэтому упомянутые «летние инициативы офиса-квартала» и их «вечного студента» оцениваются людьми как дешевый популизм.

***

Справочно – кто такие «типичные киевские общественники».
Так называемый «Центр гражданского просвещения Альменда (ЦПГ), был зарегистрирован в Ялте в 2011 году, находился на содержании Национального фонда в поддержку демократии (NED, США). Руководитель центра — Ольга Скрипник. Сразу после прекращения финансирования из-за рубежа крымских НПО, в 2014 году отправилась на материк. В настоящее время проживает в Киеве.
Одновременно она является координатором украинской НПО «Крымская правозащитная группа» (КПГ, финансируемая иностранным западным спонсором), а также функционером нелегализованной НПО «Крымская полевая миссия по правам человека» (КПМ), заявленной как «крымская» (иногда – как «российско-украинская»).
Все функционеры бывшей «Альменды», как правило, координируют свою работу в «политико-правовых» вопросах с НПО «Центр информации по правам человека» (председатель — Татьяна Печончик, вот уже несколько пятилеток тесно сотрудничает с посольством США в Киеве), а по «татарскому» — с НПО «Общественная инициатива «Крым-SOS» (координатор «Крым-SOS» Тамила Ташева, молодая да ранняя активистка ранее открыто действовавшего на полуострове так называемого меджлиса, нелегализованной экстремистской мононациональной организации, ныне запрещенной в РФ).
В общем «супе» трудится и координатор донбасского направления, благотворительного фонда «Восток-SOS» — бывшая жительница и Донецка и Симферополя (очевидно, проездом) Александра Дворецкая (которая, в свою очередь, питается от международного фонда «Видроджэння» американского происхождения).
Описываемая работа с вузами законспирирована «Альмендой» и спонсором-NED в виде «мини-проектов» (один из таких — «Активные общественные действия для преодоления гуманитарного кризиса на Украине», который, в свою очередь, реализует НПО-«кошелек» — общественное объединение «Образовательный дом прав человека в Чернигове» в части плана Всеукраинской образовательной кампании «Понимаем права человека»).
Таким же типичным «легализованным кошельком» для подобных «мирных целей по агитации за вузы Украины» является так называемый «Крымско-татарский ресурсный центр», которым управляет нынешний «киевлянин» Эскендер Бариев, ранее бывший у меджлисовца М. Джемилева что-то вроде «гитлерюгенда», лидером молодежного крыла экстремистов (переквалифицировавшийся в связи с достижением «неприемлемого» для молодежи возраста в «сундучок с зелеными деньгами»).


От редакции: а, может, читатель, не стоит нам осуждать уезжающих на Украину за укродипломом? Давайте подумаем, кто едет: прежде всего те, кто считает, что не осилит поступление в более сильные российские вузы — а зачем нам такие? Уезжают те, чьи семьи из тех 2,5 процентов, что на референдуме 2014 года голосовали против российской судьбы — такие нам и даром не нужны, и хорошо, что они так уезжают.

Наконец, уезжают те, кого вынудили обстоятельства — что ж, такие нам нужны. Нам нужны специалисты, которые изнутри знают реалии современной Украины, оставшейся без нас. И почему-то есть уверенность, что часть этих, третьих, непременно вернется домой. И мы их будем ждать.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 11

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Если враг не сдаётся…

В минском тупике

Первый блин