Крымское Эхо
Библиотека

Лула и Кавитти

Лула и Кавитти

ИСТОРИЧЕСКАЯ МИНИАТЮРА

Судак — небольшой крымский городок, раскинувшийся между скалами и морем. Его волшебная природа покорила меня. Прожив в этом городе добрый десяток лет, я влюбился в необыкновенную красоту горных лесов, окутанных прозрачным морским воздухом; в бескрайную синь моря, манящую и завораживающую; в открытость и приветливость судакчан, гостеприимно принимающих любого заезжего странника.

Я перечитывал всё, что попадалось об истории, сложившейся за добрую дюжину веков существования Сидагиоса и Сугдеи для греков, Солдайи для итальянцев, Сурожа для русичей вплоть до современного Судака, название которому подарили турки. Особенно меня поразил тот факт, что этот маленький приморский городок смог стать центром Великого шёлкового пути.

Как бы трепетно мы ни относились к своим любимцам, но судьба, порой, диктует свои условия.

Так случилось, что в «лихие девяностые» мне пришлось покинуть Судак и поработать пару лет в Братске. Возвращаясь в Крым, я ехал в одном купе с Валерием Павловичем, преподавателем истории и очень интересным собеседником. Узнав, что я из Судака, он поведал мне удивительную легенду о любви флорентийца и девушки с берегов Амударьи.

— Наш поезд движется по одному из отрезков Великого шёлкового пути, — начал свой рассказ мой попутчик. — Как известно, Судак долгое время был центром этого легендарного маршрута. А открыт шёлковый путь был с лёгкой руки китайского императора У-ди, отправившего ещё во втором веке до нашей эры своего сановника Чжан Цяня на Запад для поиска союзников в борьбе с набегами степных народов.

После долгих лет скитаний, опасных приключений и даже плена Чжан Цянь все-таки вернулся домой и рассказал императору, что видел много такого того, чего нет в Китае: восточные сладости, полотняные ткани, вино. Но особенно впечатлил Великого Правителя рассказ о «крылатых» конях давани, которые по размерам и скорости превосходили низкорослых китайских лошадок.

У-ди вспомнил завет Конфуция о том, что для успешной империи необходимо развитие внешней торговли, и снарядил караван с шелком и бронзовыми зеркалами в Среднюю Азию, дабы обменять это добро на ферганских скакунов. Таким образом, как это часто бывает, совершенно случайно зародился Великий шёлковый путь.

Справедливости ради надо сказать, что не все полагали полезными достояния Шёлкового пути. В Риме, к примеру, считалось аморальным носить одежду из чрезмерно дорогого шёлка, и даже был принят закон, запрещающий ношение шелков, но, к счастью, этот закон был вскоре отменён. А Чингисхан и вовсе использовал торговый маршрут для захвата новых территорий и порабощения других народов.

 Вскоре после смерти монгольского хана-захватчика итальянские купцы начали активную торговлю с Востоком, и даже опасные приключения не останавливали их.

 Флорентийский банкир и купец Франческо Пеголотти советовал своим коллегам брать с собой полотняные ткани, продавать их в Ургенче и запасаться сомами — серебряными слитками, чтобы покупать на них шёлк.

***

 Купец Кавитти так и сделал: прибыв в Ургенч, он продал весь свой товар за несколько сот сомов, и остался дожидаться большой партии шёлка, чтобы взять его по оптовой цене.

В селении рядом с мечетью была христианская церковь, куда Кавитти ходил просить Господа дать ему силы на благополучное возвращение в Италию. Около храма к нему подошёл парень, выдававший себя за сумасшедшего, и несколько раз шепнул купцу: «Не жди караван, уходи в свою страну! Не жди караван, уходи в свою страну!». Кавитти не обратил внимания на слова больного, но на всякий случай отдал серебро и деньги на хранение хозяину постоялого двора. И правильно сделал, потому что однажды вечером шайка бандитов, увидев богато одетого купца без охраны, напала на него. Не найдя при нём денег, грабители избили Кавитти, забрали почти всю одежду и бросили бедолагу на дороге.

Лула

Лула — дочь зажиточного местного мельника — рано утром пошла с подругой по воду. Недалеко от источника девушки нашли полуживого несчастного в окровавленном нижнем белье и попросили проходивших мимо крестьян помочь перенести его в дом. Лула выходила пострадавшего, а когда Кавитти смог говорить, она узнала, что спасла богатого флорентийского купца.

 Через некоторое время пришёл караван с китайским шёлком, фарфором, пряностями и другим богатством. Кавитти успешно завершил сделку и явился в дом мельника просить руки и сердца Лулы. Девушка, влюблённая в флорентийца, согласилась ехать в далёкую Европу. Несколько дней ушло на подготовку к свадьбе, и после пышного пиршества новый караван с молодой семьёй отправился в дальний путь.

 По суше они добрались до Солдайи — так итальянцы называли Судак. Для того чтобы двигаться дальше, необходимо было зафрахтовать корабль. Но кораблей не было, поэтому Кавитти пришлось ждать, когда в Солдайю прибудут суда из Европы. Бывало, ждали месяц, а то и два.

***

 Кавитти и Лула поселились в довольно комфортабельном по тем временам постоялом дворе, которых было несколько в Солдайе.

 Пользуясь выгодным географическим положением городка, местные жители часто устраивали ярмарки. Во внутреннем дворе крепости и на поляне под её стенами разбивали пёстрые шатры, палатки, лавки и совсем маленькие лавчонки, из которых голосистые зазывалы на разных языках приглашали отведать их угощения и покупать всевозможные товары. Тут же работали кузнецы, ювелиры, портные, готовые выполнить любой заказ посетителя ярмарки. На импровизированной сцене выступали бродячие артисты — их музыка была слышна далеко за пределами ярмарки.

 Оставив беременную жену в апартаментах постоялого двора, Кавитти пошёл посмотреть, чем торгуют в здешних краях. Ближе к обеду уставший купец решил спрятаться от палящего солнца под камышовым навесом чайханы и выпить чаю. На дастархане возлежал представительный господин, судя по одежде, европеец. Кавитти сел рядом, они познакомились. Это был путешественник, писатель и купец Марко Поло. Кавитти много слышал о своём знаменитом земляке, но только в Солдайе удалось познакомиться с ним.

 Разговор зашел, конечно же, об Италии, которую они давно оставили, и скучали по родным местам. Марко рассказал, что задумал писать книгу о своих путешествиях по разным странам, о купеческих делах. Оказалось, что у Марко Поло в Солдайе был собственный торговый дом. За разговорами время пролетело быстро.

***

Между тем Лула с прислужницей вышли на берег моря прогуляться. Был жаркий солнечный день. Женщины подошли к самой воде и с облегчением вдохнули морскую прохладу. Пустынный берег, каким он всегда бывал во время ярмарки, и спокойное море предвещали приятную сиесту.

 — Посмотри, как красиво плывёт эта лодка, — показала Лула на единственное судно, медленно двигавшееся вдоль берега.

 Шестивёсельной лодкой управлял рулевой на корме. Поравнявшись с одиноко стоявшими на берегу женщинами, лодка резко повернула к берегу и причалила. Несколько парней проворно выпрыгнули на песок, и женщины не успели опомниться, как оказались брошенными на дно лодки между гребцами и рулевым. Гребцы налегли на вёсла, и вскоре бандиты вместе с добычей скрылась за ближайшим скалистым мысом.

 — Признавайтесь, с кого мне требовать выкуп! — рявкнул рулевой, который был здесь главный. — А не то… — бандит живописно провёл ребром ладони по своему горлу, скорчив при этом страшную рожу.

 Узнав, что Лула — жена флорентийского купца, бандиты обрадовались удачному «улову». Через пару часов ходу они причалили к берегу в небольшой бухте. Главный прохрипел пропитым голосом, обращаясь к прислужнице:

 — Беги к своему хозяину и скажи, чтобы он сегодня ночью оставил в этой бухте лодку с дорогими товарами. И чтобы никакой охраны! Если он не пожадничает, то наутро получит свою жену в целости и сохранности.

 Высадив прислужницу, бандиты отправились дальше. Лодка обогнула очередной мыс и скрылась из виду.

 ***

Солнце клонилось к закату, когда Кавитти вернулся в арендованные апартаменты. Не найдя супруги, он призвал к себе хозяина постоялого двора. Тот рассказал, что Лула с прислужницей пошла прогуляться к морю, но это было ещё в полдень. Кавитти поспешил на берег.

 — Искать! Всем искать мою жену! — кричал Кавитти, вернувшись с берега.

 Почти все, кто был на постоялом дворе, вышли на поиски в город и его окрестности. Марко Поло, узнав о горе, постигшем Кавитти, отрядил своих людей на помощь. Но все старания искавших были напрасны.

 Когда стемнело, появилась прислужница Лулы, смертельно уставшая, с разбитыми в кровь ногами. Перепуганная женщина поведала о том, что с ними приключилось, а закончила свой рассказ такими словами:

 — Бандиты предупредили: если они заметят, что за бухтой, где надо оставить выкуп, будет вестись наблюдение, то они убьют Лулу; если товар будет плохой или его будет мало, то они убьют Лулу; а если всё будет по-ихнему, то утром мы сможем забрать Лулу в той же бухте.

 Кавитти, долго не раздумывая, приказал загрузить самую большую лодку дорогими товарами. Во вторую лодку он взял с собой несколько мужчин и прислужницу, которая должна показать место, где оставить выкуп. Обе лодки связали канатом, и купец со своей командой отправился в указанную бухту.

 Пока мужчины вытаскивали лодку с товаром на песчаный берег, Кавитти обратил внимание на почти непроходимые отвесные скалы, окружавшие крошечный пляж. Он спросил у прислужницы, как она выбралась из этого каменного мешка, но бедная женщина ничего не могла вспомнить, а лишь только всхлипывала. У Кавитти мелькнула мысль: «Возможно, бандиты морем придут за выкупом».

 Он не пошёл обратно в Солдайю, а, отплыв за ближайший мыс, стал на якорь. Он спрятался между скалами, так, чтобы был виден вход в бухту. Благо, ночь выдалась лунная, а море спокойным. Не сомкнув глаз, Кавитти и его помощники до утра наблюдали за морем, но никто не заходил в бухту.

 Взошло солнце. По-прежнему никто не заходил в бухту.

 Вдруг Кавитти отчетливо понял, что навсегда потерял самое дорогое на свете. Его обманули! Он никогда больше не увидит цветок своей жизни — любимую Лулу, которая спасла ему жизнь, а он — мужчина — не смог защитить дорогую сердцу женщину.

 — Гребите, чёрт бы всех побрал! Гребите в бухту! — заорал он на ни в чём не повинных людей.

 Кавитти нашёл на берегу лодку, оставленную им ночью с товаром: она была пуста. В глазах флорентийца появились слёзы.

 — Мы должны найти Лулу, — с трудом выдавил из себя Кавитти и отправился в скалы. Мужчины последовали его примеру.

 Невдалеке от лодки Кавитти нашёл грот, переходящий в пещеру. В глубине пещеры виднелось тусклое свечение. Пройдя на свет, который с каждым шагом становился всё ярче, он оказался на другой стороне мыса. Внизу около моря росла одинокая сосна. К дереву была привязана Лула, — закончил свой рассказ Валерий Павлович.

 — Я знаю этот сквозной грот. Он действительно находится в Разбойничьей бухте недалеко от Судака, но эту историю про Лулу и Кавитти слышу впервые, — проговорил я, вспоминая родные края.

 ***

Заканчивая эту удивительную историю, я лишь добавлю, что во Флоренцию молодая пара прибыла с пополнением: по дороге Лула родила прекрасного мальчика — будущего путешественника и успешного торговца.

На фото — автор, Николай Балицкий
Рисунок – Е.Балицкая

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.7 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Любимые женщины рецидивиста Володьки

Игорь НОСКОВ

Что несёт с собой мат

Игорь НОСКОВ

Твоё слово против моего

Игорь НОСКОВ