Крымское Эхо
Архив

Любите бюджетные конторы — источник денег

Любите бюджетные конторы — источник денег

МОНЕТИЗАЦИЯ УСЛУГ

Проект Закона «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Украины» позволит легализовать то, что давно и прочно прижилось в нашей жизни: плату за услуги в лечебных учреждениях, школах и коммунальных предприятиях. Но если до сего времени с этим еще хоть как-то, хоть сколько-то можно было бороться — то ли угрозой обращения в суд, то ли надавив горлом, то теперь всё, приплыли. Брать будут законно и, надо думать, по более высокому тарифу, ведь пятьдесят процентов платы пойдёт на развитие бюджетного или коммунального учреждения.

«Пока никаких изменений в перечень платных услуг и правила их оказания пациентам мы не получали, — говорит главный врач территориального медицинского объединения N 3 Керчи Владимир Яшунин, — и руководствуемся существующими законами и действующим Уставом лечебного учреждения.

Любой пациент, проживающий на территории обслуживания нашей поликлиники, может обратиться к главврачу с официальным заявлением, и ему будет разрешено лечиться не у своего участкового терапевта, а у другого специалиста — Устав нашего ТМО допускает подобное. Если пациент лежачий и ему показана консультация хирурга или невропатолога, то и с этим никаких проблем: заявки принимаются от терапевта. Плата за такие услуги не взимается. Других узких специалистов направить на дом мы не можем, но это обоснованные отказы, поскольку у окулиста или кардиолога, к примеру, нет мобильного оборудования для обследования. Не имеет права главврач превысить уровень своей должностной компетенции и разрешить бесплатное обслуживание пациента, проживающего на территории его ТМО, специалистом другой поликлиники, но это всё укладывается в рамки действующего в сфере здравоохранения законодательства».

И участковые терапевты в один голос уверяют, что переход пациента от одного врача к другому для больного бесплатен, специалист же, выбранный им, получает до двадцати процентов доплаты — так сказать, за расширение зоны обслуживания. Вроде и вызов тех же узких специалистов — хирурга и невропатолога — обеспечить больному при показаниях не вопрос. Но пациенты, которым приходилось сталкиваться с необходимостью получения этих услуг, утверждают обратное. Нет, со сменой врача всё обстоит проще: и к главврачу с подобными просьбами обращаться не приходится — достаточно попросить регистратора отнести медицинскую карточку к другому участковому: они лучше начальства знают, кому из врачей пациенты доверяют, а кого избегают.

Но заполучить хорошего участкового терапевта для консультации и осмотра на дому без официального разрешения главврача не выйдет: придется платить. Многие так и поступают, предпочитая заплатить профессиональному врачу, чем просто специалисту с дипломом. «У нас такой участковый, что избави меня бог от ее помощи, — делится Анастасия Михайловна Семиболотная. — Еще когда работала, то обращалась к ней в крайнем случае, за больничным. Как на пенсию вышла, лечусь у другого врача, когда сильно заболеваю, звоню ему и плачу за посещение на дому. Поначалу это стоило двадцать гривен, затем — тридцать, сейчас уже пятьдесят, но лучше так, чем абы какой врач».

Гораздо сложнее приходится пациентам, нуждающимся в консультации узких специалистов. Вызов их к больному на дом участковым терапевтом вовсе не гарантирует прихода невропатолога и хирурга: требуется материальное стимулирование. Такса та же: пятьдесят гривен за посещение. «Да еще и поклониться не раз придется, чтобы пришел, — сетует Людмила Дмитриевна Завгородняя. — Я восемь месяцев прикована к постели после перелома шейки бедра, так дочери забегались приглашать врачей, а вытрясли нас эти визиты — не передать как. Толку от того, что в моей медицинской карточке запись: показано обязательное посещение невропатолога и хирурга! Невропатолог появляется хоть после первого дочкиного напоминания, но все равно пятьдесят гривен вынь да положь. Хирурга не дозовешься ни за какие деньги, дочери все колени протерли, упрашивая, так тоже пятьдесят гривен возьмет и жди ветра в поле».

Что скрывать — сегодня купить внимание врача не вопрос, все дело в цене этого самого вопроса. И все же кого ни спроси — большинство практикует нечто подобное, во всяком случае, иметь своего врача теперь считается не престижем, а необходимостью. Ксения Игоревна отказалась от услуг участкового педиатра с рождением младшей дочери. «Меня категорически не устроила восьмидесятилетний педиатр, у которой что со слухом, что со зрением возрастные проблемы, и я попросила стать нашим лечащим врачом заведующую детской поликлиникой — и вот уже семь лет она приходит по первому моему звонку, иной раз мы ездим к ней. Плачу пятьдесят гривен за визит, но рада была бы платить и другим специалистам, лишь бы их советы, помощь и консультации были профессиональными».

А вот вопрос о готовности платить эти деньги в кассу лечебного учреждения Ксению Игоревну озадачил. «А сколько получит из этих пятидесяти гривен врач? — резонно ответила вопросом на вопрос молодая женщина. — Если половину, то нет, увольте. Зачем тогда врачу тащиться к моей дочери на другой конец города, когда половина ее заработка достанется лечебному учреждению. Это будет выглядеть как теперешний благотворительный взнос, который неизвестно, на что идет и кому достается».

Абсолютное большинство согласно с Ксенией Игоревной на все сто. Да и сами врачи перестанут с готовностью бежать по первому зову пациента, зная, что его визит будет проведен через кассу, хотя сегодня никто в точности не может сказать, как это будет выглядеть на практике. Может быть, появится новый коррупционный повод, когда врач и медрегистратор вступят в сговор и станут утаивать от руководства истинное количество платных вызовов. А как ретиво возьмутся формировать перечень платных услуг руководители самих лечебных учреждений, прикрываясь фиговым листом нехватки бюджетного финансирования или необходимостью приобретения новомодного медицинского оборудования, как начнет сокращаться число врачебных кабинетов в угоду платежеспособным арендаторам, положившим глаз на помещения поликлиник.

Не исключено, что таким же путем начнет действовать и директора школ, набивая в классы по тридцать пять-сорок ученик, чтобы варьировать фондом служебных помещений для сдачи их в аренду. Школы и сегодня имеют практически неучтенную кассу, называемую фондом школы и класса. Редкие директора, которым осточертели упреки в присвоении родительских денег, жалобы в прокуратуру на незаконное расходование внебюджетных средств, требуют от родителей проведения взносов по банковским платежам. Стойкое большинство школьного начальства предпочитает иметь дело с наличкой. Можно только догадываться, как и в чью пользу крутят этими деньгами, но судя по тому, что конфликты между директором и распорядителем фонда не такая уж и редкость, выводы напрашиваются сами собой. Учителя одной из керченских школ рассказывают, как всем полутора тысячным коллективом учащихся собирали по две гривны на газонокосилку. Ждут ее покупки уже два года, зато за это время в квартире директора прописался новый персональный компьютер.

Проект Закона «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Украины» однозначно развязывает руки предприимчивости в бюджетной сфере, и новые «кормушки» станут расти как на дрожжах. Не придется тогда родителям, выпучив глаза гоняться за хорошим педагогом-репетитором, договариваться о баллах в аттестате — достаточно официальным договором оформить репетиторство, и любимое чадо поумнеет буквально на глазах. «Я принципиально никогда не репетиторствую своим ученикам, иначе выходит, что за свою зарплату я не в состоянии научить ребенка, а за деньги он выбивается в отличники. И никогда не соглашусь на оплачиваемую в индивидуальном порядке работу со своим учеником, несмотря на все разрешения, — делится своими соображениями один из педагогов, не пожелавших публичности. — Но я и не против введения платных услуг в школе, потому что у нас в городе туалеты платные, а обучение бесплатное».

Ее молодая коллега тоже не против платных услуг в школе, но также категорически возражает против официального репетиторства. Правда, мотивация иная. «Я репетитор некоторых своих учеников, иногда занимаюсь с ними прямо в школе, когда есть «окно» или остаюсь после уроков. Но какой резон мне отдавать пятьдесят процентов школе, когда я трачу свободное время не от избытка любви к ученику, а из необходимости прокормить своего собственного ребенка? Хорошо, пусть репетиторство проведут официально по зарплатой ведомости в размере той суммы, что я беру за час занятий, но у меня отберут часть дополнительного заработка налогами, всякими другими отчислениями. Нет, я найду способ отбояриться от узаконенного репетиторства в своей школе и наберу детей из других. Другое дело, если заработают платные кружки для детей и взрослых, родителей или просто живущих по соседству со школой. Хорошо бы, на мой взгляд, открыть кружки по изучению православия, компьютерные и такие, где бы детям давались ремесленнические навыки».

Лично у меня не вызывает сомнение, что в нашей отечественной интерпретации бюджетная предприимчивость примет откровенно извращенные черты. Бюджетные учреждения будут всеми правдами и неправдами вносить в перечень платных услуг максимум из того, на чем сегодня греют руки их предприимчивые работники. В лечебных учреждениях напропалую начнут торговать профессионализмом отдельных врачей и медицинских сестер, больничными листами, получением инвалидности, справками на шоферскую комиссию, направлять пациентов на заведомо дорогие анализы, сдавать в аренду помещения, где располагаются неприбыльные кабинеты. Школа примется за коммерческую штамповку отличников, в детских садах начнут принудительно создавать круглосуточные группы или учить детей грамоте и счету с пеленок, в жэках перестанут брать во внимание квартирную плату и станут лопатить за выписку справок о составе семьи и чих слесаря в сторону текущего крана. И никаких при этом жалоб в прокуратуру от недовольных потребителей услуг — всё законно.

Выиграем ли мы с вами, получив право купить доктора, учителя или слесаря с потрохами, которым не придется украдкой оставлять в кабинете коробку конфет, намекать на благодарность и пожимать руку с зажатым червонцем? Вряд ли стоит обольщаться официальностью бюджетной платности. Услуги хороших специалистов не просто подорожают — они достанутся избранным, кто способен будет их оплатить. Всем остальным придется довольствоваться переборками, как в ящике с овощами, где до покупателей успели покопаться близкие люди хозяина магазина. Всякой мелочи приладят ценники, как в бутике, потому что дележ фифти-фифти между непосредственным исполнителем услуг и конторой, к которой он «приписан», должен быть обоюдно выгоден обеим сторонам. Хотя и потребитель услуг наконец-таки сможет по-настоящему «оторваться», потребовав за свои бабки любой каприз в лучшем исполнении.

 

Фото вверху —
с сайта only.ee

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Экстремальная романтика

.

Потомству в пример (окончание)

Сергей ГОРБАЧЕВ

Карьера Федота Клокачёва