Крымское Эхо
Архив

«Моего дядю убили бандеровцы…»

«Моего дядю убили бандеровцы…»

Ирина Сергеевна Трухина, в девичестве Суходолина, – крымчанка во втором поколении. Родилась в Симферополе. Потомок славной семьи, дочь и племянница ветеранов Великой Отечественной войны. В том числе – воевавших с бандеровцами на Западной Украине.

Ветеран труда. Сейчас – пенсионерка, активная любительница горных походов, занимается домашним хозяйством, растит сад, любит принимать гостей.

Постоянно следит за происходящими ныне событиями, которые не может оставить без глубоких душевных переживаний. Особенно в связи с семейной памятью прошлого…

Ирина Сергеевна Трухина

«Моего дядю убили бандеровцы…»
– Ирина Сергеевна, расскажите немного о себе.

– Я родилась в 1949 году в Симферополе. Детство мое и моих сверстников прошло в прекрасное время. Да, в трудное время: страна восстанавливалась после разрухи, но это время было очень интересное. Жизнь была намного веселей, чем сейчас. Не было никаких таких, как сейчас, бесчинств, беспорядка… Когда мы подросли, для нас были бесплатные пионерские лагеря, обучение, здравоохранение… В общем, мы тогда жили, не в пример жизни нынешей, прекрасно!

– Ваше детство пришлось на 50-е. Это было время перемен. Но одно было незыблемо: недавно и с огромным трудом обретенная Великая Победа в войне против фашизма – это было свято. Люди, добывшие ее для страны – герои, почитаемые и уважаемые. Скажите, можно ли отказаться от Победы так легко, как это делают на Западной Украине? Её, по-сути, отбирают у наших дедов, уничтожают сам великий подвиг…

– Конечно, от такой Победы, которая досталась такой кровью, столько людей погибло, отказаться никак невозможно! Не то, что легко, никак невозможно, ни в коем случае! Это в нашей памяти, это в наших сердцах… На всю жизнь! В сердцах и в памяти наших детей, наших внуков! Что сейчас такое творится – это фашизм, это самый настоящий фашизм, которому ничего не свято! Они идут на все, на все… ради своих денег и чтобы уничтожить нормальных людей и все, что для нас свято и дорого…

– В нашей многострадальной стране менялось все, иногда – резко, круто, непостижимо… Можете ли вы сказать, чтобы за годы вашего детства, юности, зрелости у нас менялось отношение к Победе в Великой отечественной войне?

– Не было у нас никаких таких изменений в отношении к Победе, а только за годы советcкой власти у нас все возрастала гордость за наших родных, которые нам обеспечили жизнь, такую хорошую… Которые своей жизни не щадили, чтобы дать нам будущее. Никаких перемен, чтобы против Победы – у нас не было. И вот только с появлением независимой Украины стали появляться какие-то непонятные нашему уму и сердцу штуки… мнения… возникло какое-то противоречие, встал какой-то искусственный «вопрос», кто герои типа «на самом деле». А какой тут может быть вопрос? Какие там герои?

– Воевал ли кто-то из ваших родных, есть ли в семье ордена, медали, героическая память?

Да, у меня воевал отец, Сергей Суходолин. Есть ордена, медали. Он прошел всю войну, от Крыма и до Берлина, остался жив. Умер недавно.

Воевал дядька, который остался по вине бандеровцев без ног…

Ирина Сергеевна с отцом-ветераном.
Фото 1978 года, из семейнгого альбома»

«Моего дядю убили бандеровцы…»
– Это именно бандеровцы сделали?

– Да, именно бандеровцы. Там, на Бандеровшине… на Западной Украине. Они делали в лесах такие ловушки, когда наши солдаты шли в наступление, то падали в эти ямы. А потом бандеровцы этих упавших людей добивали. Мой дядя выжил, но остался без ног.
Второй дядя погиб на подводной лодке в Черном море.

А третьего дядю бандеровцы убили. Тоже там, на Западенщине, воевал. Убили, когда Победа уже приближалась, оставалось немного…

– Ваша семья непосредственно знакома с участием бандеровцев в Великой Отечественной войне. У вас есть семейная память об их действиях против своих, их бесчеловечности. Поэтому нынешняя пропаганда, пытающаяся переубедить нас в том, что они «хорошие», для вас…

– Да ужас! Переубедить нас невозможно! Это все в нашей памяти, в рассказах моих старших родственников. И не только у меня. Это в памяти моих детей, и внукам своим расскажу, чтобы знали, чтобы помнили. И вы расскажите, пусть знают!

– И сейчас наши противники – фашисты. И уже, как ни прискорбно, славянские. Те, кого мы долго считали братьями. В Крыму есть однозначная позиция: «Кто не за Россию – тот за фашизм». Для вас так ли все однозначно?

– Ну, как вам сказать… Да, ненависти у нас сейчас хватает. Справедливой ненависти. Но бессмысленной жестокости в нас нет. У нас, русских, крымчан, всегда было доброе сердце. Вот, помню, когда пленные немцы строили наш железнодорожный вокзал (а я живу рядом с вокзалом), то в тот период в Крыму были проблемы с водой, а за моим домом был колодец… Пленные брали воду из этого колодца, и мы им не запрещали. Люди все-таки. Те вещички, что у них оставались: ножики, медальки… они меняли у нас на еду. У моего отца было несколько таких памятных штучек. Да и так мы их подкармливали… Мы можем воевать, но никогда не будем измываться над пленными, убивать и мучить мирных людей… Как это делают эти бандеровские сволочи сейчас. Это же уму непостижимо, что они творят!

 

Боевые награды отца Ирины Сергеевны,
Сергея Александровича Суходолина

«Моего дядю убили бандеровцы…»
– И, тем не менее, в Украине есть нормальные люди, которые не за фашистов, но при этом и не за Россию

– Да, нормальные люди есть. И те, кто за единую Украину – и среди них есть нормальные. Конечно, хорошо, что есть люди, которые, имея даже другие политические взгляды, хотят только мира. Одно знаю точно: наши не станут воевать против мирных людей!

– Вы поддерживаете Крым, Россию и русский юго-восток. Многие крымские пенсионеры отчисляют проценты из своих пенсий и еще как-то помогают юго-востоку…

– Нашим самообооронцам я носила и деньги с пенсии, и еду покупала: тушенку, сгущенку носила на их посты, и одежду теплую… Все, что могла, несла. На юго-восток сейчас не отчисляю, потому что не знаю, где у нас такой пункт сбора. Да и не хочется попасться с этим в какой-нибудь лохотрон… да еще и подстроенный противниками. Мало ли что… Поэтому я настаиваю, да, думаю, и не я одна, на более широком оповещения симферопольцев, крымчан об официальных пунктах сбора средств и помощи для юго-востока, Одессы… Мы хотим знать, мы хотим помочь! Чем можем… Я слышала, что уже Москва послала гуманитарную помощь, которую люди собирали сами. У нас, думаю, тоже собирают, может, просто я не знаю… Надо шире распространять эту информацию среди людей. Не все ведь пользуются интернетом, особенно пенсионеры.

– В Крыму все меняется. В том числе и жизнь пенсионеров. Ощутили ли вы уже на себе положительные изменения? Повысились ли пенсии, увеличились ли льготы? Или пока нужно переждать переходный период?

– Главное, что мы ощутили: за нами Россия, и нас она не оставит в беде. Да, пенсии уже повысились немного, на 25%, будут повышаться и дальше. Но, конечно, еще много проблем, с документами, например, да и не только. Пока трудно. Но этот период надо пережить.

– Справляетесь?

Главная трудность – эмоциональная. Покоя нет за то, что происходит в Украине. Постоянно переживаем. Но, думаю, нам надо научиться скреплять сердце, беречь свои силы и нервы. Надо жить. Но мы рады, что мы в России, – это придает оптимизма.

– Всюду говорят и пишут, что нормальным людям все это уже давно надоело… Люди хотят работать на своих огородах – ведь весна, скоро лето. У вас тоже есть прекрасный сад – думаю, вы можете понять всех этих людей.

– Естественно, могу. Весна пришла, хочется трудиться, что-то делать, растить сад, украшать мир… Но если творится такое… Это немыслимо! Немыслимо, что творится сейчас на юго-востоке, в Одессе… Крымчанам трудно соединить в своих головах все это – и одновременно жизнь, весну… Но надо, и мы будем стараться, будем сильными.

– Действительно, несмотря на рост цен и огромные очереди везде, нам все же намного легче и спокойнее, чем нашим братьям на юго-востоке… Хотелось бы, чтобы память о Великой Победе вдохновляла их на правое дело, на новые победы. Но лучше пусть она вдохновит на мир.

– Я очень поддерживаю наших ребят на юго-востоке, желаю, чтобы победа осталась за ними. И я уверена, что одни они не останутся. Я знаю, что многие из крымчан хотят выехать туда на помощь, многие уже выехали… Мы все их поддерживаем, и будем делать все, что можем, для этого. Им помогут. И Россия поможет. Неофициально из России уже и гуманитарная помощь идет, и люди едут… Официально Россия поможет, скорее всего, в виде экономической поддержки, не знаю, введет ли войска. Россия Третьей мировой войны не хочет. Но пока говорить об этом рано, и пусть об этом говорят знающие люди… А мы поможем и поддержим. И Победу нашу отнять не позволим.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Позиция русинов остается прежней

Будьте бдительны

Зарождение российской государственности

.