Крымское Эхо
Архив

Меж двух качающихся стульев

Меж двух качающихся стульев

Давненько Керчь не видывала забастовок. Даже слово это, честно сказать, позабылось за ненадобностью. Но на Керченском судоремонтном заводе часовые стрелки пошли вспять, и на новом историческом витке промышленного развала, называемом приватизацией, вернулись девяностые годы. Вторая волна приватизации накрывает те предприятии Керчи, что до ее наступления входили в перечень стратегических. В число тысячи двухсот распродающихся ключевых государственных активов вошел и Керченский судоремонтный, признанный малорентабельным и убыточным предприятием.

Былая производственная мощь

Меж двух качающихся стульев
Амбициозная приватизационная программа правительства страны должна избавить казну от пассива в виде госпредприятий и создать условия для привлечения инвестиций. Но, как видно по истории с длительной продажей Керченского судоремонтного завода, активы государства, как горячие пирожки, не разлетаются, хотя бизнес давненько положил на это предприятие глаз и точил зубы в надежде вырвать его из рук государства.

В прошлом году Керченский судоремонтный завод отметил семидесятипятилетие, будучи в статусе госпредприятия, хотя Фонд государственного имущества активно занимался его продажей. Правда, первоначально планировалось продать контрольный пакет акций, но от этой мысли вскоре отказались и на торги выставили целостный имущественный комплекс завода.

Торговались достаточно долго, конкурс пришлось проводить дважды, несмотря на наличие потенциальных покупателей, в числе которых называлась российская компания, имеющая собственный флот. В результате повторного конкурса первоначально назначенная стоимость с сорока миллионов снизилась до тридцати одного, а новым собственником оказалась украинская компания «Мерлин-2», на которую нет «досье» даже в вездесущем интернете.

Это вызывает недоумение и кривотолки, развеять которые ни новый владелец, ни его представители в Керчи не торопятся. Есть небезосновательные опасения, что заявленное покупателем целостного имущественного комплекса завода обязательство сохранить без изменений судоремонтный профиль предприятия может оказаться фиктивным.

Керченский судоремонтный завод, несмотря на свое прозаическое и сугубо промышленное название, расположен в царском месте, в самом центре города. Здание заводу досталось «в наследство» от владельца табачного бизнеса Константина Месаксуди, который выстроил его буквально на морском берегу. На одной линии с Керченским СРЗ находится еще одно предприятие, имевшее аналогичный судоремонтный профиль и ставшее несколько лет назад частным судостроительным заводом «Краншип». Так что вполне резонно предположить, что за компанией «Мерлин-2», называемой в виду полного отсутствия о ней информации фирмой-однодневкой, стоят либо собственники «Краншипа», или, напротив, их конкуренты.

Кроме центрового расположения, завод имеет и вполне конкретную производственную привлекательность. Предприятие относится к разряду многопрофильных, поскольку традиционно занималось не одним ремонтом судов, а и машиностроением, таможенным оформлением судов и грузов. Но основное это, естественно, судоремонт морских судов и судов смешанного плавания типа «река – море» длиной до ста сорока, шириной до восемнадцати и осадкой до пяти метров, водоизмещением до десяти тысяч тонн.

Керченский СРЗ на полное отсутствие заказов пожаловаться не может, несмотря на довольно плотную для Керчи конкуренцию, где судоремонтом занимаются и другие частные предприятия и фирмы.

Одно худо: денег за работу судоремонтники не получают, живой копейки люди не держали в руках по девять-четырнадцать месяцев. За предприятием числится немалый должок: без малого семь миллионов гривен на почти триста работающих заводчан. Так что повод для митинга работников ничем не отличался от того, что выводил людей на улицы в девяностые.

Правда, его тотчас же «оккупировал» один из кандидатов в народные депутаты по пятому избирательному округу, величающий себя ни много ни мало «единственным кандидатом против власти». Приглашен он был работниками Керченского судоремонтного завода, хотя проку от его участия – это стопроцентно — явно не будет никакого.

То ли дело, когда к кандидату в президенты страны в 2004-м обратились работники обанкротившегося Камыш-Бурунского железорудного комбината. И Виктор Федорович тогда был при премьерской власти, и долг за государством числился посущественнее, и активность людей была выше, и было их гораздо больше, чем судоремонтников, а главное спонсор был исключительный – компания самого Рината Ахметова.

Так что выбор фигуры защитника судоремонтниками нельзя считать равным сложившейся ситуации. Что конкретного может предложить человек, хоть трижды молодой, энергичный и хваткий, когда всё его оружие заключается в правильных словах? Данный им совет мог дать судоремонтникам любой прохожий: обращаться с иском о выплате зарплаты в суд.

Ситуация на заводе непростая, и формально проведенная приватизации пока ничего в ней не поменяла. Финансовое положение Керченского СРЗ плачевное: при стоимости активов предприятия в тридцать один миллион гривен его балансовый убыток за первое полугодие текущего года составил почти два миллиона, таков же размер дебиторской задолженности, а кредиторская перевалила за двадцать пять миллионов гривен.

За прошлый год завод более чем вдвое сократил объемы реализации. Уже одно это свидетельствует, что вскрывшаяся сегодня ситуация складывалась долгие годы. Результат близок к катастофическому: почти треть персонала составляет администрация, на три станка в цехе приходит один квалифицированный рабочий.

Частая смена руководства, сопровождаемая креном в сторону определенных финансовых интересов, перемежаемая уголовными делами и судебными исками, фактически оставила завод сам-на-сам, а он ответно терял свой производственный потенциал и квалифицированные кадры.

Компания «Мерлин-2» заключила трехмесячный контракт с группой санаторов, которые, что видно по раздосадованным и митинговавшим судоремонтникам, живых денег «не накопала». Ей удалось выявить ряд финансовых нарушений, в числе которых невыплаченная заработная плата, недоплаченные в бюджет налоги, разруха в цехах и арестованный банковский счет завода.

По свидетельству руководителя проекта санации Вячеслава Рассулова, производственную деятельность на заводе находилась в руках нелегальных фирм, на чьи счета поступали деньги за выполненные судоремонты. Нынешнее положение дел на заводе главный санатор охарактеризовал по-литературному образно: «На данный момент мы выполняем, к сожалению, роль не лекарей, а функцию диагностов.

Смотрим, где конкретно плохо данному предприятию, где у него болит и какими методами можно помочь. Вывод: предприятие настолько тяжело больно, что рассматривается вопрос между его возможным банкротством и ликвидацией и поворотом к восстановлению производственной деятельности. Работа эта, естественно, не на один день, не на один месяц и по состоянию на сегодняшний день – не на один год. Насущные проблемы у нас одни: на первом месте зарплата, на втором – зарплата, на третьем, к сожалению, тоже зарплата».

После отставленного с поста директора многолетнего руководителя Керченского СРЗ Владимира Кузьмина Министерство транспорта, которому был подчинен завод, не раз и не два меняло здесь своих назначенцев. В числе главных начальников КСРЗ успел засветиться и бывший депутат Верховного Совета автономии Павел Иено, с чьим именем, а также с именем бывшего депутата горсовета Олега Кришталя, судя по активизировавшимся после митинга судоремонтников слухам, связывают работу на заводе многочисленных коммерческих структур. По словам Вячеслава Рассулова, виновные в том, что некогда успешное и востребованное партнерами, в том числе и зарубежными, предприятие дошло до ручки, известны, но пока держатся в тайне.

Вряд ли заводчанам стало легче после такого известия, как и от того, что со временем формальное банкротство Керченского СРЗ суду удастся «повесить» на кого-то из тех бравых ребят, кто не один год жирел за их счет. Работники КСРЗ, наверное, согласились бы взять с них живыми деньгами, потому что в нынешней патовой для них ситуации им это гораздо важнее и нужнее. Митинг, что провели они, прошел без эксцессов. Исполняющий обязанности директора Керченского судоремонтного завода Владимир Белоусов не препятствовал его проведению, понимая, что выплеснувшееся на улицу возмущение не получающих год и более зарплату работников достаточное основание для митинговых страстей.

Наверное, отсутствие результата тоже можно считать результатом, хотя и неудовлетворительным. Но государственного Керченского судоремонтного завода, которое должно работникам, сегодня юридически как бы и нет, а договор купли-продажи частной компанией занимает в нашей стране достаточно продолжительное время. Так что и нового собственника формально тоже нет, а без него ни отечественный, ни тем более внешний инвестор здесь не объявится.

 

Фото с сайта Керченского судоремонтного завода

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Дайте чаю – я скучаю

Алексей НЕЖИВОЙ

Анатолий Гриценко: Есть люди — а есть нелюди

.

Не потерять бы еще один пушкинский памятник

Олег ШИРОКОВ