Крымское Эхо
Архив

Куликово поле – общая память русских

Куликово поле – общая память русских

ПОДНИМИ СВОЙ КАМЕНЬ

Общим местом уже стали сетования на то, что нынешняя власть при общем нашем попустительстве рьяно переписывает отечественную историю. Изгои становятся героями, истинные патриоты забываются, а из нас кое-кому очень хочется сделать таких себе зомби.

Население ушло в глухую оборону, как бы выжидает, а что же будет дальше. Многие просто слишком заняты проблемой выживания, кто-то надеется, что вот пройдут новые президентские выборы — и этот исторический кошмар прекратится.

Несколько неожиданным для нас оказался разговор с Виталием Храмовым (на фото вверху), крымским казаком. Поводом к нему послужило событие, от истории весьма далекое: на днях назад Фонд в поддержку Терских казаков и русских многодетных семей подарил детскому дому «Елочка» в Симферополе набор инвентаря – все, относящееся к пожаротушению: огнетушители, пожарный щит со всеми атрибутами, инструкции и прочее. Оказалось, что за благотворительной организацией с длинным названием стоит Виталий Храмов. Поэтому беседу нашу мы начали именно с этого, достаточно неожиданного для детского учреждения подарка.

 

Средства защиты


Куликово поле – общая память русских
– У Фонда длинное название. Давно ли он действует, чем занимается?

– Он был создан некоторое время назад, а действует по ситуации – от случая к случаю. Он существует на достаточно небольшие пожертвования тех людей, для которых рубль – уже деньги. Это не отмывка денег, как это делают через благотворительность, скажем, металлургические магнаты. Это аккумулирование копеек простых людей, поэтому эти копейки подороже некоторых миллионов. Но для всех нас настало время собирать камни, разбросанные нашими предками.

– Из терских казаков мы знаем только вас. В Крыму еще есть ваши земляки, или создатель Фонда – вы?

– Конечно, есть. За сто лет смутного времени жизнь разметала многих, выжили те, кто сумел сбежать.

– С берегов реки Терек?

– Был период нашей русской истории, когда с казаками обошлись очень жестоко. Надо помнить об этом, помнить свою историю. Кстати, в эти дни отмечается очередная годовщина Куликовской битвы, а это тот праздник, который достоит быть всенародным.

– Уточните, когда?

– 8 сентября 1380 года, по новому стилю – 21 сентября, когда на поле Куликовом сошлись войска великого князя московского Дмитрия Ивановича и золотоордынского военачальника Мамая. Вместо того, чтобы почтить память этих героев, мы, забыв о своих православных предках, празднуем навязанные нам большевистским режимом странные праздники 23 февраля и 8 марта.

Подарку искренне рады»
Куликово поле – общая память русских
– 8 марта вся страна, включая мужчин, празднует, не вспоминая о Кларе Цеткин, которая ввела его в советский календарь.

– Я не говорю, что мы должны отказаться от этих праздников сегодня, в один день. Но каждый из нас должен совершить какую-то духовную работу, вырастить в себе православного русского человека. Собирая камни, один сможет вывернуть здоровенную глыбу, другой поднимет, по свои силам, маленький камешек, но он тоже очистит нашу дорогу… Но я, возвращаясь к разговору о Куликовской битве, хочу процитировать Льва Гумилева, идеи которого я разделяю: «Этническое значение произошедшего в 1380 году на Куликовом поле оказалось колоссальным. Суздальцы, владимирцы, ростовцы, псковичи пошли сражаться на Куликово поле как представители своих княжеств, но вернулись оттуда русскими, хотя и живущими в разных городах. И потому в этнической истории нашей страны Куликовская битва считается тем событием, после которого новая этническая общность – Московская Русь – стала реальностью, фактом всемирно-исторического значения».

Напомним, непосредственным формальным поводом военного конфликта стал отказ князя Дмитрия (это его после битвы назовут Донским) от требования Мамая увеличить выплачиваемую русскими княжествами дань до размеров, в которых она выплачивалась раньше. Потери обеих сторон в битве были колоссальными. С русской стороны – только бояр – погибло около 500: 40 московских, 40-50 серпуховских, 20 коломенских, 20 переяславских, 25 костромских, 35 владимирских, 50 суздальских, 50 нижегородских, 40 муромских, 30-34 ростовских, 20-23 дмитровских, 60-70 можайских, 30-60 звенигородских, 15 углицких, 20 галицких, 13-30 новгородских, 30 литовских, 70 рязанских.

 

Огонь теперь не страшен!


Куликово поле – общая память русских
Убитых на поле Куликовом хоронили с 9 по 16 сентября, на общей могиле воздвигнута была церковь. Православная церковь узаконила совершать по убиенным поминовение в Дмитриеву родительскую субботу, «пока стоит Россия». Однако Русская Православная Церковь отмечает годовщину битвы именно 21 сентября, потому как в этот день празднуется Рождество Пресвятой Богородицы – по старому стилю именно 8 сентября.»

– Мы забыли эти праздники, потому что страдания, которые пережили при советской власти наши деды, вошли к ним в кровь непроходящим, животным страхом, – продолжал Виталий Храмов. – Гражданская война, когда погибли миллионы русских людей, заставила нас забыть о том, что русский народ – это особая цивилизация. В те годы моя родовая станица недалеко от Ессентуков была дважды «раскатана» большевистскими гаубицами. При этом там не было молодых мужчин – все воевали. Целенаправленно уничтожали женщин и детей. Моя бабушка испугалась этого на всю жизнь, она и через полвека боялась рассказывать мне о тех событиях. Но мы должны о них помнить и изживать из себя этот полуобморочный страх, в котором огромная страна жила до 1953 года.

– Но что-то в нашем сознании происходит. Согласитесь, двадцать лет назад, даже уже в перестроечное время, никто из нас не мог предположить, что прах генерала Деникина перезахоронят в Москве!

– Безусловно, это не могло прийти в голову. Вступая в свое время в Коммунистическую партию, я свято верил в то, что она проповедовала. А потом я вышел из партии до того, как ее массово начали покидать другие. Каждый православный человек должен пройти свой путь к вере. Не так давно совет казачьих атаманов прошел в Николаевке (приморский поселок в Симферопольском районе – ред.). Тамошний батюшка показал нам Николаевскую церковь. Там в свое время местному священнику на алтаре перерезали горло, потом уничтожили кресты и сделали жилой дом. На месте алтаря в этом доме был устроен туалет. Скажите, это была борьба за правое дело или глумление над русскими? Поэтому нужно потихоньку, не в режиме крика с трибун, а в режиме разговора в семье с детьми говорить об этом.

– Но нельзя вопросы морали сводить только к вопросам веры, это все-таки не одно и то же.

– К сожалению, не все священники имеют достаточное образование и опыт общения с людьми. Я знаю, например, одного батюшку, у которого хорошо получается общение со стариками. А со мной, например, он беседует в режиме какого-то конфликта, хотя я православный человек, разделяющий его взгляды – это тоже наша общая беда. Если мы русские, у нас должно быть взаимное понимание, хотя и построенное на достаточно жесткой системе координат.

Начав беседу с Виталием Храмовым со всем понятных огнетушителей, мы углубились в спорные для многих вопросы русского самосознания, роли церкви в нашей жизни и в дискуссию, какие праздники нам следует праздновать. Так у русских всегда и получается…

 

Фото Юрия Першикова

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Жертвы аборта

Завтра была война

От фонаря до лампочки в подъезде

Ольга ФОМИНА