Крымское Эхо
Новороссия

Лава – боец Интернета

Лава – боец Интернета

КОГДА СЛОВО СТАНОВИТСЯ ОРУЖИЕМ

Эту девушку необычайно трудно застать дома. За день она может побывать в разных концах Донецка, а иногда такое случается и ночью. Впрочем, одним Донецком ее маршруты не ограничены. Наталья, такое ее настоящее имя, еще с прошлого года помогает бойцам армии ДНР защищать республику. Воюет, она, правда, больше не огнестрельным, а информационным оружием. Но такое поручение Наталье дали сами бойцы, защищающие Донбасс.

— Я из поколения, чье детство прошло еще в Советском Союзе, — рассказала о себе Наталья. – Отец мой родом из Донецка, а мать родилась в Ростовской области. Поэтому от развала Советского Союза мне, хотя я тогда была еще маленькой, стало очень больно. События 1991 года я восприняла как разрыв между родителями. Конечно, в те годы, да и позже я не думала, что могут появиться Донецкая и Луганская республики, просто все это время я хотела и хочу, чтобы Россия и Украина были вместе.

Как и большинство моих сверстников, я рано увлеклась Интернетом и довольно быстро его освоила. Вышло так, что я не самый большой поклонник сетей Фейсбук и Инстаграм, я больше завсегдатай Одноклассников и в ВКонтакте. А еще часто общалась с такими же постоянными пользователями «паутины» в разных чатах.

Интернет-пространство на Украине очень быстро раскололось на два враждебных лагеря. Одни стали заядлыми «европейцами», другие выступали за союз с Россией. Этот раскол сполна проявился еще в 2004 году, когда началась «оранжевая революция».

С националистами я стала вступать в споры больше десяти лет назад. Спорила напористо, видно, поэтому за мной в сетях вскоре закрепилось прозвище «Лава». Сейчас Лава — мой позывной.

Полемика в Интернете с каждым годом разгоралась все яростней. А когда в Киеве в ноябре 2013 года снова собрался Майдан, началась настоящая словесная война. Но еще задолго до этого стало заметно, что аргументов, в настоящем смысле этого слова, у националистов нет. Все, кто с ними не согласен, моментально получают ярлыки «агентов России», «пропутинских фашистов» и прочей бессмыслицы.

С нашими бойцами, тогда еще ополченцами, я познакомилась весной 2014 года. Они узнали о моих интернетовских заслугах, как выяснилось, с некоторыми из наших ребят я заочно общалась в сетях, уже несколько лет, наверное, потому я получила поручение: пропагандировать Донецкую республику в Интернете и искать сторонников нашего дела.

Как-то вышло, что политический раскол прошелся и по нашей семье. С родным братом, который живет под Киевом, я почти престала общаться. Зато троюродный брат из Ростова-на-Дону звонит каждую неделю, переживает за меня и за Донбасс. Поддерживает меня морально, а если найдется возможность, то и материально.

Еще в августе прошлого года я на несколько дней вырвалась в Павлоград, где живет моя давняя подруга. Она осталась человеком наших убеждений, с ней мы все дни, пока я там гостила, общий язык находили. А вот у ее мужа «крыша», что называется, поехала. Он мне принялся «втирать» такое: «сначала мы разгромим сепаратистов на Донбассе, а потом пойдем на Киев расправляться с олигархами». Послушай, говорю ему, ты уж хоть на карту посмотри: зачем же на Киев идти через Донбасс? Это же какой крюк надо проделать!» «Нет, — твердил он, — сепаратисты и олигархи – враги Украины, но сепаратисты опасней!»

«Так откуда в Киеве олигархи, если вы прошлой зимой сделали настоящую революцию и раструбили на весь свет о том, что всех олигархов повыгоняли?», — допытывалась я. «Они сами там уселись», — не придумал ничего лучшего сказать в ответ муж подруги. «Если так, — не выдержала я, — значит, «революция» ваша липовая, а вы – недоумки, которых эти самые олигархи водят за нос, и пока непохоже, что это закончится скоро».

Подругин муж что-то начал возражать, но я ему снова врезала: «А еще вы похожи на недотеп, вздумавших капитально отремонтировать свой дом. Над вами поиздевались, настропалив вас развалить стену. Вы, как дурачки, со стеной расправились, а теперь чешете затылки: а вдруг стена была зачем-то нужна?»

Вернувшись из Павлограда, я стала помогать ополченцам больше прежнего. На меня возложили обязанность привлекать в нашу армию добровольцев. По истечению года могу сказать, что с этим проблем нет. Люди сами ищут через социальные сети возможности связаться с нашими командирами, чтобы приехать сюда. Очень много ребят, желающих защищать Донбасс, в России. Легче перечислить регионы, из которых я не получала вопросов о том, как вступить в армию ДНР, чем те, где добровольцы отыскиваются каждый день. Откликаются люди в Москве, Санкт-Петербурге, на Волге, на Дальнем Востоке. У нас уже воюют боец с позывным «Амур».

Сейчас, конечно, служба уже не та, какой она была в прошлом году. Тогда приезжали добровольцы и воевали здесь, кто сколько сможет. Сейчас каждый, кто желает воевать, подписывает контракт на определенный срок. Ведь теперь у республики уже не ополчение, а настоящая армия.

Только пусть не думают, что сама владею только «оружием» Интернета. Обращаться с боевым оружием меня учит командир батальона с позывным «Чечен». В начале августа этого года мы с ним ездили под Дебальцево. Останавливались в одном из наших боевых лагерей, были даже на передовой. С нами ездил и мой друг Сергей, он командир отделения разведки в нашей Республиканской гвардии.

У Сергея интересная биография. Сейчас ему уже больше 40 лет. Родился Сергей в Макеевке, окончил в Донецке политехнический институт, а карьеру потом сделал в России, на Севере, где со временем стал главным инженером. Но как только здесь, на его родине, началась война, он, не раздумывая, бросил престижную работу и приехал домой. Он еще говорит: мой отец, коренной макеевчанин, не дожил до сегодняшних событий, но я уверен, он бы одобрил мое решение.

В районе Дебальцево, когда мы туда приехали, было тихо. Подъезжаем к нашему лагерю, «Чечен» показывает на посадку: «Вот там стоят два наших танка. Сможешь их увидеть?» Я присмотрелась, одну машину среди густой листвы все-таки заметила, а вторую, как ни старалась, заметить не сумела. Технику замаскировали профессионально.

Тишину вдруг разорвали залпы из минометов, а потом послышалась и другая стрельба. Мужики начали смеяться: это ты нам снова войну привезла. Ты, получается, не «Лава», а «Катастрофа». «Ладно, — говорю, — пусть это будет еще одним моим позывным».

Мой друг Сергей, человек, безусловно, занятой. Заранее не скажешь, в каком городе или районе республики он окажется со своим разведывательным отделением. Они часто и сами не знают, где будут через какой-нибудь час. Ловят диверсантов и вражеских лазутчиков. Недавно одного такого поймали в Донецке, на Южном автовокзале. Выглядел шпион как сугубо штатский человек. Как его вычислили, Сергей не рассказывает. Ну, это понятно. У разведки, так же как и контрразведки, всегда есть свои секреты.

В Интернете сейчас часто возникают споры по вопросу, долго ли еще продлится война. Лично я думаю, что окончить войну может только наша победа. Рассчитывать на какое-то выгодное для Донбасса изменение ситуации на бывшей Украине, наверное, можно, но пока на это, откровенно говоря, надежда слабая. Перемен к лучшему там пока не видно.

Сейчас я снова вспоминаю разговоры с мужем моей подруги в Павлограде. Я ничуть не удивилась тому, что произошло в Киеве под Верховной Радой 31 августа. Украинский национализм – это даже не идеология, а какое-то идеологическое бешенство, массовое помутнение рассудка, которое у многих, кого оно поразило, грозит стать необратимым.

«Мы против олигархов» — это как? Вчера против олигархов вместе драли глотки Порошенко, Турчинов, Аваков, Яценюк и Тягныбок. А сегодня «против олигархов» — один только Тягныбок. Привел людей под парламент, теперь уже против своих бывших подельников. Но почему-то олигархам от всех этих расстрелов и взрывов хоть бы что.

 Я по образованию не историк, а математик. Но жизнь заставила прочитать кое-что о тех, против кого мы боремся. И читала я не только о современных фашистах, а и про тех, кто у них ходят в героях. Ужасно было узнать, как «курени» Центральной Рады расправлялись в январе 1918 года с восставшими рабочими завода «Арсенал». После подавления восстания на заводском дворе валялись трупы рабочих с разбитыми грудными клетками и вырванными сердцами. Одной из «сотен» карателей тогда командовал Евгений Коновалец.

И в том, что главари украинских националистов беспрерывно сводят счеты между собой, используя при этом поверивших им людей, также ничего нового нет.

Еще Петлюра, бывший в правительстве Центральной Рады военным министром, не поделил власть с Михаилом Грушевским и Владимиром Винниченко. Ничего особо идейного в этой свалке не было, просто Петлюра хотел всем заправлять единолично.

Евгения Коновальца убрали Степан Бандера и Андрей Мельник. Вместе решили сплавить на тот свет своего «шефа», чтобы тот много о себе не думал. Потом Бандера и Мельник разгрызлись между собой. От того и возникли две враждующие между собой организации украинских националистов – бандеровцев и мельниковцев.

С Бандерой вскоре побил горшки Тарас Бульба-Боровец. Себя он объявил настоящим патриотом Украины, а Бандеру – предателем.

Прошло еще 60 лет, и в Киеве собрался «оранжевый» Майдан. На трибуне рядом стояли Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко, вместе кляли на чем свет стоит «олигархов» и взяточников. Присвоив власть, они ее поначалу поделили: Ющенко стал президентом, а Тимошенко возглавила правительство. А сейчас пусть жители Украины вспомнят, что произошло ровно 10 лет назад, в сентябре 2005 года. Юлия Тимошенко во всеуслышание заявила, что президента Ющенко со всех сторон окружили те же самые олигархи и коррупционеры, и поэтому она, такая белая и пушистая» работать премьер-министром больше не может.

Такой себе, чистой незапятнанной, Юлия Тимошенко прикидывалась до самого следующего Майдана, куда фашисты снова вывели одураченных людей. В феврале 2014 года – вроде бы долгожданная победа – президент всех жуликов и олигархов Янукович сбежал; у власти, наконец, политики – один честней другого. Тягныбок только со своим нацизмом перестарался, поэтому, чтобы не терять лица перед Европой, его «Свободу» в парламент больше не пропустили.

Что после этого Тягныбоку остается делать? Только одно: опять выставлять себя патриотом Украины и борцом против олигархов, а остальных, с кем стоял на Майдане, — жуликами и предателями. А те, в свою очередь, предателем объявили Тягныбока. Предводитель нацистов, оказывается, еще и «агент Путина».

Все это было бы смешно, если бы не было так мерзко. Цена этого бешенства снова кровавая: больше сотни раненых и двое убитых. И так будет продолжаться до тех пор, пока на Украине люди будут верить, будто свободу от бандитов и олигархов приносят фашисты! Случившееся в Киеве – это результат потери исторической памяти и невежества.

Не знаю, сколько еще будет продолжаться это умопомешательство, но разве не очевидно, что каждый его день стоит крови?

Точно так же понятно, для чего киевская власть развязала войну против Донбасса. Со своими друзьями я неоднократно бывала в селах, освобожденных от украинских фашистов, а также в населенных пунктах, находящихся недалеко от передовой. Везде одна и та же картина: разрушены социальные объекты – магазины, больницы, школы. В селах и поселках, попадавших под оккупацию, социальную сферу оккупанты уничтожали собственными руками; в населенных пунктах, находящихся в прифронтовой полосе, по социальным объектам преднамеренно бьют из пушек.

Тут уж сомнений не остается: Киеву нужна территория Донбасса, но не его люди. Земля, зачищенная от всех, кто здесь живет – вот цель войны. Чтобы эти фашистские планы провались, мы должны сражаться до победы. И при этом действовать всеми доступными нам видами оружия, среди которых не последнее место принадлежит оружию информации.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Лишь бы не пугать рыбу

Игорь СЫЧЁВ

Подавайте все, что летает

Игорь СЫЧЁВ

Накрыться корытом

Игорь СЫЧЁВ