Крымское Эхо
Архив

Ксенофобия и свобода слова

Ксенофобия и свобода слова

ГДЕ ГРАНЬ?

По закону Украины, да собственно, и по законам большинства стран мира, оскорбление кого бы то ни было по национальному либо религиозному признаку – это уголовно наказуемое преступление. Все те, кто живет на этом свете достаточно давно, а также те, кто просто хорошо читал историю, знают, что происходит, когда один народ вдруг приходит к выводу, что он выше и лучше других, а остальные достойны лишь служить и покоряться. В конце концов, все мы вполне приятные, интеллигентные и современные люди, делаем хорошие дела, помогаем бедным, сиротам, вежливо здороваемся с соседями, но хоть иногда, хоть раз, позволяем себе задеть чьи-нибудь чью-нибудь национальность. И что самое интересное: знаем же, что это не только по-человечески плохо, но и противозаконно. Тогда почему..?

Мы к этому привыкли. У нас так делают даже в шоу, которые смотрит не одна страна. Несколько лет назад узбекское имя Рафшан, например, никого не смешило, а сейчас? Да что там говорить, газеты, которые мы читаем каждый день, тоже позволяют себе довольно резкие высказывания. Все привыкли к этому, существующее положение вещей мало кого удивляет. Просто перед тем, как рассказать анекдот о том, как «встретились русский, украинец, еврей» и еще кто-нибудь, у нас принято оглянуть аудиторию и вспомнить имена и фамилии присутствующих, чтобы не попасть впросак.

Ксенофобия и свобода слова
Между тем, оскорбления по национальному признаку караются законом. Недавно в этом убедился главный редактор одесского печатного издания «Наша справа». 15 января этого года ему был вынесен обвинительный приговор по факту нарушения равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии. Главный редактор газеты за оскорбление иудейской веры получил полтора года условно.

Вроде бы все разрешилось благополучно: и одесские евреи отомщены, и журналисту жизнь тюремным заключением ломать не стали. Но так считают не все.

В Крымском Информационном пресс-центре 28 января проведен круглый стол на тему как раз-таки ксенофобии и правовой защиты пострадавших от нее. Повод – дело одесского главного редактора. «Если посмотреть Уголовный кодекс, то тот, кто нарушит любую статью, тот нарушает права одного-двух человек. Что сделал этот главный редактор газеты? Он нарушил права миллионов, — сетует эксперт по медиа-праву пресс-центра Нариман Абдурешитов. — И ему за это дают лишь полтора года условно!»

Нариман Абдурешитов»
Ксенофобия и свобода слова
Подождите, никто не спорит, что человек нарушил закон и должен быть за это наказан. Но ведь это не мы такие злые и бесчувственные, а жизнь такая… Или нет? Неужели от того, что журналист сядет, ксенофобия в нашей стране исчезнет? Или желающих «поксенофобствовать» это испугает? А помните знаменитое «всех не перестреляете»? Одного посадят — сколько появится ему на смену?

Не секрет, что в СМИ появляется только та информация, которая найдет своего читателя, а журналисты всего лишь удовлетворяют запросы общества. А наше общество, как ни прискорбно это признавать, очень нетерпимо к «другим». К тому же неприязнь к представителям других национальностей и вероисповеданий появилась задолго до появления печатных либо каких-нибудь еще изданий. Не во всех же недостатках общества виноваты одни лишь журналисты и политики — и журналисты, и политики живут в этом же обществе.

Информационный пресс-центр, дабы не вышло так, что они выражают лишь свое мнение, пригласили на встречу с журналистами руководителя экспертной группы и члена центра «Интеграция и развитие» Алексея Морозли. Алексей в течение 10 месяцев при поддержке международного фонда «Возрождение» вел мониторинг более чем 35 средств массовой информации, искал в них элементы расизма, ксенофобии и другие формы нетерпимости. И пришел к выводу, что «для крымских изданий характерен этноцентризм при освещении социальных событий, все описывается в этнических терминах, будь то конфликт, будь то какое-то взаимодействие. Плюс — полезность и значимость для общества каких-то вещей представляются исходя из того, насколько они полезны какой-то этнической общности».

 

Алексей Морозли


Ксенофобия и свобода слова
Такое положение вещей, по мнению Морозли, необходимо менять. Но как? Ужесточить законодательство! Чтоб боялись и думали о каждом написанном слове. Оказывается, сейчас привлечь журналиста к ответственности не так-то просто: в как докажешь, что в конкретном текстовом материале действительно присутствует ксенофобия? Границы между ней и свободой слова очень размыты. По сути, установить, что целью статьи было разжигание ненависти, можно лишь добившись чистосердечного признания автора, либо с помощью экспертизы, если текст содержит уж очень жесткую провокацию.

Если кто-то напишет «ударь представителя такой-то национальности», его можно судить, потому что это призыв к насилию. Если же журналист напишет «эта национальность – плохая, и все ее представители тоже», он не нарушит закон, хоть и оскорбит чьи-то чувства. Имеет ли он право высказывать свое мнение по поводу той или иной национальности? По закону – да. Давайте запретим, если другого выхода нет, но ведь ситуацию это не исправит!

Причины ксенофобского поведения лежат в истории, в воспитании, в фольклоре, в конце концов, в международной политике, в личном горьком опыте общения с представителями других народов. Никакое законодательство, пусть даже самое суровое, не искоренит многовековой традиции бояться и недолюбливать чужаков. В США, скажем, запретили вообще употреблять те слова, которыми раньше называли афроамериканцев. И что, это объединило общество? Отчасти да — но это и сломало жизни многим людям, которых незаслуженно обвиняли в расовой дискриминации, на которых доносили, либо которые просто случайно в шутку сказали что-то, что было расценено как оскорбление.

Не хотелось бы, чтоб наша страна пошла по этому пути.

У кого-то может сложиться впечатление, что автор этих строк поощряет ксенофобию, но это не так. Каждому из нас хоть раз было неприятно из-за того, что оскорбили его национальность. Это чувство всем знакомо. Но лично у меня никогда не было желания, чтобы моего обидчика посадили за, возможно, необдуманные слова, сказанные сгоряча.

Главный редактор одесской газеты официально извинился перед еврейской общественностью и читателями, публично заявил, что он раскаивается. Искренним ли было его извинение, не нам судить. Но вряд ли он и его семья до конца своих дней любили бы еврейский народ, если бы суд не дал условный срок. Разве могут воспитать толерантность несколько лет за решеткой?

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 22 марта

Борис ВАСИЛЬЕВ

Как Дунья из Европы бегала от крымских журналистов

Борис ВАСИЛЬЕВ

Городской сумасшедший

Ольга ФОМИНА