Крымское Эхо
Мир

Международный уголовный суд как зеркало деглобализации

Международный уголовный суд как зеркало деглобализации

ТЕПЕРЬ РЕШЕНИЕ МУС НЕ ДОГМА,
А ТОЛЬКО ПОВОД ПРОДЕМОНСТРИРОВАТЬ ТУПИК, В КОТОРЫЙ ЗАШЁЛ ЗАПАД

С момента начала СВО Международный уголовный суд (МУС часто называют судом в Гааге) дважды оказывался в центре новостной повестки. Первый – когда в марте прошлого года выдал ордер на арест Путина. Второй – несколько дней назад, 20 мая.

В этот день генпрокурор МУС Карим Хан попросил суд в Гааге выдать ордер на арест премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, министра обороны Израиля Йоава Галанта и трёх лидеров ХАМАСа.

Это не было решением суда, это был запрос на ордер на арест. Международный уголовный суд не выносит заочных приговоров — обвиняемый должен лично присутствовать в суде в Гааге. То есть для принятия решения обвиняемого нужно арестовать, доставить в Гаагу и провести там нужное количество судебных заседаний с адвокатами и прочими прелестями юридических процедур.

Маленькое отступление, чтобы не путать. Помимо МУС, в Гааге заседает Международный суд ООН, который разбирает споры между государствами. Этот суд основан еще в 1945 году и никакого отношения к глобализации не имеет.

На этом описание фактов, ставших поводом для статьи, закончим, и перейдём к анализу проблемы, которая вынесена в заголовок статьи: почему последние решения МУСа являются симптомами деглобализации в мире.

Глобализация как система международных экономических и политических институтов требовала и международного правосудия. С экономической частью худо-бедно справлялась многосторонняя система урегулирования споров во Всемирной торговой организации.

Здесь нужен маленький экскурс в недавнюю историю. Дело в том, что с 2019 года работа системы урегулирования споров в ВТО заблокирована. И сделал это главный инициатор глобализационных процессов – США. В этом году администрации Трампа наложила вето на назначение судей в Высший апелляционный орган ВТО. А без такого органа невозможно выносить окончательные решения. Разрешение экономических споров было парализовано.

Известный американский принцип: международное право должно работать на них, а иначе оно не нужно.

Это можно было бы списать на сумасброда и изоляциониста Трампа, но его четвёртый год в Белом доме нет. А когда в 2022 году Китай, Австралия и Мексика выступили с предложением возобновить назначение судей в Высший апелляционный орган ВТО, оно вновь было заблокировано США. Значит, дело не в субъективизме разных президентов, а в объективном процессе.

За судебное сопровождение политической стороны глобализации должен был отвечать Международный уголовный суд.

Его задача – наказывать политиков высшего уровня за неподобающее, с точки зрения отцов-хозяев глобализации, поведение.

В 90-е годы прошлого века функционировали два Международных трибунала: по бывшей Югославии и по Руанде. На этой основе возникла инициатива создать постоянно действующий Международный уголовный суд. Решение об этом было принято в 1998 году на дипломатической конференции в Риме, поэтому устав МУСа получил название Римский статут. Суд начал работать с 1 июля 2002 года.

Деятельность МУСа часто вызывала нарекания, обвинения в предвзятости и даже сопровождалась серьёзными скандалами — такими, как, например, смерть бывшего президента Сербии Слободана Милошевича в ходе судебного разбирательства.

С другой стороны, ряд очевидных преступлений против человечности так и остались вне рассмотрения. Это и неоправданные жертвы в ходе военных операций в Ираке и Афганистане, и фактический геноцид в Дарфуре (Судан) и действия террористов, направленные против мирного населения и имеющие транснациональный характер.

С самого начала Римский статут отказались подписать государства, играющие существенную роль в современном мире: США, Китай, Индия, Израиль, Иран. Все они понимали, что активная внешняя политика может приводить к разного рода эксцессам, которые будут попадать под юрисдикцию МУС.

А само присоединение к нему означает ограничение суверенитета государств.

Достаточно посмотреть на карту, чтобы увидеть, что этот суд, конечно, международный, но никак не всемирный.

Интересно то, что США, как и Россия, сначала подписали Римский статут, но ратифицировать его не стали, а потом и отозвали свои подписи. США для этого хватило два года: Билл Клинтон в 2000 подписал, а Джордж Буш в 2002 отозвал.

Если бы США стали полноправным членом МУСа, то пришлось бы слишком много объясняться по поводу двойных стандартов, поскольку, понятно, что никогда бы этот суд не выдал бы ордера на арест американского президента, а Джордж Буш-младший этого явно заслуживал.

В этот период Вашингтон окончательно перешёл к модели, в которой есть остальной глобализированный мир — и есть главный бенефициар глобализации в лице США, непогрешимый и неподсудный.

Российская Федерация подписала Римский статут в 2000 году, однако ратифицировать его не стала. В 2016 году Россия вышла из состава МУСа, после того, как тот обвинил Россию в оккупации Крыма. Эти факты хорошо показывают изменение роли России на мировой арене.

Подытоживая распространение юрисдикции МУСа по миру, можно заметить следующее. В число государств-участников не входят три наиболее густонаселенных государства (Китай, Индия, США) и самое большое государство мира – Россия. Все эти четыре страны входят в пятёрку лидеров по ВВП с учетом покупательной способности.

Если смотреть на распределение юрисдикции суда среди мировых цивилизаций, то тоже очевидно, что именно те регионы мира, которые претендуют на особый цивилизационный статус, к МУСу присоединяться не желают: это Китай, Индия, Россия. США сейчас тоже называют отдельной формирующейся цивилизацией, которая со временем отпочкуется от общего цивилизационного поля с Европой.

В мусульманском мире подавляющее большинство стран также не входят в МУС. Остается Европа и ведомые регионы мира – Латинская Америка, Африка, Океания.

В то же время полномочия МУС могут быть расширены на страны, не ратифицировавшие Римский статут. Совет Безопасности ООН может на основании норм главы VII Устава ООН принять резолюцию о передаче на рассмотрение МУСа ситуации с преступлениями, совершенными не на территории государства-участника или не гражданами государства-участника.

Совбез, например, воспользовался этим правом, когда передал в МУС ситуацию с геноцидом в Дарфуре (одна из территорий Судана). Причем Судан не являлся государством-участником.

Однако среди постоянных членов Совбеза ООН три (США, Россия, Китай) не являются членами МУСа. А ещё один – Великобритания – имеет отдельное соглашение с США, что она не будет выдавать их граждан Международному уголовному суду.

Получается, что есть норма, допускающая вмешательство Совбеза ООН для расширения юрисдикции МУСа, но невозможно себе представить ситуацию, когда такое действие будет применено к государству, являющемуся постоянным членом Совбеза и обладающим правом вето при принятии Советом решений.

Двойные стандарты – это неотъемлемая часть международной политики. Без них никогда не обходились и не обойдутся.

Хотя с самого начала юрисдикция МУСа была распределена очень неравномерно, но это не мешало ему считаться важным глобальным международным институтом. Романтики глобализации думали, что это только начало процесса — и в будущем МУС будет судить всех, кто посмеет отклонится от «порядка, основанного на правилах». Другие же просто в силу неграмотности не замечали ограниченность МУСа и с придыханием произносили слово «Гаага».

Так, для украинских соцсетевых аника-воинов словосочетание с использованием слов «Путин» и «Гаага» стало заклинанием, при помощи которого они восполняли неумение бить себя пятками в грудь, провозглашая близкую победу над Россией.

Но тут настали другие времена.

Мир стал раскалываться на противоборствующие лагеря. Это не только резко ограничило возможности МУСА — появились возможности для разыгрывания втёмную таких институтов.

Возьмём ситуацию вокруг Израиля. Его политика на палестинских территориях всегда была такой, что подпадает под юрисдикцию МУСа. Ещё в марте 2021 года прокуратура Международного уголовного суда начала расследование ситуации в Палестине. Об этом заявила прокурор Фату Бенсуда. Она представляла в МУСе Гамбию – самое маленькое африканское государство, бывшая британская колония.

Последнее решение об ордере на арест премьера и министра обороны Израиля принял прокурор МУС Карим Асад Ахмад Хан. На его фамилию, указывающую на происхождение, сразу обратили внимание в самом Израиле. Однако Карим Ахмад Хан – это британский юрист, родившийся в Эдинбурге. Интересные совпадения.

Помимо ситуации в Палестине, он занимался расследованиями деятельности ИГИЛ*, потом Талибана*[1], а в 2022 году обвинял Россию.

Получается, в одном месте он правильный, в другом неправильный, скоро найдётся и место, в котором в него рыбу заворачивали. Двойные стандарты заканчиваются, начинаются тройные-четвертные, дальше больше.

После начала кампании критики решения прокурора МУСа Карим Хан дал интервью CNN, где заявил об угрозах, которые он стал получать после начала расследования в отношении израильских руководителей. По его словам, ему звонили несколько глав западных государств и объясняли, что МУС создан для того, чтобы судить африканские страны или Россию, а не «цивилизованный мир» и его союзников.

Стоит обратить внимание на то, что это сказано публично — и в западном информпространстве. То есть даже у «коллективного Запада» не получается консолидированной позиции по поводу решений МУСа. Так, Байден назвал возмутительным требование о выдаче ордера на арест Нетаньяху одновременно с лидерами ХАМАСа. Риши Сунак присоединился к этой критике. Со стороны США пошли и прямые угрозы санкций в адрес руководства суда. А вот Франция поддержала действия прокурора МУСа.

Критикуя просьбу прокурора МУСа о выдаче ордера на арест руководителей Израиля, США и Британия выступили в роли известной унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла. Год назад они громко восхваляли этот суд, почти как герой Вицина в «Кавказской пленнице». Теперь же им впору пользоваться более современным трюизмом, говоря, что этот МУС поломался и нужно внести следующий. Только вот ничего взамен нет и в обозримом будущем не предвидится.

И это хорошо.

Такого рода эфемерные институции внушали надежду, что в этом мире можно делать, что угодно — лишь бы это соответствовало желаниям создателей и бенефициаров глобального мира.

Они-то всегда прикроют и укажут органам типа МУС, что хорошо, а что плохо.

А вот без таких судов политикам придётся взвешивать свои силы, интересы соседей, рассчитывать на себя, а не на старших «партнёров». О опираться на свои силы – это значит развиваться.

В деглобализирующемся мире деятельность таких ассиметричных по своим возможностям институтов, как Международный уголовный суд, уже никому понравиться не может. Единый законодатель международно-правовых мод окончательно сдулся.

В чём-то это напоминает ситуацию поздней перестройки, когда партийные секретари на местах уже не могли понять, в какую сторону им колебаться вместе с линией партии.

Что ж, глобализации действительно нужна перестройка — с теми же последствиями, что были у нас в 1991 году…

Фото из открытых источников

[1] ИГИЛ, Талибан – запрещённые в России организации

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4 / 5. Людей оценило: 22

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Украина необетованная

Николай КУЗЬМИН

Миру нужна Ялта 2.0

.

Что об Украине пером написано…

Оставить комментарий