Крымское Эхо
Библиотека

Металлолом

Металлолом

(издержки социалистического строя)

Металлолом[1] в государственной хозяйственной деятельности занимает не последнее место. Большое внимание ему уделялось в Советском Союзе, особенно, когда государство не успевало выплавить столько металла, сколько ему требовалось по всем экономическим расчётам. Сбор металлолома и сдача его в специальные пункты для предприятий, организаций, цехов, фабрик и заводов было неукоснительной обязанностью.

Вышестоящими инстанциями спускались планы с точным указанием количества обязательной сдачи металлолома. Удивительным было то, что такие планы получали организации, которые к металлическим изделиям не имели никакого отношения. Однако это их не освобождало от выполнения важного государственного задания, за чем строго следили советско-партийные органы.

Горе тому руководителю-коммунисту, который не обеспечил выполнение плана. Приходилось идти на различные уловки и ухищрения, чтобы добыть, сдать металлолом и отчитаться перед государством. В Интернете можно найти много воспоминаний о том, как приходилось умышленно превращать в брак различные хорошие качественные изделия из металла, чтобы они превращались в лом.

***

В сборе металлолома не отставали от взрослых пионеры. Вот как в Интернете вспоминает о сборе металлолома один из бывших пионеров Страны Советов. «Школьный сбор металлолома — это то, что большинство живших в СССР вспоминают с удовольствием. Вместо скучных занятий в душных классах — возможность день побегать в учебное время по окрестным дворам и улицам, поиграть в нечто среднее между «войнушкой» и поиском клада, посоревноваться (а при удаче и победить…) с параллельным классом и при этом ощущать себя выполняющим большое важное дело, от которого зависит улучшение жизни всего государства.

Никакой проблемы сбор металлолома не составлял — в те времена, он был на каждом шагу. Достаточно было сходить в близлежащие гаражи и полазить вокруг них. Мы, как трудяги-муравьи, со всей округи тащили на школьный двор какие-то трубы, листы железа, панцирные сетки, проволоку, арматуру — все, что подвернулось под руку.

В крайнем случае были окрестные промышленные предприятия с их практически полностью отсутствующей системой проходных. У нас, например, рядом со школой был аэропорт.

Помню как-то раз к завершению сбора на школьный двор прибежал с выпученными глазами мужчина в авиационной форме и с облегчением нашел в куче ржавого железа пару стальных «башмаков», которые подкладываются под колеса самолета для его фиксации. В другой раз заявился вохровец с аэропортового РМЗ (ремонтно-механический завод) и с руганью забрал моток припертого кем-то кабеля… Но это были так, небольшие накладки, за это даже особо не ругали…»

***

Не дремали и частные лица, зарабатывающие на металлоломе приличные деньги. Те же бомжи никогда не оставались ежедневно без бутылки водки. В лихие 90-е годы в пункты приёма металлолома сдавалось всё, что было изготовлено из металла: из земли выкапывался кабель и водоотводные трубы, снимались крышки люков, разбирались железные дороги, могилы на кладбищах оставались без оградок, на дачах не оставалось ничего, что было хоть в какой-то степени связано с металлом.

По факту кражи металлических изделий следователи не успевали возбуждать уголовные дела, а оперативники раскрывать эти преступления.

Вокруг металлолома крутились огромные деньги. Процветало хищение денежных средств, тесно связанном со взяточничеством. Мне, как другим следователям, также приходилось проводить расследование по делам этой категории. Конечно, мы знали обо всех перекосах в кампании по сдаче металлолома. Но не всю получаемую информацию можно было заносить в уголовное дело: слишком большой круг должностных лиц всех степеней и рангов были втянуты в своеобразный способ добычи денег.

Коммунистическая партия в кампании по сбору металлолома возлагала большие надежды на молодое поколение, прежде всего комсомол. На предприятиях они были застрельщиками этого важного для страны мероприятия. К тому же это были приличные деньги, поступающие на банковский счёт комсомола. На эти деньги ими осуществлялась различная деятельность, связанная с привитием патриотизма подрастающему поколению.

В советское время комсомольцы особенно любили проводить военно-тренировочные учения под красивым названием «Зарница». Что они там делали, бегая по лесам и кустам, никто толком не знал. Бегают, ну и пусть бегают себе на здоровье.

***

Как-то, имея возможность оторваться от расследования уголовных дел, на неделю для общего обследования состояния здоровья залёг в больницу. Со мной в палате оказался мой старый приятель Андрей, возглавлявший серьёзную общественную организацию на одном крупном промышленном заводе. Имея много свободного времени, мы с ним говорили на разные темы любого характера, будь то политика, экономика или юриспруденция. Своими знаниями дополняли друг друга.

У меня в то время находилось в производстве уголовное дело, связанное с хищением денежных средств в сфере оборота металлолома в государстве. Мне важно было получить из первых уст объективную информацию по поводу различных нюансов по сбору и сдаче металлолома.

Андрей подробно ответил на все мои вопросы. Посетовал на то, что становится всё труднее добывать металлолом, потому что в любой организации он не может постоянно появляться в таком количестве, которое требует поставлять государство, с каждым годом увеличивающему его объёмы.

Андрей привёл несколько примеров, как комсомольцы находят выход из создавшегося положения. Завод, на котором работал Андрей, кроме различной продукции из металла для внутреннего потребления, на экспорт изготовлял несколько сот тонн называемых на рабочем языке чугунных чушек.

Однажды готовилась большая партия этих чушек для отправки на Кубу. Цех был забит изготовленной продукцией. Кто-то из комсомольцев выдвинул идею по выполнению плана по сдаче металлолома. В ночную смену собрались проверенные комсомольцы, которые взялись за дело: разложили рядом друг с другом несколько чушек, на которые с помощью подъёмного крана сбрасывали с большой высоты чушку, превращая её в брак, а, следовательно, в металлолом.

Так за ночь был выполнен план, на чём комсомольская организация заработала хорошую сумму. Конечно, такие партизанские методы добычи металлолома держались в строгом секрете. Руководство завода, если и догадывалось о проделках комсомольцев, закрывало на это глаза, радуясь тому, что успешно выполняется план по сдаче металлолома и потому не надо будет отчитываться на бюро горкома партии за свою бездеятельность в реализации планов партии и правительства.

Этот пример говорит о том, насколько государство было богатым и насколько мощно процветала в нём безалаберность.

Однажды комсомольцы, облазив всю местность вокруг завода и далеко от него в поисках металлолома, неожиданно обнаружили в зарослях кустарника, растущего вдоль железной дороги, идущей в Порт-Крым, громадный многофункциональный станок. От времени станок слегка покрылся ржавчиной.

Как он оказался возле железнодорожного полотна, никто не знал: то ли свалился с платформы во время транспортировки, то ли специально выгрузили в том месте до лучших времён.

Тёмной ночью обнаруженный бесхозный станок комсомольцы разрезали на части и сдали в металлолом. Когда обнаружилась пропажа импортного токарного станка, понадобившегося одному предприятию, разразился большой скандал, который стал темой для разбирательства этого случая на бюро горкома партии.

Как пояснил Андрей, был в этом инциденте найден крайний в лице начальника порта, которому по партийной линии был объявлен строгий выговор за бесхозяйственность. Андрею, присутствовавшему на бюро, так и осталось непонятным, почему понёс строгое наказание именно начальник порта.

***

Прошло несколько лет после описанных событий. Я работал в должности начальника штаба УВД нашего города, будучи одновременно секретарём партийной организации. Когда проходили заседания бюро горкома партии, среди приглашённых лиц в обязательном порядке находились прокурор и начальник УВД. В исключительных случаях, при отсутствии в городе первых должностных лиц правоохранительных органов, вместо их на бюро допускались их заместители.

Редко, но я вместо начальника управления бывал на заседаниях бюро горкома партии. Однажды мой шеф явно почему-то не захотел идти на очередное заседание, сказавшись больным, о чём доложил в секретариат горкома. Вместо себя послал меня.

Присутствовать на партийных посиделках — дело нудное. Надоедают до чёртиков свои ведомственные бесконечные заседания, отнимающие впустую рабочее время, а тут ещё надо сидеть несколько часов в горкоме партии.

Сначала рассматриваются различные вопросы, связанные с хозяйственной деятельностью различных организаций и предприятий города. Присутствуют их руководители и секретари парткомов. Затем берутся за всех провинившихся коммунистов перед партией, страной и народом. Кого-то строго наказывают в партийном порядке, кого-то милуют с грозным предупреждением о недопущении подобных фактов в дальнейшем, с кого-то снимают ранее наложенное взыскание.

Когда, казалось, все вопросы повестки дня были исчерпаны, первый секретарь отпустил приглашённых, оставив только прокурора города, меня как представителя милиции и руководителя комсомольской организации города, с которым у меня было шапочное знакомство, просто с молодости хорошо знали друг друга по городу. Мне тогда казалось, что парень был несколько высокого мнения о себе.

С информацией выступил Первый. От него мы услышали, что идёт бухгалтерская проверка деятельности горкома комсомола в части распоряжения деньгами, имеющимися на его счету. Уже первые результаты говорили о том, что происходило систематическое разбазаривание денежных средств, полученных от сдачи металлолома, нецелевое их использование и растаскивание по карманам.

Речь Первого была разгромной. Несмотря на то, что в состав бюро входило две женщины, он не стеснялся в выражениях. В таком состоянии Первого раньше я никогда не видел. Мне, как человеку, проработавшему много лет на следствии, да и прокурору было понятно, что речь идёт о преступлениях в сфере экономики по расходованию денежных средств.

После своей сногсшибательной информации Первый дал слово виновнику озвученных событий. Надо отдать должное руководителю городского комсомола — мне кажется, живи он в древней Греции, ему бы позавидовал любой самый знаменитый оратор тех времён. Он не стал ничего отрицать.

Он сослался на великого вождя всего человечества Ленина, который считал, что для человека архиприемлемо допускать ошибки, но с последующим обязательным их исправлением. При этом он сыпал ленинскими цитатами, чуть ли не называя страницу многотомного издания Ильича.

Я даже не представлял, что так красиво можно каяться и давать такие возвышенные клятвы типа того, что споткнувшаяся комсомолия выпрямится, ещё сильнее расправит свои молодые, но крепкие крылья, на которые может и дальше опираться могучая партия большевиков под неусыпным оком вечно живого Ленина, успешно строящая великое будущее — коммунизм в отдельно взятой стране.

Недалёк тот час, когда советский народ понесёт на знамени свободы коммунизм по всему миру. Когда оратор закончил свою речь, лицо его пылало революционным накалом, глаза в уголках блестели от выступивших слезинок. Стояла гробовая тишина.

Поднялся Первый и произнёс партийным жёстким голосом, что окончательные выводы будут сделаны по итогам бухгалтерской ревизии. К виновным лицам будут приняты самые строгие меры. Дал задание прокурору города взять на особый контроль озвученную информацию. Требовательно попросил присутствующих ни в коем случае услышанной информацией ни с кем не делиться ни при каких обстоятельствах.

Я понял, что партия прокурору города дала отмашку на возбуждение уголовного дела. Мне даже стало в какой-то степени жаль пламенного комсомольского руководителя-оратора. Тогда я не догадывался, что это был очередной партийный, хорошо срежиссированный спектакль.

***

Прошло какое-то время, и в суматохе милицейских будней я совершенно забыл о провинности комсомолии перед партией. Как парторг я часто бывал в горкоме партии, в здании которого размещался и горком комсомола.

Однажды обратил внимание, что давно не сталкивался, как раньше, с первым лицом городской комсомолии. Инструктором горкома партии был мой старый приятель, которому при очередной встрече задал заинтересовавший меня вопрос.

Прежде чем ответить, он искренне рассмеялся и сквозь смех ответил: «А ты что, не знаешь, что партия своих не бросает? Вскоре после заседания бюро горкома партии в кадрах комсомолии Крыма произошла перестановка. Первое лицо комсомолии полуострова было с повышением направлено в Киев. Провинившееся главное комсомольское лицо нашего города заняло освободившееся место в области. Всё негативное постепенно забывается».



[1] Металлолoм (металлический лом) — общее, собирательное название различного металлического мусора (пришедших в негодность металлических изделий), утилизируемого или не утилизируемого во вторичном металлургическом цикле. Чаще всего к металлолому относят специально концентрируемый в отведенных местах металлический мусор для последующей переработки или утилизации.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Один в открытом море

Игорь НОСКОВ

Случай с девушкой Майей

Игорь НОСКОВ

Совесть рецидивиста

Игорь НОСКОВ