Крымское Эхо
Архив

Кто против памятника десантникам в Керчи – тот не любит Родину и мэра

Кто против памятника десантникам в Керчи – тот не любит Родину и мэра

Памятник десантникам на Набережной Керчи обрастает совсем не той историей, что полагается ему по чину исторической и человеческой памяти. На его постаменте устроились не три вызвавшие неоднозначное отношение по художественному исполнению фигуры воинов, а два противостоящих друг другу мнения «за» и «против». Самое печальное, что памятник обозначил линию водораздела между более молодым поколением керчан и ветеранской гвардией. Старшее поколение обвиняет своих потомков, ни много ни мало, в непатриотизме. На керчан среднего и молодого возраста, критически отнесшихся к художественной манере исполнения памятника, пытаются навешать всех собак – от неуважения своих героев до продажности американскому империализму.

Санинструктор Галина Петровна Коваль

Кто против памятника десантникам в Керчи – тот не любит Родину и мэра
Однако справедливости ради следует признать: в раздутом вокруг создания мемориала десантникам скандале виновата прежде всего местная власть. Именно она нарушила постановление Кабинета министров Украины «Об утверждении Порядка проведения архитектурных и градостроительных конкурсов»: не провела конкурс эскизных проектов, не определила победителя компетентным жюри с участием специалистов в сфере градостроительства и архитектуры, не устроила обязательной в таких случаях выставки проектов и не проинформировала в СМИ о результатах конкурса.

Возводимый памятник керчане увидели постфактум, поэтому власть их возмущения и возражения и не услышала бы, не подключись к обсуждению вездесущий интернет.

Но и тут, наверное, власть не допустила бы продолжения, не заведись с полуоборота в эфире местной телекомпании [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=8875]мэр Керчи, категорически не терпящий возражений[/url], считающий свое мнение единственным и правильным. Так памятник десантникам, а значит и люди, которые увековечены, был оскорблен еще раз: первый – бездарным художественным исполнением, второй – разнузданным поведением мэра города-героя.

Заместитель председателя Совета
ветеранов Керчи Федор Козлов»

Кто против памятника десантникам в Керчи – тот не любит Родину и мэра
Но в Керчи так повелось, что, коль создалось, пусть и виртуальное, сообщество людей с отличным от мэрского мнения, то тут же последовала команда затоптать, распять и уничтожить. Выполнять ее поручили все той же телекомпании, предоставляющей ежемесячно за деньги керченских налогоплательщиков городскому голове право хамить и оскорблять их.

Сам мэр, естественно, до спора со своими оппонентами не снизошел, да и позволить развернуть дискуссию он не мог. Поэтому поступили проще: собрали «круглый стол», пригласив на него ветеранов, журналистов и общественность. Но время проведения выбрали преднамеренно такое, чтобы эта общественность, выступающая против изуродовавшего лица десантников памятника, рта не могла открыть, — в разгар рабочего дня, за час до полудня. Поэтому-то на обсуждение пришло лишь несколько «посторонних».

Всё действо «круглого стола» превратилось в по сути в монолог ветеранской общественности, вливавшийся в уши журналистов. Да и ветераны тоже были не простые, а из когорты прикормленных, следующих за мэром, приглашаемых им на городские мероприятия и к столу по торжественным датам.

 

Участник десанта Александр Лубенцов

Кто против памятника десантникам в Керчи – тот не любит Родину и мэра
Они-то и выступали от имени и поручению фронтовиков, хотя вряд ли были ими на то уполномочены. Их уполномочил городской голова – это очень явственно чувствовалось в их речах, когда они защищали мэра от нападок виртуальных критиков так яростно, словно имитировали настоящее фронтовое сражение. А ведь было от чего. Помимо художественного исполнения памятника, который явно творил человек, не имеющий ни малейшего представления о событиях и людях, что взялся увековечить, есть еще один очень неоднозначный аспект, который определенно «замотали» бы, не окажись на «круглом столе» бывшего директора городского театра Станислава Мартюка.

Вопрос сам по себе очень интересный. Когда инициативная группа ветеранов еще в середине девяностых годов выступила с предложением установки памятника десантникам, ему определили устроившее всех: и фронтовиков, и общественность, и историков – место. На нем и закладной камень установили. Но вот когда чуть ли не через двадцать лет мечта фронтовиков о памятнике стала воплощаться в реальность, это место оказалась занято. На нем народный депутат Украины Андрей Сенченко возводит яхт-клуб, строительству которого конца не видно и в проекте.

Только не надо клевать «оранжевых»: земля эта городской громады, так что ее выделение «освящено» решением горсовета, депутаты которого самостоятельности боятся пуще гнева градоначальника. Добрый дядя мэр, не поскупившийся для ветеранов на миллион бюджетных денег, сначала украл у них законное место памятника, а потом с барского плеча дал его установить. На Набережной, которая при любви городского головы Керчи к малым и всяким прочим архитектурным формам грозит в ближайшее время превратиться в пантеон.

Ветераны сами прекрасно понимают: место для памятника выбрано неудачное. И посмели выразить крамольную мысль, что, возможно, со временем его удастся перенести на свое законное. Для них самих ситуация оказалась непростой, потому что из двух вариантов: судиться за определенное некогда место установки и погодить еще лет эдак пятнадцать со строительством или ставить, где дают — вопрос не стоял. Берем, что дают, и кланяемся.

Герой Советского Союза санинструктор
Галина Петрова: в жизни, бюст в Новороссийске,
образ на памятнике десантникам в Керчи»

Кто против памятника десантникам в Керчи – тот не любит Родину и мэра
И все же пафоса в их словах, обращенных в лице журналистов к молодежи, звучало гораздо больше, чем горькой правды. Один из активистов керченского ветеранского движения Рэм Золотых волну искреннего возмущения художественным воплощением образа десантников назвал спекулятивной, разыгранной по предвыборным нотам. По его мнению, резонанс оказался громким именно потому, что журналисты и форумчане отрабатывают проплаченные за поднятый шум деньги. Название партии он не озвучил, но, видимо, имелась в виду какая-то оппозиционная, хотя и тут остался открытым вопрос, против кого сработала критика – регионалов или коммунистов.

Рэм Григорьевич увел тему в историю, рассказав, что идея памятника возникла в 1994 году, когда было решено увековечить беспримерный подвиг десантников. Много позднее идея стала обретать на словах черты художественного воплощения: предлагавшиеся проекты ротонды и часовни отмели как несостоятельные – решено было воплотить образы участников десанта.

Поначалу виделись две фигуры – солдата и матроса, но фронтовики, помнившие о девушках-санинструкторах, вытягивавших их на своих плечах из лап смерти, настояли на воплощении и женского образа. Все идею фронтовиков поддерживали, но ровно до того момента, когда надо было подкреплять ее финансированием.

Так от помощи керченским ветеранам отпочковались Сергей Куницын, Андрей Сенченко, ответом на призыв о помощи не откликнулись и ветеранские организации других городов-героев. Средства собирались долго и тяжело, ни одна предпринимательская структура, ни одна партия, кроме КПУ, не отозвалась на просьбы ветеранов. В долгое лирическое отступление Рэм Григорьевич Золотых пустился не напрасно – вывод: подчеркнута историческая миссия в установке памятника городского головы Керчи.

 

Памятник минерам на Набережной Керчи,
в пух и прах раскритикованный горожанами

Кто против памятника десантникам в Керчи – тот не любит Родину и мэра
Один из немногих оставшихся в живых участников десанта Александр Григорьевич Лубенцов, который также оскорблен недопониманием и неприятием молодыми памятника, не согласился со своим коллегой по ветеранской организации лишь в одном. Если Рэм Золотых считает, что памятник нужен не мертвым – он нужен живым, то Александр Лубенцов уверен, что погибшим нужен не меньше: их души наконец-таки успокоятся.

Лучше всех поставленную задачу – распять критиков и не оставить им атома кислорода в керченском воздухе – отработал заместитель председателя городского Совета ветеранов Федор Козлов. Командным голосом отставного офицера Федор Федорович давал по мозгам проплаченным агентам, запустившим «нечистоплотную информацию в массы, обгадившим и очернившим святую память».

Он не согласился абсолютно со всеми аргументами критиков, в том числе и с искаженными звериным оскалом лицами десантников, и с исторической недостоверностью изображенной на них военной формы. «Мы еще не отошли от боли за развал страны, поэтому нам особенно больно слышать, как топчутся на святой для нас теме».

Не открывайте. Сюрприз будет…»
Кто против памятника десантникам в Керчи – тот не любит Родину и мэра
Пафосным было выступление защитника Аджимушкайских каменоломен Михаила Петровича Радченко. Он педалировал тему любви к Родине и городу, с чем трудно не согласиться, но — ровно до того момента, пока это чувство не становится синонимом любви к городскому голове. Это вызвало осуждающий смех небольшого числа прорвавшихся на «круглый стол» представителей общественности.

Среди них были коренные керчане, старшие родственники которых подростками воевали в Старокарантинских каменоломнях, пережили оккупацию, и память о которых они посчитали своим святым долгом защитить от уродского мемориала. Благо, возраст собравшихся не позволил перерасти спору в потасовку, но выглядело все это очень некрасиво и тоже не менее оскорбительно для памяти тех, кого они защищали.

К сожалению, испытание скандалом не выдержал никто: ни власть, ни горожане, ни назначенные адвокатами ветераны. Произвол местной власти, придавшей этой истории смысл, изначально не заложенный в его природе, заслонил доброе начинание по увековечиванию памяти участников уникальных десантных операций, кулуарно и неграмотно воплощенное в жизнь.

 

Мы предупреждали: не открывайте!

 

<a href="uploads/9/1350110915-9-lf8M.jpg" rel="lightbox[1]" title="Вот это уродство для города заказал мэр Осадчий. Его имя теперь точно в веках останется!"><img src="uploads/9/1350110919-9-52cQ.jpg"align="right"></a>

(кликните на картинку — и она станет больше)

»
Этой историей оказались замазаны все ее участники. Но более всего — мелкопоместная керченская власть. Она повела себя как провокатор, воспользовавшись добрым и пока еще не окончательно потерявшим святости и благодарности потомков именем фронтовиков для собственного пиара накануне выборов. Понятно, что население, спровоцированное по-своему понятым патриотическим приливом чувств, отреагировало неоднозначно, но бурно. Завелись все настолько, что даже начали собирать подписи за переделку памятника.

Однако скандал вышел не только потому, что власть проигнорировала законность действий, а и потому еще, что сделала это издевательски и изощренно демонстративно. Керчане привыкли к своему униженному положению, но до сей поры старательно делали вид, что не замечают этого. А тут их за законное право на собственное мнение «опустили» и наглядно показали, где их место.

Реакция на обидные слова мэра за вполне справедливую критику отвратительного художественного воплощения памятника оказалась столь болезненной именно из-за ненужно показной грубости. Одно дело – знать про себя, что ты мусор под ногами команды городского головы, а другое – когда тебе объявили об этом по громкоговорителю. Вот социальный «селевой поток» и сошел.

Ориентация в нравственном пространстве Керчи утеряна, потому что оскорбленными остались истинные герои-фронтовики, посмертно лишенные голоса в свою защиту.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Надежда Суслова: За мной придут тысячи!

.

Крым. 15 декабря

.

Условный бюджет

.