Крымское Эхо
Архив

Личность, в том числе и языковая, зависит от того, что происходит в обществе

Личность, в том числе и языковая, зависит от того, что происходит в обществе

Какое-то начало лета получилось русским: здесь тебе и севастопольский юбилей, и фестиваль «Великое русское слово», и День России. Но были не только праздники-пляски, но и серьезная работа специалистов, ученых, пытающихся разобраться, что же происходит сейчас с тем же русским языком на Украине, в Крыму. Он меняется, но как? Наши дети окунаются в двуязычную среду уже с пеленок — это мешает им развиваться или помогает?
Галина Богданович (на фото) только закончила свой доклад о русском языке как средстве социальной коммуникации на научно-практической конференции «Крым в контексте русского мира. Слово и вера», как мы подошли к ней со своими вопросами.

Напомню, Галина Юрьевна работает деканом факультета журналистики и славянской филологии Таврического национального университета им.В.И.Вернадского, она доктор филологических наук, профессор. Надо отметить, что ее доклад вызвал живой интерес у ее коллег.

— Галина Юрьевна, наши дети попали сегодня в ситуацию двуязычия. Политики «утешают»: чем больше человек языков знает, тем лучше. А специалисты куда более осторожны: они говорят о сложностях изучения младшими школьниками одновременно двух родственных языков. А ваше мнение?

— Изучение сразу двух языков — это нормально. Главное, нужно методически правильно выстроить их преподавание в школе и поддерживать его другими разумными средствами в стенах учебных заведений.

— Что значит «правильно»?

— Должны быть не одноразовые какие-то кампании, а продуманная политика. Очень важен выбор методики, учебники, их наполнение, чтобы были соответствующие тексты, которые могут воспитывать на культуре того или иного носителя языка. И очень много есть иных составляющих. Конечно, однозначно сложно ответить, хорошо это или плохо, но к активному двуязычию надо идти, потому что жизнь диктует такие правила. И — обязательно должно быть толерантное отношение к изучению обоих языков.

— Преподаватели в школах готовы к этому?

— Думаю, что некоторая часть уже так работает: они постоянно проводят параллели, чтобы понять разницу между одним и другим языком. И в любом случае, если будет правильно выстроенная методика, то её, эту методику, несложно перенять и научиться использовать. Опыт показывает: различные научные учреждения, которые связаны с таким преподаванием, в двуязычном или полиязыковом режиме, понимают, как это сделать.
То есть методики есть, есть на что опереться, нужно просто правильно их использовать, а не говорить: это белое, а это черное.

— Вы говорили в своем докладе о языковой личности…

— Да, это каждый из нас, мы все обладаем рядом специфических особенностей как личности. Это социальный статус личности: возраст, национальность, которая несет определенный генетический код, это психологические составляющие личности. Это, может быть разделение по гендерному признаку — мужчина, женщина. И много чего другого: образование, место проживания и прочее. Эти так называемые социальные страты диктуют языковую компетентность, которой располагает та или иная языковая личность. И естественно, эта личность, живя в обществе разных или однородных по языку людей, может выражаться по-разному; это разный контекст культуры, идентификации, самовыражения и так далее. Языковую личность можно рассматривать в разных ракурсах, в зависимости от того, как захочется. Ученые и рассматривают эту самую личность в самых разных аспектах — и в психологическом, и лингвистическом, и культурном.

— Что мы сегодня наблюдаем: сложилось ли у нас в Крыму сообщество языковых личностей?

— Понимаете, слово «личность» имеет разные значения. Есть такое высокое, высокопарное — Личность, которой нужно подражать. А языковая личность — это тоже может быть каким-то эталоном, но вместе с тем это любой носитель языка.

— Мы видим за последние годы, как идет интенсивное наступление одного языка и беспрецедентное вытеснение другого. Вы, ученый-лингвист, замечаете ли, что это как-то сказывается на способности людей к общению, к диалогу, к его мышлению, к обучению в целом?

— Если коротко, — сказывается. Как конкретно? На нашем факультете преподавателями проводятся исследования: изучаем эту лингвистическую ситуацию в Крыму, проводим различного рода опросы, лингвистические эксперименты, которые позволяют нам судить о том, на каком уровне находятся языковая компетенция и школьника, и человека постарше. И уже можем вывести общую картину по Крыму. Есть тенденции, которые нужно было бы усилить — я говорю о том, чтобы речь была чистой, нормативной, культурной, правильной. Ведь это все способствует успешной коммуникации! Вместе с тем нужно сказать, что только языковой специфики здесь маловато: должны подключаться специалисты-культурологи и литературоведы, и психологи, и политологи, потому что формирование личности происходит в обществе. И любая личность зависит от того, что происходит в обществе.

— Что вы еще заметили в ваших исследованиях, что нужно было бы знать обществу?

— Узкоспециальные научные исследования только тогда уместны, когда они подтверждаются практической деятельностью и если они становятся известными широкой общественности. Наши исследования не закрыты, я могу сказать, что мы уже в течение семи лет подряд проводим конференцию, которая называется «Межкультурные коммуникации», на которой мы обсуждаем языковые проблемы, связанные с развитием человека при изучении лингвистической ситуации. И в большей мере, конечно, — лингвистической ситуации в Крыму.
Более того, мы проводим еще одну конференцию, уже четвертую, «Современное информационное пространство Украины». Эти аспекты близки нашим преподавателям факультета, они там обсуждаются. Но мы приглашаем ученых практически из всех вузов Украины? ближнего и дальнего зарубежья. И гордимся, что к нам ездят.

— А теперь о тенденциях, которые вы заметили.

— Ухудшается ноосферная пардигма, связанная с экологией языка. Это тенденция, связанная с ухудшением употребления языков. Отсюда и задача: нужно заботиться о чистоте языка, или, как говорят, об экологии языка. Нужно заботиться о специфике преподавания языков в школе, чтобы формировался правильный языковой мир. И нужно заботиться, чтобы любой язык — русский, украинский — сопутствовал позитивному общественному отношению.

— Если бы у вас в руках была волшебная палочка, которая одним взмахом могла бы изменить ситуацию, что бы вы в первую очередь сделали?

— Волшебницей я никогда не буду… А если говорить о том, чтобы язык — русский язык в частности — в Крыму развивался и совершенствовался, то, мне кажется, нужна программа, хорошая, продуманная и поддержанная руководством.

— В том числе и материально?

— Программ без материальной поддержки не бывает.

— А, может, нет смысла бороться за русский язык — перейдем все на украинский и благополучно забудем свой?

— Ну почему? Есть Конституция Крыма, которая предполагает, что носители языка имеют право получать образование на своем родном языке. Почему мы должны нарушать Конституцию автономии?

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 13 ноября

Борис ВАСИЛЬЕВ

Врозь — но вместе

.

Момент, когда содержание делает форму зримой