Крымское Эхо
Библиотека

Материнское чувство Люси

Материнское чувство Люси

(из записок бывшего следователя)

На дворе март, а весна задерживается. Так в Крыму бывает, когда на смену холоду приходит неожиданная жара. С неба постоянно сыплет мелким снегом, больше похожим на нудный неприятный осенний дождик. Ветер подбирается под одежду со всех сторон, и нет от него никакого спасения. Не помогает добротная тёплая одежда.

А она стоит на автобусной остановке в лёгком пальтишке и разбитых вдребезги туфлях. К ней прижимается посиневшая от холода шестилетняя дочь, одетая не лучше матери. У обеих руки спрятаны в рукава пальто, а головы максимально вжаты в поднятые плечи. Но это нисколько не спасает от ненавистного холода. Обе молчат. Говорить не о чем.

Люся окончательно и бесповоротно разругалась со своей матерью, которая больше не могла переносить её пьянки и приводимых в квартиру каждый раз новых неприятных мужиков. Мать согласилась оставить у себя восьмилетнего сына Люси. Готова была оставить и внучку. Но Люся не захотела слушать мать. Видно, после очередной пьянки не совсем протрезвела, и потому приняла неумное решение. Теперь не представляла, куда ей податься с ребёнком.

Люсе всего 24 года. Но она многое повидала в жизни, больше плохого, чем хорошего. Специальности никакой не имела, да и никогда не рвалась её получить. Два раза по пьянке забеременела и родила двух деток. Она понятия не имела, кто были их отцы. Слишком много у неё было мужчин, с которыми она легко вступала в близкие отношения ради предложенной ей нехитрой еды, а главное — любого спиртного, лишь бы в нём были градусы, на некоторое время уводящие от действительности. В такие минуты жизнь казалась беззаботной и весёлой.

Сейчас Люся попала в положение, из которого не знала, как выйти. Голова плохо соображала после вчерашней попойки, проходившей в незнакомом бомжатнике. Там была какая-то баба-алкоголичка в летах и несколько мужчин разного возраста, до самого утра требовавшие от Люси близости за то, что она ела и пила за их счёт. И она никому не отказывала.

А сейчас у неё в кармане не было ни гроша, даже на флакон самого дешёвого одеколона, который с удовольствием бы выпила, не разводя водой. Ни подруг, ни хороших знакомых, к которым могла пойти, у неё никогда не было. Не зря мать сказала, что поболтается Люся по городу и приползёт на коленях с просьбой пустить в дом, а она ещё подумает, прощать ли в очередной раз непутёвую дочь.

***

Чем дольше Люся стояла на холодном ветру, тем быстрее проходил ночной хмель. Когда она стала подумывать, как уговорить мать пустить её в дом, перед ней появился он, спаситель. Лёха направлялся с бутылкой самогона домой к сожительнице, чтобы с ней похмелиться. У него трещала голова не меньше, чем у Люси. В ней он сразу узнал своего человека, страдающего, как он сам.

«А деваха ничего, не то, что моя нынешняя мымра», — подумал Лёха, нагло осматривая Люсю с головы до ног. С такой можно по полной оторваться в постели. Он взял Люсю за руку и повёл к себе домой, бросив одно слово: «Пошли!»

Люся с радостью приняла неожиданно свалившуюся помощь. Шли очень быстро. Девочка едва успевала перебирать окоченевшими ножками.

Квартира Лёхи для Люси показалась дворцом, состоящим из трёх комнат. На царивший в квартире бардак Люся не обратила внимания. Она видела квартиры похуже. А здесь было безумно тепло, за что можно отдать, что угодно, даже душу.

Сожительница Лёхи была намного старше Люси, и выглядела неприглядно. Она молча выполняла все требования развеселившегося Лёхи. Бутылку самогона осушили моментально. Лёха по случаю нового знакомства, в честь вечной любви и дружбы, быстро притащил ещё две бутылки вонючего самогона.

Когда Лёха хорошо выпил, он весь изменился. Глаза налились кровью, а щёки стали багрового цвета. Он начал громко разговаривать, перейдя на сплошной мат. При этом сильными здоровыми кулаками буйно бил по столу, отчего посуда бойко подпрыгивала, а пустые бутылки скатывались на пол. Хорошо, что уставшая дочка Люси к тому времени крепко спала в дальней комнате.

Лёха грозно выкрикивал, что не позволит не слушаться его тем, кого даром кормит и поит. Сожительница Лёхи шепнула Люсе, что Лёха был когда-то контужен, и поэтому, когда напьётся, становится невменяемым. При этом любит распускать руки.

Неожиданно Лёха до гола разделся и потребовал, чтобы женщины последовали его примеру. Сожительница быстро разделась и юркнула в громадную, всегда разобранную постель с грязными скомканными простынями. Люся несколько замешкалась. Тогда Лёха грубо снял с неё одежду и толкнул к сожительнице.

Втроём провели всю ночь, безропотно выполняя все желания неутомимого Лёхи, заснувшего богатырским сном только под утро. Ночное веселье продолжалось десять дней. Потом Лёха выгнал сожительницу, заявив, что ему накладно кормить двух взрослых баб-дармоедок и впридачу ребёнка. Сожительница молча собрала свои пожитки и ушла.

***

Люся надеялась, что после этого Лёха станет спокойнее. Её надежды не сбылись. Уже не однажды, напившись, опускал на голову Люси кувалды-кулаки. К этому она привыкла, так как раньше ей доставалось от буйных мужиков-собутыльников. Люся выполняла все требования Лёхи.

Как-то поздно ночью вдвоём опорожнили две бутылки самогона. Когда у Лёхи налились глаза кровью, грохнув кулачищем по столу, потребовал, чтобы Люся разбудила спящую дочку и положила в их кровать. Сказал, что сегодня за хлеб и соль Люся будет ублажать его в постели вместе с дочкой. Люся категорически отказалась.

Услышав дерзкий отказ, Лёха стал безбожно колотить её кулаками по лицу, разбив в кровь нос и губы. Когда Люся попыталась выбежать из квартиры, Лёха, дав ей хорошего пинка ногой в живот, побежал на кухню за ключами, чтобы запереть дверь.

Перепуганная Люся выбежала на балкон, перелезла через перила и чудом добралась через разбитое окно в комнату-сушилку. Сбежав по лестнице четвёртого этажа, растрёпанная и побитая, Люся помчалась в сторону автобусной остановки, где налетела на четверых молодых ребят.

Они выяснили у Люси, что её избил сожитель и что сейчас находится в опасности её маленькая дочка. Добросовестные ребята не бросили Люсю, а вместе с ней пошли к дому Лёхи.

Тот тем временем, закрыв на ключ входную дверь, возвратился в комнату, которая оказалась пустой. Нигде не найдя непослушную Люсю, Лёха озверел окончательно и, забежав к спящей девочке, схватил её в охапку и притащил на балкон. Он поставил её на перила балкона и потребовал, чтобы девочка стала звать маму.

Та кричала, но Люся не слышала, так как была далеко от дома. Некоторые соседи слышали, как кричал ребёнок, но не придали этому значения. Одна пожилая женщина видела в окно своей квартиры, расположенной на втором этаже, как что-то большое пролетело не вниз, вдоль стены дома, а в сторону от дома, вперёд. Женщина плохо видела, и потому решила, что пролетела какая-то большая птица.

Подбежавшие парни с Люсей к дому увидели лежащую на земле девочку. Она была в нескольких метрах от дома. Девочка, находясь в полусознательном состоянии, сумела сказать, что её сильно толкнул дядя Лёха в спину, отчего она упала вниз. Скорая увезла девочку в больницу, где она через два часа умерла.

***

На допросе Лёха виновным себя не признавал, заявив, что с девочкой произошёл несчастный случай. Он утверждал, что поставил ее на перила, чтобы она позвала свою пьяную мать, удравшую из квартиры. Хотя он крепко держал девочку, но та поскользнулась на перилах и упала.

По делу было проведено несколько судебных экспертиз, одна из которых определила, что девочка перед падением в спину получила большой силы толчок. В суде Лёха показания не изменил. Но не смогли Лёха и его защитник убедить суд в том, что произошёл несчастный случай. Он понёс суровое заслуженное наказание.

Что касается Люси, то она была лишена родительских прав на сына. В конечном итоге случившаяся трагедия, усугублённая алкоголизмом, сделали своё дело, повлияв на психику Люси. Она была помещена на излечение в областную психиатрическую больницу.

Сейчас она всё время сидит на больничной койке, прижимая к себе и качая подушку, как ребёнка, напевая колыбельные песни. Похоже, у Люси проснулось материнское чувство…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Очень большая несправедливость

Игорь НОСКОВ

Пока язык храним, и в Слове зреет свет – мечтам предела нет!

Ошибана и сахарная флористика в Молодёжке

Юлия МЕЛЬНИК