Крымское Эхо
Общество

Кто преступник?

Кто преступник?

Мне пришлось дважды в университете и специальном оперативном заведении милиции сдавать экзамены на знание многих дисциплин, в том числе Конституции и уголовно-процессуального законодательства, в которых упомянуто неоднократно такое понятие, как обвинение.

Попробуем разобраться, какое отношение понятие этого слова имеет к лицу, совершившему преступление, и когда лицо можно назвать преступником. Кстати, на последний вопрос я ни разу не получил вразумительного ответа от преподавателей, имеющих высокие научные степени и звания. Не найдёте чёткого ответа и в Интернете, если даже вы прочтёте всю изложенную в нём необъятную информацию. Всё вокруг да около. Ничего конкретного.

Каждый гражданин понимает, что, например, человека называют сталеваром, потому что он варит сталь; землепашцем, потому что он пашет землю и т.д. И это всё верно и правильно. А как называть лицо, которое совершает преступления? Вы готовы улыбнуться от такого простого вопроса и постараетесь быстро ответить. Не спешите этого делать даже тогда, когда вы своими глазами видели, как лицо совершало преступление. И вот почему. Вся юридическая литература и соответствующие законы государства категорически утверждают, что когда есть преступление, то до поры до времени не существует никакого преступника. На самом-то деле есть физическое лицо, которое совершило преступление, но назвать его преступником ни в коем случае нельзя.

При этом не только гражданин, лично задержавший злодея на месте совершения преступления, но даже следователь, предъявивший ему обвинение в совершении преступления, не имеет права его оскорбить, назвав преступником. Иначе, как считают в Интернете некоторые юристы, злодей может подать жалобу на вас, задержавшего злодея, и, следовательно, на следователя в суд за клевету. Просто злодеи, видимо, этого не делают только потому, что плохо знают или вообще не знают Конституцию РФ, в частности ст. 49, которая гласит: «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральном законе порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Проще говоря, необходимо, чтобы судебным расследованием была установлена вина лица и вынесен в отношении его обвинительный приговор, вступивший в законную силу.

Как видите, лицо не считается виновным, если даже ему следственными органами было предъявлено обвинение в совершении преступления после того, как проведённым расследованием вина лица всеми материалами уголовного дела была подтверждена полностью. Коротко о предъявлении обвинения. Следователь, вынесший постановление о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, предъявляет это постановление злодею для ознакомления с ним. В установочной части постановления чётко описывается как, когда, где и при каких обстоятельствах лицом было совершено общественно опасное действие — преступление.

После установочной части следует постановляющая часть, в которой подводится итог изложенному в установочной части, типа, «таким образом, гражданин Н.совершил ПРЕСТУПЛЕНИЕ (выделил специально – прим. автора), предусмотренное такой-то статьёй Уголовного Кодекса». Этим самым следователь не только обозначил обвиняемого, назвав в документе его таковым, но ещё и официально сообщил ему, что тот совершил преступление. А как быть с требованиями ст.49 Конституции? Не может быть лицо обвиняемым, пока об этом ни скажет только суд своим приговором, вступившим в законную силу.

Тогда какой же процессуальный статус у только что обозначенного лица до того дня, когда появится приговор суда, т.е. как его величать? В уголовном деле есть лица с неоспоримым статусом потерпевшего, свидетеля, понятого, эксперта и другие процессуальные лица. А кем является юридически зашифрованное лицо, совершившее преступление? Вопрос повисает в воздухе, так как никто из юристов не решится дать на него конкретный ответ, ибо тут же будет разбит диспозициями соответствующих статей Конституции.

Если правильно понимать и исполнять требования ст.49 Конституции (а поступать следует лишь так), что лицо до решения суда считается невиновным, то как быть с такими процессуальными действиями, как задержание лица с помещением его в ИВС и лишением свободы при избрании ему меры пресечения в виде ареста. Получается следователь грубо, нагло и постоянно нарушает родную Конституцию, лишая свободы НЕВИНОВНОГО человека? Какая-то неразбериха. Теперь читателю понятно, почему лицо, совершившее, скажем, убийство, нельзя называть не только преступником, но даже обвиняемым. Любой бандит может на вас, как и на следователя, очень обидеться, поскольку вы, якобы, нанесли ему моральную травму своей клеветой.

По существующему закону он формально будет прав, так как называя невиновного человека преступником, вы его оклеветали, т.е. сказали неправду. Так что будьте осторожны, если вам придётся когда-либо иметь дело с кое-какими опасными гражданами. С какими — боюсь называть, чтобы не нарушить требования действующей Конституции.

Очень часто на телевидении рассматриваются различные вопросы, связанные с совершением каких- либо преступлений. Видно по всему, что журналисты, ведущие ту или иную программу, не имеют юридического образования, но они хорошо усвоили, что ни в коем случае нельзя кого бы то ни было назвать преступником. Более того, они стараются не употреблять и слово преступление. Понимают, что какой-нибудь ушлый чудак тут же обратится в суд против телекомпании, сотрудники которой грубо нарушили Основной закон государства — Конституцию. Разумеется, процесс будет выигран подавшим в суд заявление. Здесь даже не нужно будет тратиться на адвоката. Вполне понятно, что ни один суд не станет на сторону тех, кто нарушил Конституцию. Вот телеведущие, журналисты, лица, приглашённые в студию, выкручиваются кто как может. Они подробно рассуждают о том, как кому-то отрубили голову, пытали, душили, топили и т.д., но ни в коем случае тех, кто это совершил, не назовут преступниками, а общественно опасные действия с тяжкими последствиями не назовут преступлением. Бывают забавные случаи, когда кто-нибудь, не сдержав эмоций, насмотревшись только что продемонстрированных жутких кинороликов, нечаянно употребит одно из эти слов, назовёт того же шахида, который на камеру отрезал кому-то голову, преступником. Со всех сторон послышатся предупреждения о том, что смельчак назвал человека (?) преступником, который не был не только ещё осуждён, но даже не был задержан. И выступающий тут же покорно опускает голову в знак того, что он только что действительно нарушил Основной закон страны, чем, конечно, обидел головореза. А что делать? Закон есть закон. Его обязан соблюдать каждый смертный.

Сейчас, когда пишу эту статью, по телевидению идёт передача «Право голоса», которую с моей точки зрения блестяще всегда проводит один из толковых телеведущих. Мне импонирует его ненаигранный патриотизм. Рассматривается судебный процесс над Надеждой Савченко, украинской военнослужащей, которая принимала активное участие в бойне на Донбассе, которую устроило нацистское руководство Украины. Как всегда, в студии находились те, кто поддерживал обвинение, предъявленное Савченко, и те, кто считают, что все действия российского правосудия были противозаконны. Вторую точку зрения отстаивают представители украинской общественности и, как всегда, один ярый российский оппозиционер.

Они очень внимательно следили за выступлением тех, кто стоял за то, чтобы Савченко понесла заслуженное наказание. Все эти лица телезрителям хорошо знакомы, так как их часто приглашают на подобного рода политические дебаты, в которых они, как говорится, собаку съели. Поэтому они умело уходили от того, чтобы избежать употребления таких сакраментальных слов, как преступление и преступность. И тут стал выступать представитель Крыма. Речь его была очень эмоциональной, потому что он понимал, что было бы с крымчанами, если бы на полуостров Крым ворвались украинские нацисты. Вот он возьми да и назови в соей речи Савченко преступницей.

Что тут началось! Один украинец с учёной степенью едва не выскочил из штанов, когда стал кричать, что в России нарушаются все законы и даже Конституция. До решения суда кто-то посмел Савченко назвать преступницей. В общем, украинец безумно был рад, что ему россиянин дал такие карты в руки. Он никак не мог успокоиться. Крымчанин послушал, послушал украинского крикуна и сам прокричал, чтоб его можно было услышать в начавшемся гвалте, что лично для него Савченко является преступницей и никто не заставит его изменить своё мнение. Так вот нашла — по русской поговорке — коса на камень. Надо сказать, что из коллег крымчанина никто его не поддержал, видимо, не желая связываться с жёсткими требованиями Конституции. Но он сам выдержал нападки украинской стороны и продолжил гнуть свою линию. Так что и здесь, как всегда, вопрос остался открытым.

Я написал эту статью, рассчитывая на находчивость читателей, особенно тех, кто имеет юридическое образование. Может быть, кто-то из них придумает, как одним словом до решения суда следует называть лицо, которое совершило преступление. Помнить при этом, что согласно требованиям ст. 49 Конституции РФ до решения суда никто не имеет называть это лицо, совершившее преступление, не только преступником, но даже обвиняемым.

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Почему растет продуктивность соленых озер?

.

Шестиклассники читают классику. Вслух

Вячеслав КИЛЕСА

Баклажан не вырастет на стебле дыни