Крымское Эхо
Архив

Лучше меньше, да лучше

Лучше меньше, да лучше

Такого профессионального принципа при подборе доноров придерживаются в своей работе сотрудники Керченской станции переливания крови, которая, если вести отсчет от момента организации в 1934 году пункта забора крови, вполне может претендовать на юбилейную дату.

Однако рабочий процесс, что называется, засосал сотрудников: идет установка нового оборудования, осваиваются современные методики, и праздничной расслабленности в будничных заботах места не находится. Служба крови превращается в сложную технологическую отрасль медицины, хотя она давно переросла свой чисто медицинский статус и занимает ведущее положение в структуре Министерства чрезвычайных ситуаций.

Теперь уже никого не удивляет сравнение процесса переливания крови с трансплантацией органов: настолько серьезно поставлено дело. Тем не менее, по-прежнему бытует мнение, что отечественная донорская кровь является самой опасной в Европе, что стало следствием несовершенства технологий переливания и тестирования. «Неправда, — уверенно возражает на это замечание главный врач Керченской станции переливания крови Белла Иено. – Все получаемые на Украине компоненты крови диагностируются по европейским стандартам. Другое дело, что Украина теперь составляет конкуренцию странам Евросоюза, где компоненты крови и препараты из нее имеют неимоверно высокую цену. Они и у нас очень дорогие, например, литр альбумина без учета затрат на электроэнергию и зарплату сотрудников стоит семьсот восемьдесят гривен, а свежезамороженная плазма – пятьсот шестьдесят шесть, но по европейским меркам вполне конкурентоспособны. Мы опережаем европейцев и по такому, пусть и несколько условному, показателю, как чистота доноров. Невысокий уровень жизни наших граждан в определенной мере сказывается положительно: они реже мигрируют, не так много путешествуют, в том числе и по таким эндемичным регионам мира, как Африка и Азия».

Цельная донорская кровь, что потенциально может стать источником заражения, в медицинской практике не используется более двадцати лет: это не всегда приносило ожидаемую пользу, к тому же пациенты сейчас чаще нуждаются в определенных ее компонентах – эритроцитах, тромбоцитах, плазме. Серьезные заболевания, ставшие в последние десятилетия не единичным, а массовым явлением, выступили основной побудительной мотивацией в разработке исследовательских барьеров донорской крови. Существует многоплановая предтестовая диагностика, включающая социальную и медицинскую проверку потенциальных доноров. Керченская станция переливания крови располагает картотекой на всех жителей города и имеет доступ к базе данных крымчан. По этой причине медики в обязательном порядке требуют паспорт с местной пропиской и никогда не привлекут к донорству человека без документа, даже окажись у него самая редкая группа крови – четвертая с отрицательным резус-фактором.

Заработать на сдаче крови теперь весьма сложно не только из-за ограниченного финансирования. Врачи обращают внимание не только на медицинские противопоказания – туберкулез, гепатиты, кожно-венерические заболевания, СПИД, сахарный диабет, хронические болезни в стадии обострения. Противопоказания для сдачи крови имеются даже после проведения косметических процедур – татуажа и выщипывания бровей – и уж тем более после пребывания в эндемичных районах мира, что весьма актуально в городе моряков и рыбаков. Существенным моментом в работе с потенциальным донором оказывается внешний вид пришедшего на сдачу крови: медики предельно внимательны к исколотым рукам наркоманов, общей чистоте и ухоженности. «Состоятельные люди к нам редко приходят, разве что когда беда настигает их родных и близких, — говорит Белла Иено, — но это не значит, что мы готовы принять каждого. На выпивку сдачей крови заработать не получается. Сегодня нет гонки за количеством доноров и крови, во главу угла поставлено качество».

Забор крови технологически и финансово емкая процедура: какую установку, в том числе и холодильную, ни возьми, меньше ста тысяч гривен оборудование не стоит. Случайный риск обходится слишком дорого, поэтому каждый донор проходит предварительное обследование в девяти лабораториях Керченской станции переливания крови, после чего взятая у него и предварительно обследованная кровь полгода находится на карантинизации. Параллельно ведется просмотр картотеки, чтобы исключить проявление донора с инфекционным заболеванием. Через шесть месяцев донора повторно обследуют, и только после этого кровь отправляют в лечебное учреждение. Длительность процесса служит гарантией качества крови. Несмотря на то, что при заборе крови донор дает подписку об отсутствии у него инфекционных заболеваний и несет уголовную ответственность за дачу ложных показаний, он порой и сам может не знать о наличии у него медицинских противопоказаний. Белла Михайловна припомнила случай, когда у пришедшего сдавать кровь для дочери мужчины выявилось редкое заболевание, при котором он не только не может сам быть донором, но и ему в случае необходимости требуется особо тщательный подбор крови по сложной развернутой формуле.

В Европе необходимости в тщательном обследовании донора нет: там используется современная технология вирус-инактивации, когда взятая у всех желающих кровь проходит особую фильтрацию. На Украине подобные технологии не внедрены, поэтому доноры плазмафереза, сдающие кровь еженедельно, это непременно молодые и здоровые люди. В чем Украина едина с Европой, так это в отношении использования кровозаменителей, которые еще недавно считались панацеей и разработка которых щедро финансировалась. Участники прошедшего недавно в Виннице международного совещания гематологов пришли к мнению, что существующие кровозаменители в ближайшее время не проявятся как альтернатива донорской крови и потому эффективнее использовать ее для производства препаратов и компонентов.

Во всем мире безвозмездное донорство считается свидетельством социальной зрелости гражданина страны, на каждую тысячу человек в Европе приходится пятьдесят-шестьдесят доноров, в Америке – почти семьдесят. Быть донором не просто престижно – это своеобразный вид благотворительности, поощряемый ни платой обедом в двадцать пять гривен, ни дополнительными днями к отпуску, ни десятью процентами надбавки к зарплате почетным донорам, ни оплатой больничного листа при минимальном трудовом стаже за сданные в течение года полтора литра крови, а отношением общества. В Европе ни один работодатель не станет кочевряжиться перед врачом, когда речь идет о сдаче сотрудником крови. У нас же, по свидетельству главного врача Керченской станции переливания крови, руководители коммерческих структур запросто могут отказать даже в проведении Дня донора на предприятии или в организации. «Они, наверное, считают, что гарантированно оберегаемы Богом», — приходит к неутешительному выводу Белла Михайловна.

На Западе работодатели заинтересованы в донорах: это, как правило, всесторонне обследованные и здоровые люди. Их поиском занимаются в Европе не медики, как это испокон века делается у нас, а сотрудники социальных служб. На Украине, где на тысячу ее граждан приходится двенадцать доноров, сейчас тоже все активнее внедряются моральные и социальные стимулы поощрения, агитирующий акцент в популяризации донорства делается на понимание необходимости помощи другим людям, которая может понадобиться каждому, кто сейчас крепок и здоров. Но пока донорами чаще становятся, когда требуется кровь родным и близким. Правда, нередко после подобных ситуаций люди приходят для сдачи крови уже добровольно. Подобное другой раз случается и после проведения Дня донора на предприятии. Некоторые из доноров и не скрывают, что им требуется дополнительный отпуск, который им «набегает» за несколько сдач крови. Встречаются среди керченских доноров продолжатели семейной традиции, когда безвозмездная сдача крови включается в систему воспитания детей. Сейчас в Керчи более шести тысяч доноров, среди которых более пятисот человек имеют звания «Почетный донор Украины» и «Почетный донор СССР».

Несмотря на слабость общегосударственной пропаганды донорства, которая только обещает набрать обороты после разработки комиссией при Минздраве Украины программы его развития, определенную часть населения уже стало «пробивать» на идейную сдачу крови. «В последние два года заметно активизировалась студенческая молодежь. Мы регулярно бываем в вузах, техникумах, училищах, подолгу и по душам беседуем со студентами, которые в большинстве своем откликаются на наши призывы. Хотя случается и иначе: сокурсникам несколько раз пришлось сдавать кровь для попавшего в автомобильную аварию товарища и они, что называется, втянулись. Подобное в нашей практике не редкость», — объясняет побудительные мотивы донорства главный врач Керченской станции переливания крови.

Другой раз именно подобные обстоятельства дают толчок доброму делу, ведь у нас в стране нет опыта европейцев, которые поощряют молодежь за сданную кровь билетами в кино и на концерты, снижают, как в ряде восточноевропейских стран, налоги. Однако у нас нет и полноценной просветительской работы, которая бы могла переломить отношение определенной части людей к сдаче крови как к страшилке, что в последнее время весьма активно пропагандируют различные тоталитарные секты. Недостаточно и убедительных примеров, доказывающих содействие донорства очищению организма, быстрейшему восстановлению после травм, полезность лечебного плазмафереза, лучше всяких сомнительных диет избавляющего от лишнего веса. В конце концов сотрудники станций переливания крови не враги сами себе, а ведь именно они являются одними из активнейших доноров.

 

Фото вверху —
с сайта sgut.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Водители освобождаются…»

Олег ШИРОКОВ

Крым. 4 сентября

.

Отбивная по-монастырски

Ольга ФОМИНА