Крымское Эхо
Архив

Мы это должны делать добровольно и в числе первых

Мы это должны делать добровольно и в числе первых

ВСЕГО ЛИШЬ ГОД НАЗАД*

Семен УРАЛОВ

У меня всего три тезиса, и они достаточно математически, если можно говорить, сформулированы. Наш форум называется «Взаимодействие-2012», и мы говорим об украино-российских отношениях, украино-российских форумах. Но я утверждаю, что реальность изменилась, нужно говорить не об украино-российских отношениях, а об украино-евразийских отношениях. Потому что до тех пор, пока мы говорили о какой-то виртуальной интеграции на постсоветском пространстве, можно было строить украино-российские отношения, украино-белорусские отношения, украино-казахские отношения, украино-молдавские. Всё — России нет.

Российская Федерация — это лидер интеграционного объединения, пока Таможенного, то есть торгового союза, дальше это будет Евразийский союз, планы есть такие. Поэтому, когда мы из Украины (я же как бы с позиции Украины говорю, гражданина) говорим об отношениях официального Киева и Москвы, мы забываем о том, что там уже есть интересы Астаны, интересы Минска, и не будет никаких отношений — ни в газовой сфере, ни в какой. Потому что это другая реальность.

Реальность заключается в том, что мы и наш народ живет немножко в разных реальностях. Вот смотрите: как наши предки воспринимали происходящее на наших территориях? Ну, конфликтует владимирский князь с суздальским, и что? Какое это имеет отношение к той стране, где мы живем? Мы имеем страну, на территории которой есть несколько разных государственных образований. Одно называется так, другое называется так. Погодите, пройдет 100 лет, мы не поймем… мы не знаем, какие будут государственные образования. И именно в этом заключается феномен…

Например, все социологические опросы фиксируют популярность президента Российской Федерации Владимира Путина среди жителей юго-востока Украины, хотя он не является украинским политиком, никогда не участвовал в выборах, но его популярность выше, чем популярность предыдущих президентов. Почему? О чем это говорит? Это говорит о том, что вот мы живем в реальности Украина — Россия — Белоруссия — Казахстан, а наш народ в такой реальности не живет. Поэтому Владимир Путин популярнее украинских политиков любых. Понимаете, в чем парадокс?

И вот пока мы не изменим свое отношение, в данном случае экспертное сообщество, мы не выйдем за рамки этих стереотипов.

Второй тезис. У нас новая реальность. Можно называть это как угодно. На западной границе Украины одна империя, на восточной границе формируется вторая империя. Называйте «союз», но мне больше нравится слово «империя», оно как бы отображает, оно обостряет риторику и с этим проще вызывает на диалог. Вот этот осколок, который у нас есть, бывшей, будущей Евразийской империи, он так долго не просуществует. Он мог бы существовать исключительно на противоречиях, пока на Востоке осуществлялись непонятные конфликты между собой, мы на этом могли балансировать. Для баланса у нас осталось 3-5 лет, не более того.

Дальше эта территория будет либо субъектом, либо объектом Евразийского союза. Никакого другого варианта нет. Потому что Западная империя закончила проект расширения, Восточная находится на стадии подъема. Вопрос в том, что либо мы войдем добровольно, либо это будет, скажем так, не по нашим правилам.

Я перехожу к главному, третьему, тезису. Мы не знаем, когда наши элитарии вернутся в сознание, мы не знаем, когда они поймут, что никакого другого выбора, кроме интеграции в Евразийскую, у нас нет. С чем мы столкнулись? Любая интеграция — это ежедневная тяжелая практика на уровне законодательства, на уровне производства, на уровне взаимоотношений.

Вся юридическая и законодательная база Украины проедена, как червями, приоритетностью европейской интеграции. Что мы имеем в наличии? Никакой европейской интеграции нет, но это закреплено на всех нормативных уровнях, начиная от местного самоуправления и конституции, в которой тоже написано, что это является приоритетом.

И мы имеем парадокс. Смотрите, у нас есть запас 3-5 лет всего, не более того. Наша юридическая база и законодательство полностью не соответствуют евразийскому проекту, но никто не занимается практикой этого освоения. Привожу пример — «сырные войны». Они были у всех на слуху. Мне было интересно: а что действительно стало основой «сырных войн»? А практикой «сырных войн» у нас стало несоответствие украинских производителей техническим регламентам.

Что это значит? Раньше наши производители продавали свою продукцию отдельно в Белоруссию, отдельно в Россию, отдельно в Казахстан. Образовался Таможенный союз — комиссия сказала: теперь у нас такие-то и такие-то параметры, вам на упаковке нужно написать согласно вот таким-то нормам. От нас не было представителя по этому вопросу. Понимаете? Представителя!

Аналогичная ситуация (вот я сейчас общаюсь с экспертами-экономистами) у нас сейчас в вагоностроении, дальше у нас будет металлургия и т. д. по всем секторам экономики. То есть, смотрите, времени у нас есть 3-5 лет, юридические базы у нас отсутствуют, даже если на это у нас будет политическая воля, и наши элиты вернутся в сознание. И что самое печальное, что нас может ждать самое печальное — мы не используем опыт.

Мы говорим о русском языке (второй пример), апеллируем почему-то к Венецианской комиссии, к европейскому опыту и т. д. А зачем? У нас в 200 км от Киева есть белорусская практика двуязычия. Почему мы к этой практике не апеллируем, почему оттуда не приезжают специалисты, которые решили этот вопрос у себя, депутаты и т. д. и т. п. Почему лингвисты оттуда не приезжают?

У нас есть на постсоветском пространстве одна страна, которая решила без проблем практику двуязычия, где точно так же, как на Украине, есть городское русскоязычное население и преимущественно деревенское и малых городов компактно проживающее украиноязычное население. В этом нет ничего плохого. Есть католики, протестанты, православные. Это зафиксировано. В Белоруссии аналогично. Там тоже есть польское меньшинство, на западных территориях, в районе Бреста, и никаких проблем нет.

Нам нужно прекратить использовать порочную практику апелляции к европейским нормам. У нас есть нормы, вполне нормальные, которые уже апробированы нашими (опять-таки, я не разделяю, я не вижу разницы между русским, украинцем и белорусом). Разные правители? Ничего страшного — были разные князья, это пройдет.

И третий тезис, окончание третьего тезиса. Вот вы знаете, Украина на факт своего самоуправления (это сложно назвать независимостью, это как бы шанс на самоуправление) прошла путь от маленькой России до большой Молдовы. От нас уже ничего не зависит, мы ни на что не влияем, у нас уже забирают территории, как с шельфом Черного моря — Румыния. Вот мы из маленькой России, комфортной, кстати, моя семья переехала на Украину в 87-м году из Сибири, и вот разница в качестве жизни там и здесь была огромная. Нефтеносная Сибирь — и в основном, страна, республика пенсионеров военных. Это то, что мы имеем.

И вот этот путь от маленькой России до большой Молдовы закончится большим крахом, потому что еще вот эти 3-5 лет, если мы не сделаем то, что я говорил во втором тезисе, адаптацию, реальную адаптацию, уже будет нечего интегрировать. Эксперты говорят об угрозе неофеодализма. Ну, это отдельная тема. Я не хочу обсуждать, когда здесь появятся князьки со своими землями, частными армиями и т. д. Не дай бог жить в такой стране. Поэтому мой тезис-вывод: практика интеграции в законодательство, промышленность и взаимоотношения между регионами. То есть надо обсуждать не украино-российские отношения, а украино-евразийские, причем на уровне микро, то есть риторики уже достаточно.

Если через три года мы ничего не сделаем, что же будет? Смотрите, в этом году уже 21 год после последней инфраструктурной модернизации Украины. Инфраструктура живет в течение одного поколения –– 20-25 лет. У нас подошел к окончанию гарантийный срок нашей инфраструктуры жизнеобеспечения: канализация, свет и т. д и т. п. Заканчивается срок эсплуатации перед модернизацией нашей АЭС.

Я утверждаю следующее: повесткой интеграции будет новая индустриализация, потому что мы все эти 20 лет проедали то, что было построено не нами, оно все разрушалось, грубо говоря, как этот Ливадийский дворец (спасибо императорам, что они это все сделали), а все, что делаем мы — так это проводим здесь круглые столы. Мы же не строим свои дворцы, то есть через 200 лет уже негде будет это делать, если мы не будем за этим следить. Но это образно, а вот на уровне инфраструктуры это все закончится именно этим.

На повестке дня (Евразийского союза — ред.) будет индустиализация. Именно под флагом новой индустриализации будет проходить евразийская интеграция. То есть сейчас будет проходить восстановление именно реального сектора экономики, которое мы проходили. И тут нам будет вообще не до разговоров, кто там бандеровец, кто там русский. Это не имеет никакого значения. Вопрос — мы это сделаем добровольно или из-под палки. Я считаю, что мы это должны делать добровольно и в числе первых.

* Доклад прочитан на [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=8286]общественном
украино-российском форуме «Взаимодействие-2012» [/url]
Ялта, июнь 2012г.

На фото вверху – автор,
главный редактор издания «Однако Украина»

 

Фото вверху —
с сайта atv.odessa.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Франсуа Олланд готовится к переселению в Елисейский дворец

Алексей НЕЖИВОЙ

Между двух революций

Андрей ИШИН

О вопросах, которые раскалывают страну

Николай ОРЛОВ