Крымское Эхо
Культура

Мистерия крымского сонета

Мистерия крымского сонета
(Рецензия на книгу «Высоким слогом о тебе, мой Крым»
(ИД «СеЖеГа», 2021, составитель Нина Плаксина, авторский коллектив: Н. В. Плаксина, И. В. Коляка, О. Ю. Гаценко и Л. В. Фокин)

«Высоким слогом о тебе, мой Крым – 2001» третий сборник сонетов и венков сонетов, созданных творческим объединением поэтов – мастеров сонета – Крыма, России и СНГ, родившимся на волне крымских перемен в 2015 году.

Яркие годы в истории полуострова отразились, что не удивительно, в творчестве многих крымских поэтов и писателей самыми различными произведениями, разных направленностей, творческих методов. И одним из роскошно расцветших поэтических жанров в новом Крыму стал сонет и его наиболее сложный поджанр – венок сонетов. Хотя для Крыма эта поэтическая форма далеко не нова – отсчёт можно вести от «Крымских сонетов» Адама Мицкевича (вариации их переводов на русский язык авторства Натальи Ивановой-Хариной представлены в рассматриваемой книге), созданных в начале XIX века.

Составитель Нина Плаксина, поэт, г. Щёлкино

К этому жанру – и крымской теме – обращались и другие поэты позапрошлого и прошлого веков; ярчайшим всплеском, можно сказать, временем рождения именно Крымского сонета стал Серебряный век русской поэзии и его последователи, в частности, творчество М. Волошина, Н. Гумилёва, А. Герцык, Л. Вышеславского, И. Бродского и ряда других классиков.

И вот век ХХI: сонет и венок сонетов расцветают собственно на крымской почве, сиречь произведения создаются не только гостями полуострова, посетившими его ненадолго и вдохновившимися, но поэтами – коренными жителями Крыма, более того – именно они занимают лидирующую позицию в развитии сонетного жанра, и уже их творчество и геокультурная деятельность воодушевляют жителей литературных столиц и разных городов России и СНГ.

Не стоит на месте в Крыму и теоретическое развитие сонетной темы, литературоведческие изыскания по этому удивительному поэтическому явлению. В 2019 году поэт и литературовед из г. Судака Людмила Корнеева составила и издала две великолепных, монументальных книги-исследования – «Крымские сонеты как геопоэтический феномен» и «Венок сонетов в Крымском предстоянии». В них с историко-филологических позиций анализируется творчество как классиков крымского сонетного жанра, так и современиков – ныне живущих поэтов-крымчан. Многих из которых и сосредоточил на своих страницах сборник, рассматриваемый в данном обзоре. Причём удивительно, но совпадение это интуитивно, как сама поэзия: авторы и составители означенных трудов во время работы над ними между собой напрямую не пересекались – их соединило общее ментальное пространство Крыма, его поэтическая суть.

Почему же сонет? Каковы причины столь масштабного интереса к нему у современных поэтов? Если вспомнить, что этой поэтической форме уже много веков: возникла она в XIII в. в Италии и получила своё развитие в эпохи Возрождения, барокко и классицизма. В те времена строгость поэтических форм возводилась в культ, являлась символом, эмблемой культуры.

Наше же время – период творческой «вольницы», породивший множество свободных литературных жанров, как в поэзии, так и в прозе (во многих случаях, увы, доходящей до уже псевдокультурной примитивности). Чем же интересен сонет сейчас, если большинство его собратьев – «строгих» или «твёрдых» поэтических форм: рондо, триолеты, канцоны, виланели, центоны и др. – если не отжили своё, то ныне воспринимаются разве что как поэтическая эквилибристика в духе «а вот я и так могу».

Современный же сонет сохранил не только свою хоть и строгую, но живую форму, но и метафизическую, философскую, онтологическую глубинность – погружение при чтении происходит мгновенно, словно сам ритм и размер уводит в духовные просторы.

Л. Корнеева пишет:

«Фиксируя пытливый взгляд путешественника на интересующем нас явлении крымских сонетов, важно помнить, что ныне, в условиях повсеместного господства упрощенных форм культуры, сонет переживает очередной период высокой востребованности: позиции его усиливаются – как «полюса строгости» вопреки «полюсу вольности», свободному стиху. Это притяжение вкусов к сложной и глубокой поэзии убедительно объясняется способностью сонета – в силу совершенства формы, значительности и возвышенности мысли – служить олицетворением сущности культуры (ведь культура по определению является силой, противостоящей хаосу и безмыслию)».

В этой связи невозможно не отметить, что третья книга «Высоким слогом о тебе, мой Крым» вышла в 2021 году, запомнившемся нам по многим причинам как «год хаоса», – тем беспрецедентнее звучит невероятной силы желание крымских сонетистов противостоять окружающему «безмыслию» ярким культурным штурмом, создавая книги-«бриллианты». И это не просто красивое сравнение, оно имеет историко-культурную коннотацию – сонет издавна именовали «алмазным кристаллом» и «философским камнем». Ибо это не просто стихотворение, но особый способ художественного освоения мира, который развивается и обладает «памятью» о своём бытии в литературе, истории, философском и даже научном развитии мира и человека.

Немного о сонетной форме, опять же, из исследования Л. Корнеевой, которая отмечает «…неподвластность сонета размывающему действию времени, тогда как многие популярные жанры (мадригал, элегия, ода) практически потеряли свою идентичность и перетекли в универсальную форму лирического стихотворения… сонет на тернистом пути литературного движения выжил, он и поныне узнаваем…»

И, тем не менее, на протяжении своей истории сонет претерпевал даже не изменения, а скорее – преображения. Неизменный каркас: два катрена и два терцета, обычно пятистопным или шестистопным ямбом, – никогда не привязывался к способу рифмовки (в рассматриваемой книге представлены самые разнообразные формы расположения рифмованных строк, особенно в терцетах: АББААБ, ААББАА, АБАБАБ, АББВВА, АБААБА, АБВАБВ и многие другие); не ограничивал поэтов в точности рифм (в сборнике имеются как рифмы классического «старого» сонета: «нежны/безбрежны/белоснежны/безмятежны» (М. Целуйко), так и весьма нестандартные рифмические находки: «сахар/знахарь» (И. Коляка), «Деметра/фетра», «орнамент/волнами» (О. Гаценко), и даже (у него же) рифмы неточные, но весьма запоминающиеся: «удила/мишура», «ангел/Кассандре» – последняя и вовсе являет собою метаметафору, ибо объединяет (как и сам текст) различные культурно-мифологические пласты, давая понять, что сакральный мир, по сути, един). А в последние годы этот «строгий» поэтический стиль стал волен и во внутрисонетной расстановке четверостиший и трёхстиший.

Так появился крымский (или киммерийский) сонет – уникальный, с не встречавшейся ранее расстановкой: 4 – 3 – 3 – 4, – каковая отличается дивной гармоничностью восприятия, я бы даже сказала, более выразительной, чем в классическом сонете. Обрамление из «створок»-катренов, обычно описательных, метафоричных, создающих яркие природные картины, – внутри которых «обитают», словно жемчужины в раковине, терцеты с чётким и ёмким философским смыслом, иной раз это вопросы, точнее «вопрошания», порою даже резкие, но строгие, – создает удивительно органичное законченное творение. Не «кристалл», но «жемчужница» – с её иной природой, более сложной, округлой, мягкой, плавной, но не менее совершенной.

Именно киммерийскими сонетами и венками из них сотворена большая часть книги «Высоким слогом о тебе, мой Крым». И нельзя не отметить, что открывает сборник ещё один современный крымский культурный феномен – коллективный венок сонетов, написанный 14-ю авторами, под названием «Как в раковине малой».

Магистралом для него стал сонет М. Волошина «Как в раковине малой – Океана…» (1918 г.) Расцветший из него венок – это не просто произведение искусства, но движение, вовлечение, объединение людей; как бы сейчас сказали, «перформанс», а в давние века – «мистерия», и то и другое означает – «представление». И в смысле представления авторов с их кратким и ярким «звездным выходом», и, можно сказать, почти театральное представление поэтов в самом творческом процессе. От венка веет живостью, биением неравнодушных сердец, душевной простотой и одновременно возвышенностью помыслов.

Невозможно не привести здесь сонет № 5 Марии Абазинки, который для автора этих строк стал ключевым в венке, ибо именно он навёл на мысль о сходстве киммерийского сонета с жемчужной раковиной – и въединённости его в общемировую гармонию.

А выгибы её повторены
В таинственном зародыше ребёнка —
Смотри, опять толкается легонько…
И в шишке, что нашла ты у сосны,

Похожая спираль, что у ракушки,
А у тебя
ракушечное ушко,
Моллюском розовеет на просвет.

Шепчу в него: тебя дороже нет,
В тебе моё сеченье золотое.
Какой мечтатель так тебя устроил,

Что локоны причудливо точны
И по спирали падает ресница.
Тебя прибой копировать стремится
В движении и завитке волны.

Здесь очень хочется добавить: и в поэзии – в крымском сонете. И этот момент – сходства поэтического творчества с миротворением и гармоничными частями мироздания – отмечается другими авторами венка. В «плетении» его приняли участие поэты: Л. Павлова, Л. Шейд, О. Гаценко, Т. Кантина, М. Абазинка, Н. Плаксина, В. Алимин, И. Коляка, Е. Захарченко, Л.Фокин, А. Барлинова, А. Янкова, К. Хохлова, Р. Словацкий. Творческий порыв объединил крымчан и путешественников-творцов из Москвы, Коломны, Хакасии, Эстонии и других точек мира, где бьются живые сердца, любящие Крым.

Второй коллективный венок сонетов написан по магистралу Нины Плаксиной, он носит название «России сердце – мой любимый Крым» и отличается от предыдущего отчётливыми ощущением величия, масштабности и даже некоторой тяжеловесности, в лучшем понимании этого слова. Сама тема – история Крыма, его побед и свершений – придаёт произведению одическое звучание и эпичность.

Могучие корни истории вытягиваются в сильный, дерзкий, смелый росток нынешнего дня, способный пробить крепкие плиты твёрдой формы и «высокого штиля», и вырваться на свет живым цветущим древом истинно современной поэзии. Современной не только в том, чего касаются авторы в тексте, а это сегодняшние достижения полуострова и его жителей во взаимодействии с материковой Россией: Крымский мост, трасса «Таврида» и др., – но и в самом духе стиха, слова, его единения с жизнью – предельно изменившейся, обретшей иную скорость, пространство, время.

Это властное сочетание весомой, «гранитной» историчности:

В истории мятежных лет велик,
мой Крым, любимый уголок страны;
он, победитель не одной войны,
предстал в граните, на страницах книг.
 (Нина Плаксина (магистрал)

и быстрой и мощной «индустриальной» современности:

Мир автострады дышащая грудь,
Не просто даже здравой мысли суть,
А это
жизнь, её сердцебиенье.
И так, удары сердца приглушив,
Звучит бессмертный колокол души!
И в этом
Крым! Его пути стремленья!
(Мария Целуйко)

приправлено, словно пряными травами, бездонными и неповторимыми крымскими ландшафтами, оживающими в поэтических строках:

Здесь горы чудо, в них легенды спят.
Вечерний свет скользит по скальным лицам,
срывая вечности глубокий взгляд.
                        (Людмила Медведь).

и огранено философскими, мистическими, трансцендентными контурами:

Чем здесь живут, как молятся земле
под гнётом холодов в предзимней мгле,
в кровосмешении эпох, народов…
Прощенье чьё и чья святая месть
окрасили величье этих мест,
чья кровь питает горные породы…
(Леонид Фокин)

Полотно вырисовывается воистину эпическое и, можно даже сказать, романическое, ибо хоть лирика, обычно, бессюжетна, но венок сонетов, и особенно написанный многими людьми, разными творческими индивидуальностями, обладает своей особой композиционной подвижностью и даже некоторой фабулой, следить за которой притягательно и познавательно.

После общего взрыва творческой мысли и эмоций на страницах книги следуют авторские венки сонетов на означенную тему – «России сердце – мой любимый Крым», созданные Н. Плаксиной, В. Алиминым, М. Целуйко, Н. Сысойловым, О. Гаценко, А. Зиганиди. Венки очень разные, и на каждом из них следовало бы остановиться подробно, что, увы, невозможно в рамках одной статьи.

Однако отметим, что уже заявленная эпичность (с упором на современные достижения и подвиги крымского и российского народа во взаимодействии) у разных авторов чередуется и с иронией, и даже со свойственным поэтам-бунтарям протестом против некоторых явлений современности (в том числе и крымской), мимо которых пройти нельзя. Вместе с прославлением величественной и очень значимой для полуострова трассы «Таврида» звучит и сожаление о проблемах экологии, связанных с её строительством, о слабом внимании к археологии и палеонтологии полуострова, открывшихся во время создания трассы.

Сжираются курганы полотном,
Откосами стирается ландшафт.
А Крым
сплошное «белое пятно»:
Его бы изучать учёным, но…
Реликвии
бульдозеры крушат.
А нищим работягам
всё равно.
(Николай Сысойлов)

Увы, мы живём в век практицизма и наживы, но поэт не может оставаться равнодушным к природе и культуре, вдохновляя своих соотечественников на любовь к Крыму в самых разных его гранях и отражениях.

Перемежается крымский эпос и тонкой философско-пейзажной лирикой, порой отступающей от заданной темы и уводящей в другие исторические пласты и в иные края. Оставаясь при этом органичной. Неповторимой «россыпью жемчужин» сияет венок сонетов Олега Гаценко по полотнам великого живописца-мариниста Ивана Айвазовского, многие из которых – «крымские», но немало и общемирозданческих, вплоть до «творения мира из хаоса».

 Единые с мгновеньем полутени
На полотне вселенной сплетены.
Из хаоса, из падшей глубины
Ведут наверх небесные ступени.
И Божий дух несётся над водой,
Кромсающий материю из света.

Это уже не эпос – мистерия. И она органично сочетается с «мифологическими» венками сонетов, представленными в книге. И, как ни странно, это не только привычная всем нам древнегреческая мифология, имеющая к Крыму самое прямое отношение, а потому уже немного навязшая в зубах у крымских поэтов и их читателей. Роскошный миф предстаёт в книге в образе древнегипетской богини войны и палящего солнца Сехмет, чью глубинную суть раскрыл в своём сонете 1909 года Николай Гумилёв.

ля крымских авторов мистичное произведение классика становится магистралом, и венки по нему «плетут» Ирина Коляка и Нина Плаксина. И если поэтическая россыпь Ирины (так же, как и второй её венок, представленный в книге, – «Нечаянно снежно») необыкновенно лирична, погружает во внутренний мир автора-героини, её жизни и переживаний, очерченных философскими размышлениями:

 Как здорово гордо себя называть: «человек»,
И, голос имея, порою молчать, словно рыбка,
А вслух говоря, исправлять коренные ошибки,
Чтоб их невзначай не отправить в неведомый век;

то произведение Нины снова уводит нас в историю – но на этот раз одной великой личности в пересечении его жизни с историей страны, и Крыма в том числе, – венок представляет собой лирически оформленную биографию Н. Гумилева, необыкновенно пронзительную. Сильный, энергичный, неуёмный творческий человек предстает перед нами в поэтических строках, трансметафорически сливаясь с подобным ему образом Крыма:

Молчишь, не знаешь, не приемлешь скверны:
плывёшь по лону вод во всей красе,
о хитром лисе мыслишь, верном псе,
но не по-лебединому смиренно.

О поэте Серебряного века или о мире нашего полуострова, окружающем его, идёт здесь речь? – понимаешь это не сразу в кружевной вязи слов. Узнаваемым и выпуклым герой становится ближе к середине венка, проходя через свою Голгофу, но оставаясь в памяти народной личностью светлой.

И светла память прежних поэтов именно в возрождении сонета в крымском геопоэтическом контексте. Достижения классиков в жанре не будут забыты – станут они развиваться, разрастаться и ограняться, именно здесь, сейчас, создавая новые пространства и миры, объединяя людей, города, страны и поколения. И колоссальна заслуга в этом крымских поэтов, литературоведов и составителей серии сборников «Высоким слогом о тебе, мой Крым» 2019, 2020 и 2021 годов. Работа над серией, полагаю, будет продолжена, пополнится новыми авторами и творениями в сонетном жанре.

Авторский коллектив сборника и Содружество крымских сонетистов

Авторский коллектив в составе: Н. В. Плаксина, И. В. Коляка, О. Ю. Гаценко и Л. В. Фокин, создавший серию поэтических произведений, достоин выдвижения на соискание Государственной премии Республики Крым в номинации литература (поэзия).

Завершением нашего обзора станут строки поэта Николая Сысойлова:

В трёх параллелях гор троична суть
Твоя, мой Крым: и юный, и седой,
Веками мудр, душою молодой,
Ты, опираясь на людской ресурс,
Способен справиться с любой бедой!

Фото предоставлены Ниной Плаксиной

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.4 / 5. Людей оценило: 18

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сирия. Возрождение. Пальмира

.

Боже, спаси Россию!

Владимир ГРАЧЁВ

Как «Комеди-Франсез» гастролировал в СССР

Елена ЯКУНИНА