Крымское Эхо
Архив

Лазарев, Корнилов, Нахимов, Истомин. Возвращение русских адмиралов

Лазарев, Корнилов, Нахимов, Истомин. Возвращение русских адмиралов

КОГДА в августе 91-го писатель и исследователь, офицер флота Борис Каржавин собирал в Севастополе материал для книги о гибели БПК «Отважный», ему стало известно о том, что из Владимирского собора — усыпальницы великих русских адмиралов в Санкт-Петербурге — увезены останки адмиралов Михаила Петровича Лазарева, Владимира Алексеевича Корнилова, Петра Степановича Нахимова и Владимира Ивановича Истомина. Заинтересовавшись «концами» этой истории, Борис Александрович узнал о том, что прах героев России сгинул… К счастью, в конце концов благодаря Каржавину он нашелся.

29 февраля 1992 г. состоялось перезахоронение праха
четырех русских адмиралов: М.П. Лазарева, В.А. Корнилова,
П.С. Нахимова, В.И. Истомина, которое стало мощнейшей
общественно-политической акцией единения
севастопольцев и черноморцев с Россией

Лазарев, Корнилов, Нахимов, Истомин. Возвращение русских адмиралов

Прах адмиралов в коробке из-под фруктов
НАДРУГАТЕЛЬСТВО над усыпальницей и останками великих адмиралов совершалось неоднократно. После сдачи Севастополя, в период Крымской войны, как говорят, французскими оккупантами, представителями одной из самых цивилизованных и культурных наций, в склепе был сделан пролом, и с мундиров адмиралов ими были сняты ордена и эполеты, срезаны пуговицы. После ухода непрошеных «гостей» из Крыма захоронение было восстановлено, достроен сам храм. Но в 1927 году над прахом героев нависла зловещая тень.

7 июля 1927 года в Севастопольский городской Совет поступило письмо следующего содержания: «Административный отдел Севастопольского районного исполнительного комитета просит назначить комиссию с представителями Административного отдела и Военно-исторического музея на предмет осмотра и изъятия замурованных гробов в полу Владимирского собора. Местная Советская власть устраняет или обязует соответствующих лиц устранить из храмов и других молитвенных домов, составляющих народное достояние, все предметы, оскорбляющие революционное чувство трудящихся масс, как-то: мраморные или иные доски и надписи на стенах и богослужебных предметах, произведенные в целях увековечения в памяти каких бы то ни было лиц, принадлежащих членам низверженной народом династии и ее приспешников».

На свой запрос ревнители революционного чувства народных масс получили ответ, что «еще не подошло подходящее время для проведения этой операции».

«Подходящее время» началось спустя четыре года, когда собор был закрыт, а его помещения отданы ОСОАВИАХИМу под авиамоторные мастерские. Тогда-то борцы с «приспешниками низвергнутой династии» взломали усыпальницу адмиралов, разломали гробы, а останки великих флотоводцев сгребли вместе с хламом, большей частью уничтожив. Склеп был засыпан землей и мусором, а взлом к нему замурован.

Перезахоронение праха адмиралов М.П. Лазарева, В.А. Корнилова, П.С. Нахимова, В.И. Истомина. Графская пристань. 29 февраля 1992 г.»
Лазарев, Корнилов, Нахимов, Истомин. Возвращение русских адмиралов
ТОЛЬКО в 1974 году собор был наконец передан Музею героической обороны и освобождения Севастополя. И с этого времени в соборе начались восстановительные работы. Но до лета 1991 г. центральный склеп, где были захоронены знаменитые флотоводцы, не вскрывали. Все, кто был в нижнем храме, видели детали гранитного креста в центре зала, обозначающие сам склеп и погребения под ним. Для продолжения реставрационных работ потребовалось убедиться в надежности несущей конструкции (свода) и цементного основания. В то же время возникли сомнения в целостности захоронения — ведь известно, что могилы адмиралов не раз подвергались глумлениям и мародерству.

По различным версиям, так было после окончания Крымской войны, в период революционной смуты, в годы Великой Отечественной. Естественно, никаких свидетельств, документов, актов по этому поводу не было. Не получил их и музей.

Непросто было пойти на вскрытие склепа. Юрий Иванович Мазепов, директор музея, обратился за советом в горисполком, управления жилищно-коммунального хозяйства, культуры, городскую санэпидстанцию. Решение было принято. В присутствии комиссии в составе Ю.И. Мазепова, В.Г. Шавшина, С.П. Лесдорф, Н.А. Филимоновой, Г.В. Осипова и представителей института «Ленпроектреставрация» — главного архитектора проекта М.В. Степанова и археологов И.К. Малкиеля, О.Г. Дьяченко, С.Н. Мокеева — склеп был вскрыт.

УВИДЕННОЕ потрясло присутствующих. Склеп-усыпальница был засыпан мусором, заполнен водой… Две недели расчищали завалы. Позднее шесть КамАЗов, загруженных доверху, вывезли хлам из склепа. Чего здесь только не было! Смесь ракушечника с обломками камня, куски разбитых мраморных плит, бутылки, кастрюли, всевозможный мусор, свидетельствующий о пребывании в соборе мастерских ОСОАВИАХИМа, остатки более поздних по времени предметов периода войны и т.д.

Кто и когда превратил усыпальницу в мусорную яму? Ответ, как и вопрос, может быть только риторическим: все, кто занимал это помещение, используя его как угодно, но только не по назначению. И продолжалось это долгие годы революционных преобразований, когда культовые учреждения — сокровищницы русской культуры и искусства — варварски уничтожались, сносились с лица земли. Стирались следы отечественной истории. Вспомним, как в 1927 году ревностно настроенные массы снимали с постамента памятник П.С. Нахимову и на площади, носящей его имя (уже переименованной), устанавливали новый памятник. А потом вновь переименовывали. И вновь возводили на пьедестал. И снова перекраивали историю по удобоваримой на то время выкройке.

 

Освящение Андреевских флагов во Владимирском соборе. Июнь 1997

Лазарев, Корнилов, Нахимов, Истомин. Возвращение русских адмиралов
Члены комиссии составили акт вскрытия. Сделали фотографии всего найденного. Приложили опись находок, обнаруженных во время раскопок: стекло, бронза, бумага (в том числе газеты за июль 1941 г.), железо, дерево, в том числе «доски от гроба — 16 шт., нижняя часть гроба — 1 шт.»), скорбная опись… костного материала — «итого 70 шт.».
Руководство музея принимает решение, о котором свидетельствует следующая справка: «Разрешается научному сотруднику института «Ленпроектреставрация» тов. Малкиель И.К. вывоз антропологического материала (кости — 70 фрагментов) из г. Севастополя в г. Ленинград для антропологического обследования и проведения научной экспертизы». И еще один акт: «Представитель музея т. Крестьянников В.В. передал, а представитель института «Ленпроектреставрация» научный сотрудник Малкиель И.К. принял для проведения антропологических исследований в г. Ленинграде костных материалов согласно описи…».

Трудно сказать, зачем это было сделано, ведь определить, кому принадлежали останки, невозможно, можно лишь узнать, какого они периода. Вполне можно было, приведя в порядок склеп, произвести перезахоронение без вывоза останков в Град Петров. Причем сделано это было, в сущности, негласно. И потому вполне естественными были вопросы, возникшие у узнавшего об этом Б. Каржавина: где же были флотские начальники, ежедневно взирающие со своего Олимпа на памятники этим адмиралам и живущие на улицах и площадях города, носящих имена героических флотоводцев? Почему не отдали воинские почести извлеченным поруганным останкам воспитанники Черноморского военно-морского училища имени П.С. Нахимова? Отчего не склонили свои знамена корабли, нареченные в честь этих героев? Почему зачем-то дали вывезти прах?

Может быть, подобные почести были оказаны праху адмиралов на берегах Невы, где все они воспитывались в Морском кадетском корпусе (впоследствии — ВВМУ имени М.В.Фрунзе, ныне — Морской корпус Петра Великого)? Увы. Ни в этом училище, ни в Ленинградском нахимовском, ни в Центральном военно-морском музее даже не подозревали о прибытии священной реликвии в Северную Пальмиру. Не ведали об этом и офицеры Гидрографического управления, и сотрудники Института Арктики и Антарктики, и командование Ленинградской военно-морской базы, Балтийского флота.

Лазарев, Корнилов, Нахимов, Истомин. Возвращение русских адмиралов
Приехав в Питер, Б. Каржавин через вице-президента ленинградского добровольного общества «Память Балтики» К. Шопотова обратился к директору института «Ленпроектреставрация» А.Б. Рийконену с просьбой ознакомиться с состоянием дел по проектированию реконструкции Владимирского собора и хранением останков, доставленных в Ленинград сотрудником научного отдела. Оказалось, что он, упрятав останки в кладовку одной из коммуналок, укатил на несколько месяцев в очередную экспедицию. И пылились где-то между ржавыми тазами и старыми валенками еще более старые и, похоже, никому не нужные кости первооткрывателя Антарктиды, многолетнего командира Черноморского флота Михаила Лазарева; героя Наваринского и Синопского сражений Павла Нахимова, погибшего в бою на Малаховом кургане; Владимира Корнилова, который возглавил оборону Севастополя в самый критический момент и погиб на том же кургане. Их героического соратника Владимира Истомина, сраженного вражеским ядром там же. И никто не знает об их местонахождении…

Найдя «концы», Б. Каржавин будоражит общественность, публикуя 16 октября 1991 года в «Известиях» гневную статью. (Когда статья уже была подготовлена к печати, пришло сообщение из Санкт-Петербурга: останки адмиралов, наконец, обнаружены. Они действительно хранились в квартире одного из студентов-археологов, в картонной коробке из-под фруктов).

Путь домой, в Севастополь, к последнему приюту…
20 ОКТЯБРЯ, в 164-ю годовщину Наваринского сражения, участниками которого были все будущие великие флотоводцы, в Никольском Морском соборе Санкт-Петербурга состоялась панихида по погибшим при Наварине. Тогда славой покрыл себя флагманский корабль семидесятичетырехпушечный «Азов» под командованием одного из первооткрывателей Антарктиды и начальника штаба эскадры капитана 1 ранга М.П. Лазарева. Корабль за этот бой первым в Российском флоте был награжден Георгиевским кормовым флагом и вымпелом.

Мужество и героизм в сражении проявили участвовавшие в бою на этом корабле лейтенант П.С. Нахимов, мичман В.А. Корнилов и шестнадцатилетний гардемарин В.И. Истомин, который за отвагу был удостоен командующим эскадрой офицерского чина и орденского знака. Спустя годы ученики адмирала М.П. Лазарева адмирал П.С. Нахимов, контр-адмирал В.И. Истомин и вице-адмирал В.А. Корнилов все вместе участвовали в героической обороне Севастополя в 1854-1855 гг.

— Благословение на верную службу Отечеству, — сказал после панихиды Каржавин, — и перед походом в Средиземноморье к победоносному Наваринскому сражению Лазарев, Нахимов, Корнилов, Истомин получили здесь, в Никольском Морском соборе Санкт-Петербурга. Может быть, пора отдать флоту и церкви храмы-памятники, когда-то находившиеся в Морском ведомстве, кораблям вернуть овеянный славой Андреевский флаг, а поруганным останкам: адмиралов — честь и вечное успокоение.

В Санкт-Петербурге вел панихиду настоятель Никольского Морского собора отец Богдан. В тот же час в Севастополе состоялось освящение и благодарственный молебен во Владимирском соборе, в котором возобновилась церковная служба.

КАК ЭТО ЧАСТО БЫВАЕТ, подвижническая активность Б. Каржавина вызвала недовольство лишь у тех, кто хотел защитить честь своего мундира. Увы, но Главкомат ВМФ хранил молчание, хотя Санкт-Петербургское общество «Память Балтики» обратилось к Главнокомандующему Военно-Морским Флотом страны адмиралу флота В. Чернавину с просьбой об отдании воинских почестей этим священным останкам и торжественном их перезахоронении в Севастополе.

Лишь только после публикации 15 января 1992 г. в тех же «Известиях» статьи известного писателя-мариниста Виктора Конецкого «Россия океанская» военно-морское ведомство забеспокоилось. Да и как не сделать это после таких слов: «Лично я Главкома понимаю. Когда господин Кравчук принимает на себя командование Черноморским флотом и Севастополем, тут не до старых адмиральских костей». Увы: кости пролежали в картонной коробке до развала СССР и начала раздела Черноморского флота между Россией и Украиной.

29 ФЕВРАЛЯ 1992 года священному праху великих адмиралов были отданы воинские почести, и после торжественного молебна, который провел владыка Василий, епископ Симферопольский и Крымский, в присутствии командующего Черноморским флотом адмирала Игоря Владимировича Касатонова, ветеранов флота, тысяч севастопольцев они были перезахоронены в усыпальнице Владимирского собора. И стар, и млад шли поклониться священным останкам. В Севастополь приехали потомки славных адмиральских фамилий.

Под славным Андреевским флагом, вскоре возвращенным Российскому флоту, нашел успокоение прах великих флотоводцев. Адмирал И. Касатонов сделал все, чтобы эта церемония стала знаковой: адмиралы, вернувшись в Севастополь, все вместе стали на его защиту. На защиту от глупости бесчестных державных мужей, бездумных политиков и оглупленных масс «обретших незалежность» громадян Украины.

ПОСЛЕ СМЕРТИ адмирала М.П. Лазарева Нахимов писал его вдове, что это — «священная для всякого русского могила», а после гибели В.А. Корнилова, а затем В.И. Истомина — брату последнего: «Три праха в склепе Владимирского собора будут служить святыней для всех настоящих и будущих моряков Черноморского флота».

Борис Александрович Каржавин, Игорь Владимирович Касатонов, их помощники — настоящие подвижники и русские патриоты сделали все, чтобы так и было. В память о верных Сынах России и в назидание потомкам.

Сегодня Владимирский собор переживает возрождение — Министерство обороны России занялось его восстановлением до первозданного вида. Работы планируется завершить в этом году. Дай Бог! Это будет символично и явит собой новый знак. Значит, адмиралы действительно остаются вместе со своим флотом и черноморцами. Российским флотом и русскими моряками.

 

Капитан 1 ранга Сергей Горбачев,
член Союза писателей России

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Александр Дугин: «Это моя война!»

Борис ВАСИЛЬЕВ

Окно возможностей для украинской власти уже закрылось

«Кирдык» подкрался незаметно

Алексей НЕЖИВОЙ