Крымское Эхо
Руина

Место встречи изменить нельзя: бандеровцев – в сортиры

Место встречи изменить нельзя: бандеровцев – в сортиры

ПРИЛЕПИН: «НИГДЕ ТАК ОСТРО И СВЕТЛО НЕ ЧУВСТВУЕШЬ СЕБЯ РУССКИМ, КАК В КРЫМУ!»

Они и меня могут завтра так же, как Топоркова,
но напугать Жеглова кишка у них тонка!
И я их, выползней мерзких, давить буду, пока дышу!..
И проживу я их всех дольше, чтобы самому последнему
вбить кол осиновый в их поганую яму!..
«Место встречи изменить нельзя»

Я давно предупреждал, в сентябре прошлого года: индивидуальный террор — один из главных инструментов украинских националистов. Перечитайте или прочитайте: там все подробно и детально, с исторической ретроспективой, расписано. После этого предупреждения бандеровцы убили Максима Фомина, больше известного как Владлен Татарский, а сейчас попытались убить Захара Прилепина.

Массово прибегнув к террористической тактике, правящий киевский режим еще раз указал на свою прямую историко-генетическую связь с украинскими националистами периода ОУН (организация запрещена в России).

Индивидуальный террор – старый испытанный инструмент украинских националистов. Вот лишь несколько наиболее известных исторических примеров.

29 августа 1931 года боевики ОУН Василь Билас и Дмитрий Данилишин застрелили польского политика и публициста Тадеуша Голувко. Организатором теракта был канонизированный современной украинской пропагандой «герой Украины» Роман Шухевич.

15 июня 1933 года боевик ОУН Григорий Мацейко убил министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Приказ о ликвидации чиновника отдал еще один «герой Украины» Степан Бандера, а план операции разработал упоминавшийся выше Шухевич.

Убийство Перацкого даже дало Польше повод выступить в Лиге Наций с предложением ввести международные санкции против терроризма, включая запрет на предоставление террористам политического убежища, однако это не помогло – как не помогают сейчас апелляции к Организации Объединенных Наций.

В январе 1936 года по обвинению в убийстве Перацкого Варшавский суд приговорил Степана Бандеру к смертной казни, которая затем была заменена пожизненным заключением, продлившимся, увы, всего лишь до осени 1939 года – после захвата Польши гитлеровской Германией лидер украинских националистов вышел на свободу.

21 октября 1933 года боевик ОУН Николай Лемик убил советского консула во Львове Андрея Майлова. Организаторами теракта были все те же Бандера и Шухевич.

20 сентября 1948 года боевик ОУН Василий Панькив убил священника, идеолога присоединения униатов – греко-католиков к Русской православной церкви Гавриила Костельника.

24 октября 1949 года боевик ОУН Михаил Стахур убил писателя Ярослава Галана, который разоблачал связи украинских иерархов униатской церкви с гитлеровцами и Ватиканом.

В принятой в 1941 году инструкции «Борьба и деятельность ОУН во время войны» прямо декларировалось:

«Во времена хаоса и смуты можно позволить себе ликвидацию нежелательных польских, московских и еврейских деятелей, особенно сторонников большевистско-московского империализма».

Сегодня ситуация повторяется.

Цитирую свой сентябрьский текст:

«Как свидетельствуют убийство Дарьи Дугиной в подмосковном поселке Большие Вяземы и тенденция к распространению боевых действий и диверсий в ходе специальной военной операции на территорию России, националисты могут попытаться развернуть индивидуальный террор не только в республиках Донбасса, Херсонской, Запорожской и Харьковской областях, но и в регионах Российской Федерации, прежде всего – в Крыму, возвращение которого официально заявлено Зеленским и Залужным как одна из главных целей Украины.
Потенциальные жертвы очевидны – это чиновники, работающие в органах власти, политики, общественные деятели, политологи, журналисты и другие «лидеры мнений», публично выступающие в поддержку специальной военной операции на Украине. И, учитывая несколько удавшихся украинским боевикам диверсий в Крыму, относиться к этой опасности нужно серьезно — это вызов для правоохранительных органов России и республики
».

Буквально несколько дней назад спецслужбы предотвратили готовившееся покушение на руководителей Республики Крым. Предотвратить покушение на одного из главных писателей Русского мира Захара Прилепина не удалось. Он, слава Богу, выжил, но выжил – чудом… Наверное, Божьим…

Пишу этот текст из Грозного, главный проспект которого сейчас носит имя Владимира Путина. Наши спецслужбы должны вспомнить старый классический текст президента периода чеченской войны:

«Мы будем преследовать террористов везде. В аэропорту — в аэропорту. Значит, вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы и в сортире их замочим, в конце концов. Всё, вопрос закрыт окончательно».

Я напоминаю: Владимир Зеленский – кавалер ордена Джохара Дудаева. Принимал награду, довольно улыбаясь…

УНИАН (для несведущих: эта аббревиатура расшифровывается как Украинское независимое информационное агентство новостей создавалось по образу и подобию ведущих западных информагентств вроде «Рейтер» или «Ассошиэйтед Пресс», но в итоге их переплюнуло) после покушения на Прилепина дает опрос: «Дугина, Татарский, теперь Прилепин. Как вы считаете, кто должен стать следующим в российском пантеоне мразей-пропагандистов?

Варианты ответов:
— Соловьиный помет;
— Боброедка Симоньян;
— Мефедронщик Красовский;
— Радиоактивный пепел Киселев;
— Фашист Сергей Мардан;
— Рыжий пес WarGonzo Пегов…

В итоге террористическая война, развязанная Украиной Зеленского, закончится так же, как закончилась террористическая война, развязанная когда-то Бандерой и Дудаевым. Да и судьба самого Зеленского может оказаться похожей на судьбу лидера ОУН или лидера Ичкерии. Но мы, мы не можем позволить себе терять наших лучших людей. Не можем.

Место бандеровцев – в сортирах.

В заключение немного о Прилепине – дай Бог ему здоровья — в применении к нашему российскому Крыму.

«Нигде так остро и светло не чувствуешь себя русским, как в Крыму!» – по-чеховски лапидарно и по-чеховски же талантливо выразил Захар настроение Русского мира весной 2014 года.

Для Прилепина распад независимой Украины выглядел неизбежным задолго до 2014 года. Писатель не приемлет украинский национализм и полностью поддерживает позицию, которую занял во время украинского кризиса Кремль. По его мнению, Россия просто обязана была встать на защиту миллионов соотечественников, подвергавшихся опасности на Украине после прихода там к власти радикальных националистов. И наоборот, позиция США и их союзников, отказывающихся признавать воссоединение Крыма с Россией, для писателя яркий пример двойных политических стандартов.

Много внимания Прилепин уделяет российской либеральной оппозиции, поддерживающей миф об оккупации и аннексии Крыма. По мысли Прилепина, российские либералы отказывают крымчанам в субъектности, в праве решать свою судьбу. Такая антигосударственная оппозиция, существующая в России уже не одно столетие, не имеет аналогов в мире, утверждает Прилепин.

Захар чувствует себя частью литературной традиции, частью истории русской словесности, регулярно апеллируя к классикам прошлого, демонстрируя фундамент, традиционную русскую почву, на которой зиждутся его идеалы.

Прилепин как бы ищет себе поддержки у классиков, противостоя современным либеральным российским писателям, осуждающим воссоединение Крыма с Россией. По одну сторону литературных (и не только литературных) баррикад с писателем оказываются Пушкин, Гоголь, Толстой, Достоевский, Тютчев, Булгаков, Солженицын, Бродский, которые, по мнению Прилепина, не колеблясь ни минуты, поддержали бы крымчан в их решении.

Рядом с литературными параллелями у Прилепина – параллели исторические, в частности, апелляции к событиям Крымской войны 1853-1856 годов, в которой реализовалась политическая проблематика, до сих пор не потерявшая своей актуальности.

Коллективный Запад «сдерживал» Россию в Крыму тогда, в середине XIX века, пытается сдерживать ее на тех же рубежах и сейчас – в начале XXI, полагает писатель.

По Прилепину, воссоединение Крыма с Россией – это мощнейший пассионарный всплеск в истории нашей страны.

«К чему ведём: Россия переживает времена мощнейшего пассионарного всплеска. Нам не нужно подыскивать актёров, чтоб «красиво изобразили», – мы вполне можем на них посмотреть своими глазами… Все мы живём в необычные времена. Про такие времена потом дети в книжках читают и думают: ах, если б это было при мне! Это при тебе, сынок, это сейчас», — пишет публицист.

P.S.

Прилепин был успешно выведен из медикаментозного сна, чувствует себя хорошо, сообщила его пресс-секретарь Елизавета Кондакова. Данную информацию в своем Telegram-канале подтвердил и губернатор Нижегородской области Глеб Никитин.

Фото с сайта smotrim.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.3 / 5. Людей оценило: 10

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

На Украине надо отменить Украину

Героям слава!

Ольга ФОМИНА

Террор как мера устрашения

Оставить комментарий