Крымское Эхо
Архив

Легкие под угрозой

Легкие под угрозой

Год назад ушла из жизни главный врач детского противотуберкулезного санатория «Керчь» <b>Ирина Жигалова</b>, здоровье которой подорвали двенадцать лет судебной тяжбы за возвращение учреждению беззаконно и за бесценок проданных зданий, входящих в его целостный имущественный комплекс. Говорят, незаменимых людей нет, но в случае с Ириной Васильевной эта формула до недавнего времени, когда наконец-таки Минздрав Крыма сподобился назначить нового главного врача, <b>Владимира Гарькавого</b>, не работала.

(кликните на картинку — и она станет больше)»
Коллектив приходил на место работы и каждодневно вспоминал свою начальницу, потому что по большому счету заняться его сотрудникам особо нечем: санаторий почти девять месяцев не работает. За это время, как известно, рождаются дети, поэтому будем считать, что чиновники Минздрава о своей врачебной профессии еще помнят – и вот родили решение о назначении главврача. Коллектив воспринял эту новость как старородящая мать, уже не надеявшаяся родить ребенка, с радостью и надеждой.

Сотрудникам санатория надо отдать должное: они сумели сохранить наследство покойного главного врача. И к началу летнего сезона готовились так, как привыкли делать много лет при ней, а это, надо сказать, немалая работа. В апреле были розданы путевки на первый заезд школьникам Восточного Крыма, а в мае нагрянула комиссия республиканской СЭС, выдавшая кучу предписаний.

Следом из Симферополя прилетел приказ: приостановить функционирование санатория в связи с ремонтом. Правда, деньги на него выделять не стали, но сотрудников быстренько перевели на 0.75 ставки. И все они – воспитатели, медсестры, повара – стали сторожами, а в адрес получивших путевки детей полетели извещения об отказе в отдыхе и лечении.

Коллектив расценил новость о прекращении деятельности, далеко не первую в их практике, как очередную попытку захвата лакомого участка у моря в парковой зоне с работающими коммуникациями. С девяностых годов набегам на санаторий несть числа. В бардак девяностых членам депутатской ОПГ, в которую входили ребята с криминальными биографиями, но с мандатами депутатов горсовета, удалось за копейки приобрести часть зданий санатория и за годы борьбы покойного главврача за их возвращение довести их до совершенно убого состояния, что потребует колоссальных средств на восстановление.

Однако часть зданий исправно работала и каждую смену служила приютом для пятидесяти часто болеющим и контактным детям из не самых благополучных, а то и вовсе асоциальных семей. Без слез не вспомнить, каких трудов стоило покойной Ирине Васильевне доставать им пропитание и необходимый минимум медикаментов, но именно ей удалось сохранить санаторий хотя бы для пятидесяти деток в смену, несмотря на противодействие чиновников Минздрава.

Но после ее смерти все пошло наперекосяк. Даже сам приказ Минздрава о прекращении функционирования санатория выглядел незаконно: на нем отсутствуют полагающиеся печать и дата выпуска. Коллектив уверен, Ирина Васильевна сумела бы побороться с министерскими чиновниками, а вот заступившая на должность и.о. главврача сложила лапки, а потом вместе с главбухом и председателем профкома учреждения и вовсе уволилась.

<a href="uploads/9/asdsa20141215b4" rel="lightbox[1]" title=" На память детям "><img src="uploads/9/asdsa20141215m4"></a> <a href="uploads/9/asdsa20141215b5" rel="lightbox[1]" title=" Откройте дверь!"><img src="uploads/9/asdsa20141215m5"></a> <a href="uploads/9/asdsa20141215b6" rel="lightbox[1]" title=" Привет из девяностых "><img src="uploads/9/asdsa20141215m6"></a>

О них персонально никто в общем-то и не жалеет, но без них, а точнее без их подписей, коллектив остался вовсе без зарплаты. Невозможно перечислить всех должностных лиц и организаций, к которым за помощью кидались сотрудники детского противотуберкулезного санатория «Керчь». «Горячая линия» правительства Крыма уже кипит, Минздрав, профсоюз медработников завалены обращениями. И очень многие на них откликнулись, но это преимущественно общественные организации, не обладающие чиновничьим влиянием, которым в свою очередь тоже приходится обращаться в вышестоящие инстанции.

Коллектив санатория одной рукой пишет петиции, а другой из подручных средств делает косметический ремонт. Приезжавшая из Минздрава комиссия похвалила сотрудников за должную сохранность учреждения, но поскольку действенных мер долгое время чиновниками не предпринималось, то у коллектива успело не только сформировать и оформиться определённое мнение на бездействие чиновников Минздрава Крыма, но и упрочиться. А оно известно какое: действует коррупционная схема, целью которой является полное и окончательно закрытие санатория.

Казалось, что долгожданное назначение главного врача изменило его. В коллективе появился молодой и энергичный руководитель, готовый работать и поднимать санаторий. Сотрудники воодушевились: и задолженность по зарплате будет выплачена, потому что вместе с главврачом занял кабинет и главный бухгалтер, и работа вновь появится. Однако жизнь и вправду полосатая, и следом за хорошей новостью следует паршивое известие.

И принес его весьма неожиданно министр здравоохранения Крыма Александр Могилевский, который в ходе проведения выездного совещания правительства республики в Керчи абсолютно спонтанно, как бы между делом сказал, что детский противотуберкулезный санаторий «Керчь» будет закрыт. С чего это так раздухарился новехонький министр не понятно, во всяком случае, в свой приезд в Керчь это учреждение он не посещал и, судя по его врачебной специальности травматолога, ему не доводилось там бывать и прежде.

Однако как врач, пусть и другого профиля, он не может не понимать, что переход Крыма под российскую юрисдикцию автоматически не решает все проблемы с существующей на Украине эпидемией, а кое-где и пандемией туберкулеза. Российские фтизиатры не скрывают социальной значимости туберкулеза, уровень заболевания которым после ситуации девяностых годов вырос на шестьдесят (!) процентов. А нынешняя в Крыму, обусловленная открытостью границ для въезда, наплывом беженцев и криминального элемента только подталкивает в рост эту безрадостную статистку.

Откуда налетел ветер перемен после подписанного им самим приказа о назначении Владимира Гарькавого главным врачом санатория не понятно всем. Не только сотрудникам, но и слышавшим это в телевизионном отчете о прошедшем совещании керчанам. А уж они-то цену этому учреждению знают не понаслышке и так же, как его сотрудники, связывают любое наступление на детское оздоровительное учреждение с желанием нагло отобрать лакомый участок земли в парковой зоне.

Тем более что примеры хапков земли поблизости на виду: от парка уже оттяпали участки для коттеджного строительства. «Это послевоенный директор Камыш-Бурунского железорудного комбината Петрухин мог отдать свой коттедж под детский санаторий, а нынешние начальнички бессовестно отнимают у народа», — рассуждают вслух керчане. Сотрудники же санатория в своих обращениях пишут: «В нынешнем бюрократическом болоте исчезают все самые лучшие ожидания и светлые надежды. Меняются названия и вывески, а у власти остаются все те же: отец-сын-сват-брат, равнодушные к проблемам людей хамы и циники».

<a href="uploads/9/asdsa20141215b7" rel="lightbox[1]" title=" Спят свободные кровати…"><img src="uploads/9/asdsa20141215m7"></a> <a href="uploads/9/asdsa20141215b8" rel="lightbox[1]" title=" Территория санатория "><img src="uploads/9/asdsa20141215m8"></a> <a href="uploads/9/asdsa20141215b9" rel="lightbox[1]" title=" Физкабинет "><img src="uploads/9/asdsa20141215m9"></a>

Может быть, написанное и не вполне корректно, но кто заставит замолчать доведенных до отчаяния людей, кто даст им завтра работу, если сегодня закроют санаторий?! Сотрудники оздоровительного учереждения, еще не зная, что министр здравоохранения так «вспомнит» о них, наладили делегацию к приезжавшему в Керчь Сергею Аксенову, чтобы лично обратиться с просьбой помочь санаторию и новому главному врачу с выделением финансирования для ремонта и быстрейшего приема детей. Услышав прежде всех пренеприятнейшее известие, они пробрались к телу министра, который сказал им, что закрытие санатория пройдёт безболезненно для них, ведь там работают одни пенсионеры.

Во-первых, это чистейшей воды ложь: среди сотрудников немало людей, которым до пенсии как до Китая пешком. А во-вторых, не желая обижать министра, имеет смысл напомнить ему о его возрасте, который позволяет щелкать семечки на лавочке у подъезда. Одной из сотрудниц санатория удалось пробиться к главе правительства республики, который, абсолютно не владея вопросом и полностью доверяя опытности профильного министра, все же пообещал разобраться. В том же заверила и заместитель Александра Могилёвского, ради чего намерена нагрянуть в Керчь с отдельным визитом.

11 декабря в санатории прошло собрание коллектива. Люди на распутье, свою дальнейшую судьбу не представляют даже контурно, но от своего отступать не намерены и будут продолжать борьбу за сохранение санатория всеми доступными им силами и средствами. Главный врач Владимир Гарькавый считает, что право на это у сотрудников есть и никак не препятствует им в обращениях к чиновникам, в общественные организации и прессу. И в этом тоже надо отдать должное его предшественнице: что-что, а сплоить коллектив в единое целое ей удалось, поэтому так бережно сотрудники сохраняют вверенное им имущество, так бьются за будущее санатория.

Однако самому новому главному врачу стопроцентных гарантий в продолжении работы санатория никто в министерстве не давал. Его назначение связано, прежде всего, с необходимостью решить назревшую социальную напряженность в коллективе и закрыть вопрос выплаты задолженности по заработной плате. Как врач-эпидемиолог он понимает обоснованность и справедливость требований Роспотребнадзора, действующего, по его словам, в рамках законодательного поля РФ. По российским стандартам в детском санатории действительно надлежит иметь два изолятора: для заболевших кишечной и воздушно-капельной инфекцией, а в процедурной обязательно предусмотрен подвод горячей воды. Это позиции, последившие чиновникам крымского Минздрава основанием «закрыть и не пущать»

И сам Владимир Анатольевич говорит о требующем замены кухонном оборудовании и необходимости обновления медицинского. Очень нужен ремонт: пришло время сменит опрятную старость на современность, а не латать дыры выклянченными у жалостливых спонсоров деньгами. «Проблем накопилось много, вопрос запущен», — лаконично очертил круг вопросов Владимир Гарькавый. Не согласиться в этом с ним трудно.

А вот с его несогласием в том, что закрытие санатория вызвано тем, что кто-то сановный положил глаз на землю, поспорили бы многие. Как эпидемиолог он абсолютно прав: шлейф у санатория не самый лучший, все ж-таки противотуберкулезный. Но кого, скажите на милость, это остановит, когда речь идет о больших участках земли, находящихся в парковой зоне давно обжитого района по соседству с морем, лечебными учреждениями, школами, магазинами, транспортной развязкой и даже университетом?! Вызовут санитарную службу продезинфицировать, пригласят батюшку отмолить, выпишут колдунью-вещунью очистить карму – и будут преспокойненько барствовать, устраивая в огромной столовой банкеты да приемы.

Владимир Гарькавый улыбнулся, услышав это, а на вопрос, известно ли ему что-нибудь об экспромте министра здравоохранения и действительно ли это решение окончательное, ответил: «Скажу как Джен Псаки: у меня нет такой информации». Но неопределенность не останавливает сотрудников санатория от продолжения борьбы за его сохранение. Следующий адресат их писем и обращений – президент Российской Федерации.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым. Диаспора. Самозапретная тема (ВИДЕО)

Пиарят на собачках

Борис ВАСИЛЬЕВ

Читаем вместе крымскую прессу. 30 апреля

Борис ВАСИЛЬЕВ