Крымское Эхо
Архив

Милли Фирка если и оппозиция меджлису, то пока еще слабая

НО ЦЕЛЬ У ОБОИХ ОДНА: СОЗДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Ушли безвозвратно те времена, когда в политическом смысле крымскими татарами руководил исключительно меджлис. Впрочем, по большому счету монополии никогда и не было — вспомнить хотя бы убитого при до сих пор невыясненных обстоятельствах Юрия Османова и его идеи.

Который год к тоге оппозиционеров меджлиса примеривается создающаяся на полуострове партия крымских татар Милли Фирка. К ее реальному созданию приступили уже полтора года назад, но партии всё ещё нет…

Об этом сегодня журналисты узнали, что называется, из первых уст — пресс-конференцию провели заместитель председателя кенеша (совета) партии Васви Абдураимов, председатель исполкома Решат Аблаев и председатель наблюдательного комитета Энвер Кантемир-Умеров.

Слева направо: Решат Аблаев,
Энвер Кантемир-Умеров и
Васви Абдураимов

Повод для встречи с прессой был: в минувшее воскресенье прошло республиканское собрание, на котором решено провести 6 апреля в Симферополе учредительный съезд партии, на который прибудут представители 12-15 регионов. После чего начнется долгий, не менее полутора лет, сбор 10 тысяч подписей, которые требуются по законам Украины. Параллельно будет вестись работа по созданию партийных структур. Сегодня адепты Милли-Фирка есть в пяти регионах полуострова — Симферополе, Белогорске, Бахчисарае, Судаке, Алуште, Ялте. Но чтобы стать партией, нужно выйти за пределы Крыма — есть планы расширить свое влияние на Киев и Херсонскую область.

Васви Абдураимов, который в основном и отвечал на вопросы журналистов, уточнил: создается не новая партия, а возрождается старая, существовавшая в Крыму еще в начале прошлого века. До сих пор организация существовала в рамках украинского законодательства. Он подчеркнул: на упомянутом собрании была принята концепция идеологической платформы партии, на базе которой и будет разрабатываться ее программа, которая и будет утверждена на учредительном съезде.

Вот это, собственно, и должно быть интересно всем крымчанам. Отвечая на вопрос, в чем состоит преемственность между «старой» Милли-Фирка и новой, Васви-ага сказал:
— Наша задача — возродить главное, чего хотели добиться наши предшественники: создать достойную жизнь крымскотатарскому народу наряду со всеми проживающими в Крыму гражданами. Не случайно лозунгом одного из лидеров Милли Фирка Челеби Джейхана было «Крым для крымцев!» У нас этот лозунг тоже на повестке дня, и мы именно в этом видим преемственность. Прежде всего мы ставим во главу угла защиту интересов и прав крымскотатарского народа, при этом берем на себя ответственность за благополучие и благосостояние всех проживающих в Крыму граждан. Эта цель у нас заложена как одна из стратегических.

Мы прекрасно понимаем, что наши предшественники работали в иных исторических условиях, иных этно-культурных, этно-социальных пропорциях населения Крыма. Сегодня все это изменилось. Исходя из этих реальностей, мы, ставя задачи по возрождению нации, в том числе и возрождению крымской государственности с представительством крымских татар в органах власти, бесспорно, учитываем изменившиеся условия. Это один момент.

Второй момент — это то, что если раньше Крым был частью Российской империи, а затем Советского Союза, то сегодня он является неотъемлемой частью Украины. И мы, когда ставим задачу возрождения национальной государственности, не подразумеваем никакой перекройки границ и попытки выхода из состава Украины. То есть мы будем строить свою государственность в составе демократической Украины. Думаю, что найдем аргументы и возможности для того, чтобы эта задача была решена.

— Милли-Фирка сделала заявку на оппозицию меджлису. Почему, — спросило «КЭ» активистов партии.

— Наше отношение к представительным органам — это одно, а отношение к существующему представительному органу — другое. До момента достижения национальной государственности мы абсолютно убеждены в том, что представительные органы крымскотатарского народа должны быть. Но эти представительные органы должны быть эталоном народного представительства и демократии, чтобы в эти органы избирались люди по принципу прямого представительства, а не по сложной системе отбора по принципу личной преданности, достижений тех или иных карьерных или бизнес-целей. Это сегодня нередко происходит. Поэтому мы за представительный орган и мы будем добиваться на первом этапе, чтобы создать эффективную систему национального управления снизу доверху.

То, что сегодня происходит и называется национальным представительным органом курултай-меджлис, только с большой натяжкой можно сказать, что они таковыми являются. Ни по формированию, ни по принципам взаимоотношений, ни по решаемым задачам — не декларируемым, а конкретным задачам, которые сегодня проводят нынешние лидеры Милли-меджлиса.

— В Крыму уже есть автономия, то есть один из видов государственности. Вам она не подходит? — продолжили мы спрашивать.

— Да, в Крыму есть автономия, но она административно-территориальная, то есть автономия, в которой суверенитетом обладают не народы, не граждане, а администрация. Это абсолютно искусственное создание, которое не учитывает ни интересы коренных народов Крыма, ни интересы других этнических сообществ. Эту систему надо менять, ее надо переформатировать в национально-территориальную, в которой бы права национальных сообществ (и прежде всего сообществ, находящихся в меньшинстве) были бы защищены всей мощью государственных структур.

Вот в этом суть национально-территориальной государственности с учетом изменяющейся демографической ситуации. Сегодня в такой защите нуждаются крымские татары, караимы, крымчаки. И одному аллаху известно, каким образом будет происходить процесс демографических изменений. И тогда, может быть, наступит момент, когда и другим понадобится защита. Вот поэтому мы и ставим задачу переформатирования нынешней административно-территориальной автономии в национально-территориальную, в которой бы источником государственности по природному праву является крымскотатарский народ, а носителями суверенитета являются все крымчане. И такая схема всех должна устроить.

Мы планируем в ближайшее время разработать проект концепции новой конституции АРК, нашеего видения этой республики и вынести его на широкое обсуждение.

— И каким же образом будет идти это преобразование?

— Прежде всего, с учетом той программы, которую мы себе поставили, будем работать в рамках существующего правового поля, в рамках закона — и не только украинского, но и международного. И все, что позволяет делать закон, мы будем использовать в своей работе. Это касается и выборов, и становления института гражданского общества, и массовых акций протеста, если этого потребует ситуация и обстановка. То есть все, что присуще нормальному демократическому обществу, в котором действуют нормальные политические партии.

— Меджлис будет вечно нелегитимным? — этот к разговору подключились другие журналисты.

— Для этого существует механизм — достаточно принять один-единственный закон, который бы ввел институт национальных представительств. Например, в России существует закон о национально-культурной автономии и любое национальное сообщество может создать такую автономию и решать вопросы в ее рамках.

— Как вы относитесь к идее меджлиса провести всемирный конгресс крымских татар?

— Когда-то эту работу нужно было начинать. Представьте, из 3 миллионов крымскотатарского народа сегодня в Крыму проживает только 10 процентов. Каким-то образом необходимо обеспечивать связь материнской национальной территории с теми людьми, которые проживают за рубежом. То есть любой крымский татарин, если он себя таковым индентифицирует, должен иметь возможность знать все, что происходит на его родине в культуре, языке и так далее. Поэтому нужны органы, которые бы координировали эту работу.

Бесспорно, сама идея здравая. Другое дело — кто и зачем именно сегодня эту идею инициирует. Нам кажется, что на данный момент это все делается под одну конкретную фигуру, которая исчерпала свои возможности в структуре курултай-меджлиса и пытается получить соответствующую должность уже на международном уровне, чтобы точно так же прекрасно завалить все начинания.

И напоследок «КЭ» задало еще один вопрос:
— Идет ли, на ваш взгляд, процесс интеграции крымских татар в сложившееся крымское сообщество?

— Интеграция бесспорно идет. И самым главным аргументом интеграции является то, что независимо от того, какие игрища устраивают политики – наши и ваши, – совместная жизнь простых людей на одной территории на достаточно длительном временном промежутке всегда дает четкие и ясные ответы всем объектам и субъектам совместного проживания. Естественная интеграция крымских татар в крымское сообщество и крымского населения в крымскотатарский менталитет и крымскотатарскую культуру идет.
А вот у государства нет политики, направленной на интеграци, и это печально.это говорит о том, что с властями не все в проядке. Настало время делегировать во власть людей, которые хотят этой интеграции. Мы хотим этой интеграции…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

НАТО стреляет первым

.

Парламентский ревизионизм

Ольга ФОМИНА

Водичка

Ольга ФОМИНА