Крымское Эхо
Библиотека

Легенда о бессмертных

Легенда о бессмертных

Рецензия на книгу С.Г. Малиновски «Гвардии майор» (М., ИД «Сказочная дорога, 2020)

Роман «Гвардии майор» крымских писателей-фантастов С.Г. Малиновски (Сергей и Галина Малышевы, на фото вверху) – продолжение, а точнее, приквел к известному произведению этих же авторов «Вечная история».

Обе книги сходны между собой стилистически и ментально, однако имеют и существенные отличия, сразу бросающиеся в глаза читателю. «Вечная история» – роман современный, его действие разворачивается с 90-х годов ХХ века по наши дни и даже немного неуловимо уходит в будущее (писатели – очень часто предсказатели, наделены разной силы неосознанным пророческим даром).

«Гвардии майор» – роман исторический, уносит нас в события весьма насыщенного таковыми XIX века, в историю Российской империи времён императора Александра II. Здесь уже не обойтись газетными новостями (каким методом пользовались, по их собственному признанию, авторы, создавая «Вечную историю»), здесь необходимо углубление в историю – и не только официальную, но и альтернативную.

Альтернативная история очень популярна в наше исполненное любопытства и страсти к познанию время. Множество лекций, фильмов, телепередач, роликов на YouTube и прочих источников с уже ставшими притчей во языцех утверждениями вроде «историки скрывают», «Романовы сфальсифицировали» и тому подобных, призванных доказать любознательным нам, что история двигались совсем иначе, чем изучают в школах и вузах, чем мы думаем. Верить этому или не верить – личное дело каждого, но изучить стоит, особенно писателям, – хотя бы для того, чтобы напитаться интересными, необычными, ловко закрученными сюжетами и яркими поэтичными образами.

Никто ведь не станет отрицать, что всё это – нечто сродни современной мифологии, которая уже довольно сильно пронизала наш мир и сознание. А мифологию нельзя назвать в полной мере фантастикой. О фантастике мы точно знаем: она продукт творчества, она вымышляется сознательно, и все понимают условность фантастики и соглашаются принимать её чудеса и верить в них. Автор и читатель как бы заключают неписаный договор о соблюдении правил литературной игры.

Один из таких жанров фантастики – криптоистория (авторы книги «Гвардии майор» утверждают, что их произведение близко именно к нему). Это жанр, основанный на фантастическом допущении, что реальная история человечества отличалась от известной нам, но была забыта, скрыта или сфальсифицирована и т. п., близок к жанру альтернативной истории. Криптоистория изображает реальность, внешне не отличающуюся от обычной истории, но показывающую участие неких иных сил (пришельцев, магов и т. п.), либо описывает якобы состоявшиеся события, оставшиеся неизвестными.

Часто в основе сюжетов криптоистории —теории заговора, нетрадиционные трактовки исторических событий, мифов и легенд и даже других литературных произведений. В отличие от авторов неакадемических исследований в исторической науке, писатели криптоистории не скрывают, что все их теории — не более чем художественный вымысел.

Мифотворчество же имеет бессознательно-художественнный характер и так или иначе сохраняет практически непреложную веру в фантастическое и альтернативное. Из этого вытекает, что миф – это своеобразная форма истинного, а не ложного мышления человека.

В свете этого возникает желание определить не узколитературный, а общекультурологический жанр рассматриваемого произведения – книги «Гвардии майор», которая, будучи историческим романом, так тонко пронизана фантастикой, необычным, что… это воспринимается настолько реалистичным, что начинаешь задумываться (так же, как после некоторых лекций альтернативных историков): а вдруг на самом деле именно так и было?

Действующие в книге сверхъестественные существа, обладающие если не бессмертием, то очень долгой жизнью (века и тысячелетия), пронёсшие буквально историю человечества на собственных плечах, выглядят настолько естественно, что вполне можно себе представить: вампиры действительно были и есть среди нас и сейчас, причём в немалых количествах и с серьёзнейшим влиянием на ход самых важных исторических, политических, общественных и духовных событий.

А почему бы не представить себе на миг, что изложенное в рассматриваемых книгах – истинная правда? Во все века и на территории всей Земли существовали и продолжают существовать тайные духовные, религиозные и псевдорелигиозные, эзотерические и военные организации, ордена, ложи – и всегда они вызывали в людях сильнейший интерес, мистический трепет, почтение и страх – именно из-за того, что их представители обладали некими особенными способностями, превышающими обычные человеческие, иной раз очень сильно, социальными  возможностями, загадочными, порой подобными волшебству.

В разное время таких людей и организации то почитали на божественном уровне, а то и боялись и даже уничтожали. Были ли необычайные возможности у этих организаций и их членов, или же это лишь умело и со знанием дела подпитываемые слухи, – их «сверхчеловечие» имело место быть в сознании людей. Тамплиеры, розенкрейцеры, ассасины на Востоке… да хоть те же Запорожские казаки и их извечные соперники – турецкие янычары (представители обоих образований распространяли слухи – а может, это были и не слухи? – о своей непобедимости, неуязвимости, чуть ли не «шайтановом» бессмертии).

Да сколько ещё можно вспомнить подобного рода «орденов», каждый из которых имел свою четкую иерархию, правила поведения… и общения с внешним миром, выражающегося в этих самых слухах и окружающей их таинственности.

А теперь давайте представим, что все они – вампиры. Ну, или хотя бы руководящая их часть, плюс самые храбрые и непобедимые воины, искусные политики и дипломаты, харизматические лидеры.

Что получится тогда? Вместе с авторами рассматриваемых книг мы дружно отказываем обычным людям в этих самых лучших качествах, способных двигать историю и мир? Люди – мы сами – на фоне могущественных вампиров становимся как бы существами второго сорта… как в больших поклонницах вампирской темы – корейских манхвах, где вампиры (к слову, мало отличающиеся от таковых же у С.Г. Малиновски, разве что ментальностью) полностью захватили власть над миром, а люди стали для них всего лишь сосудами для крови, выращиваемыми на специальных фермах, да ещё некоторые, самые расторопные, слугами, а самые красивые – произведениями искусства, чем-то вроде живых кукол-статуй.

Именно таковы у С.Г. Малиновски вампиры Ложи (масонской ложи, надо понимать, хотя их и отличают от обычных масонов, называя истиной Ложей), выступающие антагонистами условно положительным вампирам Лиги. Хоть и очень тонко, почти незаметно, но вампиры-масоны дают понять, что их задача – власть над миром и полное подчинение людей. Напрямую сказано, что вот как раз люди для них – лишь источники крови, и таковыми должны стать официально. Очень близко к мышлению корейских вампироманов, и найдутся люди с мифологическим мышлением, которые всерьёз начнут задумываться, а не так ли это уже на самом деле.

Ни в коем случае! Читая роман «Гвардии майор», со светлым изумлением осознаешь, насколько же отлично отношение к людям вампиров Лиги. С каким уважением относятся они к человечеству в целом, а особенно к самым ярким, выдающимся его представителям. Цвет нации, самые умные, интеллектуально развитые люди знают о существовании вампиров, об их бессмертии и других необычайных возможностях – и сами могут примерять эту роль на себя, решать, станут ли они вампирами или нет.

Выбор оставлен за ними, и немало лучших людей разных эпох от этого отказываются: кто «из принципов» (хотя далеко не всегда авторы раскрывают, какими именно были эти принципы, но явно, что они были благородны), кто из нежелания лишиться возможностей иметь детей (вампиры лишены такой способности – бессмертное и в природе не размножается), кто-то же потому, что не желает зависимости (мир вампиров очень иерархичен, инициированный ученик на сильнейшем, чуть ли не физиологическом уровне зависит от учителя и вышестоящих вампиров, ему следует исполнять их поручения и приказы).

И снова мы сталкиваемся с диаметральным, едва не режущим различием в отношении к последнему благородных вампиров Лиги и откровенно беспринципных вампиров Ложи. Лига, даже не в силах обойти вышеозначенную зависимость, всеми силами делает её для своих представителей приятной, целесообразной, деятельной, можно сказать, даже просветляющей: не получит никогда подчинённый вампир приказа, расходящегося с его личными принципами, не «благо родного», сиречь направленного на благо.

У Ложи иначе – они и инициировать могут против воли (если почувствовали силу и полезные им способности в человеке), и заманить-окрутить-опутать, и уже с мнением того, кого заполучили в свои руки, практически не считаться – лишь бы выполнял приказы и действовал на пользу Ложе и ее задачам, которые направлены только на власть. Показателен в этом смысле момент с описанием в книге короткой истории А.С. Пушкина, который и исторически интересовался масонами и даже входил в их число, а по версии С.Г Малиновски, оказался слишком свободолюбив, имел собственное мнение, был дерзок, а потому стал масонам неудобен – и… история известна. Вот так до изумления реалистично пересекается официальная биография Солнца Русской Поэзии – и авторский вымысел.

Все мы знаем, что масонские ложи в XVIII-XIX веках имели огромное влияние в России. В них входили и интересовались их деятельностью и российские императоры, и государственные деятели, и очень многие дворяне искали едва не смысл жизни именно там. Мы помним, что масонством интересовались герои эпопеи «Война и мир» Л.Н. Толстого, но им как-то легко удалось покинуть ложу, когда они поняли, что смысла жизни – по крайней мере, для них – там нет.

Если сопоставить это с миром С.Г. Малиновски, то возникнет ощущение, что Толстой-писатель, описывая масонов, просто не знал глубоко, как оно на самом деле: истинная Ложа так просто не отпустит человека. Ведь в романе «Гвардии майор» фигурирует граф Толстой, которого не взяли в вампиры, даже не открыли ему суть их существования по очень простой, но веской причине: «Вот только истеричек нам не хватало». Отсюда вывод: знать о существовании вампиров, а уж тем более входить в их число могли люди лишь с уравновешенной психикой, а писатель Толстой знал масонство довольно поверхностно.

Вот так пересекается история, классическая литература и современный миф-фантастика романа «Гвардии майор» – и снова хочется сказать, что происходит это реалистично и верибельно, настолько, что словно входит в подсознание. И в то же время, читатель понимает, что находится где-то за пределами реальности… Так каков же культурологический (или, если хотите, фольклорный – а фольклор вмещает в себя все мировое творчество) жанр рассматриваемого произведения? Мы выяснили уже, что это не совсем фантастика. Но явно видно, что и не совсем мифология.

Ближе всего рассматриваемый роман к жанру «легенда». Легенда определяется как историческое предание, они связаны, прежде всего, с историческими событиями, с учетом различных обстоятельств социальной жизни (основание городов, войны, деяния исторических личностей и т.д.), а иногда с бытованием каких-либо идей, общественных тенденций, которые легенда опровергает или, наоборот, поддерживает и оправдывает, нередко привлекая авторитет высшей силы (в нашем случае – вампиров).

Таким образом, мы плавно подходим к историческим событиям, описанным в романе, и прежде всего к зачинающей его Крымской войне и героической обороне Севастополя. Это самые динамичные и волнующие страницы романа, опять же, пронизанные сильнейшим реализмом, и в то же время авторы будто щадят читателей, не описывая ужасы войны натуралистично. С одной стороны, мы и так верим описываемому, ярким образам защитников города: адмиралу Нахимову (человеку, из принципа не пожелавшему стать вампиром, и по этой причине героически погибшему), военному инженеру Тотлебену (вампиру, даже Магистру Лиги, благороднейшей, деятельной личности, действующей только во благо), знаменитому хирургу Пирогову (также не вампиру, но помогающему оным и мечтающему их изучить) и многим другим.

С другой стороны, мы не можем не осознавать, как же сильно люди любят легенды!

Легендами и мифами овеяна героическая оборона славного Севастополя. Наверно, только в исторических хрониках, да немногочисленных литературных произведениях вроде «Севастопольских рассказов» Л.Н. Толстого, можно с непосредственным натурализмом узнать, как все было на самом деле, сколь неромантично и тяжело. Авторы романа очень тонко и жёстко подают разницу между легендарно-романтическим отношением к происходящему – и суровой реальностью. Героев обороны славят, осыпают наградами и почётом – и в то же время персонажи романа неприкрыто знают: «Эта оборона никому не нужна». Страна давно уже как бы списала Севастополь, не интересуется им. Награды присылают, а вот хорошее оружие и снабжение – нет. Героев славят, но помощи жителям города ждать неоткуда. Только от собственных сил и смекалки.

Показательна судьба героя обороны матроса Кошки. Впоследствии из него сделали «икону», некий символ, который выставляли на парадах, с ним, как с героем, знакомили высшие чины и  иностранных дипломатов, с ним носились и выпячивали, словно красивую куклу. Что совершенно неприемлемо оказалось для его непосредственного, простоватого, и в то же время яркого, сметливого характера.

Это один из тех героев, которые (в отличие от загадочного Промахоса и других вампирских лидеров, открывавших перед читателями свою натуру постепенно) раскрылся просто сразу – ярчайшим цветком непосредственности, и, в то же время, недюжинного народного ума, смелости, бесшабашности. «Смелость города берет» – так говорят у нас. И это видно в образе героя обороны Севастополя Петра Кошки. Личность историческая и легендарная. Даже удивительно, что в романе он – вампир.

Обычно вампиры предстают утонченными дворянами, а тут – простой малороссийский парень. Даже речь его настолько отличается от всей окружающей его интеллектуальности (поначалу он даже называет бессмертных «вомпёрами» – по солдатской аналогии, к примеру, с сапёрами, волонтёрами, гренадёрами), что невозможно не выделить этого персонажа отдельным жарким огоньком на полотне книги. И в то же время его умственные способности просто поражают.

Именно он становится пророком будущего прогресса, как минимум, в военном деле. Кошка в романе (в 50-е годы XIX века) предсказывает появление и многозарядного оружия, и подводной лодки, и даже самолётов. И это не пустая мечтательность – это именно вера в силу человеческой мысли, в то, что так действительно будет: и «допырнёт» человек до самых глубин океана, и поднимется в воздух, и…

Вот только самому Кошке через пару десятков лет, когда его прогрессивыне пророчества начали медленно, но верно осуществляться, не удалось испытать на себе эти новые изобретения. Как уже говорилось, из него сделали «икону», очень нужную в качестве таковой, а потому начали требовать «беречь себя» и не допускали до новых испытаний, подвигов и приключений. Авторы очень вскользь упоминают о дальнейшей судьбе Кошки, но остаётся смутное впечатление, что этот удивительный человек (несмотря на то, что в книге – бессмертный вампир) просто зачах от такой неподходящей его уму и сердцу жизни, лишенной возможности истинного дела и подвига,  и с бессмертием добровольно распрощался.

Не менее чист и живителен созданный авторами образ другой героини обороны города – Даши Севастопольской. Светлейшей души девушка, проявляющая чудеса сострадания и милосердия к людям, по детской наивности своей и верности клятвам становится жертвой собственного мужа, видящего в ней только источник славы и средств. Хорошо, что в книге она – тоже вампир, инициированная непосредственно в ходе войны, и имеет сильных друзей и покровителей из Лиги.

Они с лёгкостью решают её проблему, а потом судьба Даши складывается весьма удачно. Она делается женою врача-учёного, и сама становится женщиной-учёным, что в те времена ещё было не слишком распространено. Так ли было на самом деле – смотрим исторические источники и биографию этой невероятной личности. А в романе нам не только рассказывают о её интересной судьбе, но ещё эта девушка служит символом-противопоставлением другой яркой, но овеянной тенью героине.

Княгиня Елена Голицына. Один из самых сильных образов книги, и самый яркий – его «мирной части». С её появлением произведение из легендарно-исторической хроники незаметно превращается в авантюрный роман – в самом лучшем смысле этого понятия. Отношения главного героя, Петра Ермолова, с этой невероятной женщиной чем-то напоминают коллизию Д’Арьяньяна и Миледи у А. Дюма. Опытная, неотразимая дама-вамп, уверенная в своих силах, очаровании и способности свести с ума любого – сталкивается с наивным неискушённым юношей, и именно эта его наивность и становится для неё палкой в колесе, практически непреодолимой.

Коварство способно справиться с  коварством, интрига — с ответной интригой, хитрые многоходовки могут разбить такие же от конкурентов, но ничто из этого не способно справиться с непредсказуемой непосредственностью. Той самой, как у нашего героя, которая, с одной стороны, умом понимает, кто перед ним (очень древняя, умная, коварная вампиресса той самой беспринципной Ложи), а с другой  – не способен он противиться влюблённости и истинной тяге к этой невероятно красивой и умной женщине.

И эта влюблённость и сбивает искусительницу с толку. До самого последнего момента княгиня Елена верит, что наивный птенец пойдет за нею в огонь и в воду, но… Преданость нашего героя идеалам благородной Лиги и своим учителям – побеждает.

И всё же, несмотря на то, что авторы периодически и очень тонко погружают нас в тёмные помыслы княгини, в её черную внутреннюю бездну, в которой холодным огнём вспыхивает только одно – жажда власти и превосходства над другими, – всё равно эта героиня не может не вызывать определённого сочувствия. Не велика победа – для целого сонма умных и проницательных мужчин – справиться с одною женщиной (снова чем-то напоминает коллизию мушкетёров и Миледи).

Это прямолинейно говорит о том, как же сильна эта женщина. И не совсем понятно, чего хотели добиться положительные герои, «победив» княгиню Елену: неужели же лишь того, чтобы уязвить её в самое сердце и спровоцировать на месть? Ведь не могли они не понимать, что месть последует, и продолжаться будет века – вплоть до нынешнего времени, и затронет многих: и учеников, и их учеников… Загадка, одна из многих, что оставляют нам авторы книги.

Чем же так привлекательны для читаталей отрицательные героини? А именно тем, что они просто невероятны по своей харизматичности, силе и очарованию. «Человек плох настолько, насколько ему хватает смелости», – гласит современная поговорка. Не станем утверждать абсолютную правоту этого высказывания.

Но все же нередко по этой причине от условно «плохих» женщин – героинь книг – веет именно необычайной смелостью. А ещё – личностностью. Ибо в литературе, особенно прежних веков, чаще всего героини выступают в качестве «объектов», за которые борются герои, а то ещё жертв-страдалиц, и личностности красавицам книжных страниц очень часто недостаёт. Именно условно отрицательные героини (или же неоднозначные, что ещё интереснее) в литературе были первыми, кто беспощадно сломал этот шаблон и вывел женщину в искусстве на новую орбиту. Потому нередко мы и сочувствуем им со всею страстной силой, коею пронизаны они сами.

В романе «Гвардии майор» очень мало героинь положительных, которые могли бы противостоять привлекательности княгини Елены. Уже упомянутая здесь Даша Севастопольская тоже, как и Кошка, скорее, некий символ, хоть личностность и прослеживается в ней, но всё же её образ куда более иконописен, идеален. Да, такие женщины могут служить для нас примером и предметом восхищения, но не так явственно вызывают трепещущее, даже раздражающее, сопереживание, как яркие антагонистки.

Потому и ждёшь на протяжении всей книги, что с княгиней Еленой произойдет что-то – некая трансформация, если не раскаяние, то, возможно, изменение линии поведения, идейной подоплёки. Что если из  «чужой» она не станет «своей», то хотя бы ее душа-бездна просветлеет благодаря любви или другому сильному впечатлению, очеловечится. Этого не происходит, но… есть ощущение, что история не окончена, и неизвестно, что ещё нас ждёт впереди.

Например, нам совершенно не объясняется, почему главный герой сменил фамилию с Ермолова на Ермоленко и почему он, как став гвардии майором во 2-й половине XIX века, так майором и остался до наших дней, до века XXI. Ведь с его масштабной деятельностью на благо России и всего мира должны были ждать его повышения и всевозможные награды.

Наверно, это связанно с самой жизнедеятельностью вампиров: чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, прожив обычный срок человеческой жизни (как в случае с нашим героем, при дворе императора Александра II), вампиры вынуждены менять место обитания, сферу приложения и деятельности, а то и имена, лишаясь при этом и всех заработанных прежним «именем» регалий.

Однако додумывать можно многое, а загадка остаётся загадкой. Вот уточнённый Промахос с лицом античного бога, дворянин и интеллектуальнейшая личность, в наше время от учеников получает с виду простецкое, а в глубине душевнейшее прозвище Батя. Когнативный диссонанс? Ничуть. Меняются времена – меняются приоритеты, в том числе и в восприятии людьми (и вампирами) друг друга.

Третья часть книги погружает нас в жизнь императорского двора. На этом не станем останавливаться подробно, ибо здесь повествование максимально приближается к историчности, ну, разве что на внутреннем уровне более интимно, чем нам рассказали бы о том же хроники. Герои и героини этой части романа также каждый по-своему ярки, деятельны, душевны, человечны. Вампиры здесь всегда рядом с царским домом, берегут его покой, и если вмешиваются в политику, то очень ненавязчиво, незаметно.

Император и его первый наследник Николай (безвременно ушедший) масштабно мыслят – и этот тип мышления, тут же переходящий в дело, не всегда принимается окружающими людьми. В том числе и вторым наследником, Александром III, который, по авторской версии, «недолюбливал вампиров». И первое, что сделал по восхождении на престол – официально запретил деятельность масонских лож, в том числе истинной Ложи, а имеющихся при дворе вампиров отдалил, если не лишив влияния на ход истории полностью, то очень сильно оное ослабив. Впрочем, вампирам не привыкать: в разные века отношение к ним было различным: от поклонения, словно богам, до преследования, а потому… Авторы снова оставляют нас с загадкой. А значит, истории ещё далеко до конца.

Что ж, будем ждать. Современная часть романа уже настраивает нас на продолжение, на разрешение (а может, еще большее запутывание) интриги с княгиней Еленой и Ложей, проявившихся снова в наши дни, и уже иначе, чем в прежние. Инаковость происходящего подчёркивает и стилистика романа, неуловимо меняющего сам язык повествования, когда речь идет о позапрошлом веке – и во веке нынешнем. Меняется сама атмосфера, сам дух произведения. И герои тоже. Меняется вместе с ними и читатель.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 4

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Будущее политологии

Дарья МАКОВСКАЯ

«Этюд о счастье», или чему учит история

.

Крым в годы Великой Отечественной