Крымское Эхо
Общество

Крымские улицы в Москве-3

Крымские улицы в Москве-3

Гранитный камень за оградой церкви «Упокой, господи, души всех воинов за Веру, Отечество и народ наш жизни свои положивших» примирил: староверов с никонианцами, верующих с богоборцами, бояр с крепостными, красных победителей с несчастными белыми, расстрелянных в 1937-ом — с обвинителями.

Рок над флагом

Гранитный камень за оградой церкви «Упокой, господи, души всех воинов за Веру, Отечество и народ наш жизни свои положивших» примирил: староверов с никонианцами, верующих с богоборцами, бояр с крепостными, красных победителей с несчастными белыми, расстрелянных в 1937-ом — с обвинителями. Объединялись все, когда наступало время сражаться с захватчиками за Родину…

Вы читаете окончание большого
и подробного материала о том,
как крымские географические названия
легли на карты столицы России.
Начало здесь.

Город-герой Керчь

Керченская улица пока не очень своим видом напоминает о городе-герое, морских десантах, подвигах героев в каменоломнях Аджимушкая, трагических поражениях и огромных человеческих жертвах. Нет здесь ни памятников, ни аннотационной доски. Может, потому, что сама Керчь упала в те приснопамятные 23 года.

Керчь в Аллее городов-героев и городов воинской славы Александровском саду в день Победы

В июне 1771 года, одновременно со штурмом князем Долгоруким Перекопа, Азовская эскадра адмирала А. Н. Сенявина вошла в Генический залив и навела переправу на Арабатскую стрелку, по которой корпус князя Щербатова вышел к крепости Арабат, взял ее штурмом и двинулся к стоявшей в самом узком месте Керченского пролива турецкой крепости Ени-Кале (ныне территория Керчи у паромной переправы).

Огнем своей артиллерии она препятствовала выходу российских кораблей в Черное море. Но, завидев российский флот, многочисленная турецкая флотилия ушла без боя. Турецкий гарнизон покинул крепость, ключи от которой оставшиеся в ней армяне преподнесли подошедшему с войсками генералу Борзову.

В этот же день была занята и Керчь. Закрепил ее за Россией Кучук-Кайнарджийский мирный договор (1774 г.) между Россией и Османской империей. Правительство занялось заселением новых земель православными греками. Когда А.В. Суворову в 1778 году пришлось заниматься переселением из Крыма 32 тысяч греков и армян христианского вероисповедования, керченских не трогали — Керчь уже принадлежала России.

Феодосия представлена Феодосийской улицей (Северное Бутово) и у Кремлевской стены среди Городов воинской славы

В 1944 году Отдельная Приморская армия генерала армии А.И. Еременко (с конца апреля генерал-лейтенанта К.С. Мельника) высадилась в Керчи, с боями взяла Феодосию, Ялту, дошла до Севастополя и отомстила фашистам за гибель своей армии в 1942 году в Севастополе и 51-й армии в Керчи. Заслужила в Москве три салюта за пять дней и звания «Керченских», «Феодосийских» и «Ялтинских» отличившимся частям и соединениям.

Сегодня Крымский мост через Керченский пролив уже соединил географическую Европу с Азией, привлек внимание всего мира и, несомненно, станет новым свидетельством глубокой жизненно необходимой связи России с Крымом, как в XIX веке стала железная дорога Москва-Севастополь

Феодосия, Коктебель, Старый Крым, А.С. Грин и И.К. Айвазовский

Судак, или Сурож, Солдайя, к сожалению, с московской карты исчез. В ХIХ веке в Китай-городе (между Ильинкой и Варваркой) в Суровском ряду купцы из этого города, по словам Н.М. Карамзина, торговали шелковыми тканями. В средние века через Солдайю проходила одна из дорог Великого шёлкового пути, и население его представляло собой «смесь народов и всех вер благодаря бесчисленным торговым караванам с Запада и Востока» (поэт Ибн-Саид, 1274 г.).

Коктебельская улица с этого холма спускается в разные стороны с Феодосийской улицей и улицей Александра Грина.
Из Старого Крыма в Коктебель «тропою Грина» (так теперь ее называют) спускался писатель в Коктебель к своему другу Максимилиану Волошину

Неслучайно с безымянного холма спускаются в разных направлениях три крымских улицы: Феодосийская, Коктебельская, Грина, а через Бутовский лесопарк — Старокрымская улица. Коктебельская улица выводит на Симферопольское шоссе.

Феодосийская улица с уютным старым сквером начинается от здания бывшего НИИ пчеловодства Наркомзема СССР (1934), считающегося памятником архитектурного наследия постконструктивизма. Потом в нем располагался НИИ самолетного оборудования, в 1959 году вошедший в состав Московского НИИ радиосвязи — участника космической программы, в том числе в обеспечении связи с Юрием Гагариным на корабле «Восток».

В поселке Приморский под Феодосией в то время действовал центр подготовки космонавтов, на базе которого отрабатывали приводнение Ю.А. Гагарин, Г.С. Титов, В.М. Комаров, Г.Т. Береговой, В.В. Терешкова и другие: капсулу с космонавтом сбрасывали в море вертолеты (центр скоро возобновит свою работу).

Moscow (Москва)

Улица Александра Грина, последние годы жизни которого прошли в Феодосии и Старом Крыму

Разработанная начальником штаба Кавказского (Крымского) фронта генералом Ф.И. Толбухиным сложнейшая Керченско-Феодосийская десантная операция (26.12.1941—20.05. 1942) по разгрому противника на «острове» Крым силами 5-6 десантов, Приморской армии, Черноморского флота и Азовской флотилии, требующая трезвой оценки своих возможностей, решительных действий, организации точного взаимодействия войск, флотов и авиации, достаточного тылового обеспечения, могла войти в историю оперативного искусства. Именно такого развития событий, как предусмотрено замыслом операции, боялся Э. Манштейн.

Но на ранней стадии боевых действий он обнаружил ошибку командования Кавказского фронта в замедленном темпе удара и, перехватив инициативу, по частям отражал возникавшие угрозы.

Рассказ танкиста Ивана Маслова: «Мы довольно быстро прошли с боями до района Первомайска и Семи колодзей. Дошли до Владиславовки, это в 15 километрах от Феодосии. Был тяжелый ночной бой. Вышли на рассвете из боя, нам привезли завтрак, ребята «закусили» крымским вином, которое нам выдавали вместо «наркомовской» водки.

«Алые паруса» капитана Грея и Ассоль на Старокрымской улице как в феерии Александра Грина. Писатель похоронен в Старом Крыму

Тут появляется наш «полководец», товарищ Лебеденко, и снова нас гонит в бой. Решил наш полковник отличиться, проявил инициативу (не мог ослушаться приказа полковник Лебеденко! — В.Г.). А мы-то — все пьяные. Его попросили отложить атаку на час, но куда там! Пошли в атаку. А я даже прицел не могу точно поставить, координация нарушилась, ориентируюсь с трудом. И сказал себе в эту минуту, если сегодня выйду живым из боя, никогда больше не буду пить перед атакой. 50 % танков (половина танкового полка, который должен в составе мотомехгруппы продолжить наступление на Перекоп — В.Г.) мы потеряли в этой атаке. Очень хорошие ребята погибли в этот страшный день».

П. Карель в своей известной книге «Гитлер идет на Восток» описал этот бой так: «Когда русские бросили вперед танки, три уцелевших самоходных орудия из «Львиной бригады» спасли положение. Капитан Пайтц перебросил их на фронт от Бахчисарая, где они обеспечивали прикрытие от действий партизан. Лейтенант Дамманн, командир батареи, сумел подобраться к вражеским танкам по холмистой местности к юго-западу от Владиславовки на расстояние 600 метров и только тогда открыл огонь.

Завязалась ожесточенная дуэль. Шестнадцать советских T-26 остались на поле битвы сгоревшими или потерявшими ход. Острие танкового наступления советской 44-й армии было сломлено. Опасность русского броска в глубокий тыл действовавшим под Севастополем частям удалось предотвратить. Противник был остановлен».

Улица Айвазовского в Ясенево. Покровский храм в византийским стиле и Христос Пантократор благословляющий молящихся (мозаика, 45 кв.м.)

Историей о той случайности, когда бутылка крымского вина не позволила изменить ситуацию на советско-германском фронте и ход Второй мировой войны в начале 1942 года, Стефан Цвейг мог достойно пополнить «Звездные часы человечества». Под Феодосией свой звездный час танкисты упустили.

Командующий фронтом генерал Д.Т. Козлов еще не знал, что произошло 1 января 1942 года в заснеженном поле под Владиславовкой и не мог предвидеть всего последовавшего. Не знал он и того, что карта с его планом попала в руки противника и дальнейшие события пойдут уже по плану Э. Манштейна.

Все это правда — но только отчасти. Действительные причины неудачи наступления в Крыму были значительно глубже. Не имели тогда советские командиры и их войска опыта ведения боевых действий такого масштаба и уступали в искусстве управлении сражениями и боями лучшему командующему армией вермахта. Не было у них той уверенности и боевого духа победителей, который появится после Сталинграда.

Сорвавшееся наступление фронта привело, в конце концов, к гибели многих тысяч солдат, матросов, командиров на Керченском полуострове и в конечном счете падению Севастополя в июле 1942 года. В 1944 году командующий 4-м Украинским фронтом Ф.И. Толбухин в ходе блестящего удара по освобождению Крыма и Севастополя ошибок не допустит, и вскоре бывший штабс-капитан царской армии станет маршалом Советского Союза.

Не нашлось места городу Феодосии в 1965-м, но в год 70-летия Победы Указом президента В. Путина Москва признала Феодосию Городом воинской славы — за мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные защитниками города в борьбе за свободу и независимость Отечества. И теперь в Александровском саду в ряду Городов воинской славы золотом сияет имя «Феодосия».

Улица Адмирала Лазарева

На улице Грина в сторону Симферопольского шоссе находится ВИЛАР (Всероссийский научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений) — его Ботанический сад располагается от д.7. Он был создан в 1931 году, а на следующий год его переводили в Симферополь. Там осталась Крымская зональная опытная станция (филиал), много лет занимавшаяся защитой растений.

Улица ВИЛАР в Симферополе существует и поныне. Благодаря виларовцам, ответившим крымчанам на «свою» улицу, в 80-х и 90-х годах появились в Северном Бутове четыре крымских. При новой застройке поселка ВИЛАР уступил название своей улицы Институтская (в Москве были и другие Институтские улицы) в пользу писателя-романтика Александра Грина (Гриневского).

Как известно, А.С. Грин из «города нежных акварельных тонов» — Феодосии переселился в Старый Крым, где прошли его последние годы. Из Старого Крыма по Коктебельской горной лесной тропе, называемой теперь «тропой Грина», Александр Степанович спускался к морю — к дому своего друга поэта, художника и искусствоведа Максимилиана Волошина. Они ушли из жизни почти в один месяц в 1932 году.

Улица Адмирала Корнилова (4,6 км, 2003) — героя обороны Севастополя, к сожалению, пролегла через Хованское кладбище и рынок

«Бегущая по волнам» на могиле писателя и дерево, увитое лентами, на местном кладбище, мимо которого по керченской трассе не проедет ни один культурный человек, всегда в цветах. Неподалеку похоронены старокрымские москвичи — поэтесса Юлия Друнина и кинорежиссер Алексей Каплер.

Могила Грина. Ветки алычи
И тонкая ограда, а за нею
Та девушка, бегущая в ночи,
И слез своих унять я не сумею.
То очищенье сердца и ума,
Когда без слов понятно завещанье
Великого поэта. Кутерьма
Обыденности меркнет. В этом тайна,
Что нас соединяет с красотой,
С возвышенным и чистым. Слава Грину!
Он рядом с нами, грешный и святой.
Он не умел любить наполовину…
Я вслед гляжу Бегущей по волнам…

Галина Яковлева

Президент В. В. Путин в Усыпальнице адмиралов во Владимирском соборе Севастополя.
Герой Советского Союза Адмирал Ф.С. Октябрьский похоронен на кладбище Коммунаров

15-20 минут ходьбы от улицы Грина по живописной парковой тропе Бутовского лесопарка (московская «тропа Грина»!) — и вдруг над лесом, как алый парусник «Секрет» капитана Грэя, неожиданно возникают сияющие ярким многоцветьем красок огромные дома на новой Старокрымской улице.

Про Радиочастотный центр ЦФО на Старокрымской улице можно сказать, что он такой же, как и в Симферополе на ул. Московской.

Севастопольский проспект продолжается улицей Айвазовского. По замыслу или случайно выстроен на ней Покровский храм в византийском стиле, который невидимой нитью соединил его с Херсонесом — местом крещения князя Владимира. В полусфере над алтарем расположено огромное мозаичное панно с изображением Христоса Пантократора, осеняющего молящихся людей перстами, сложенными в имя IC ХС. Оно перекликается с древними мозаиками Святой Софии в Константинополе и интерьерами Владимирского собора на Херсонесе, о котором Максим Горький писал: «Верхняя церковь поражает своей пестротой. Всюду древневизантийский орнамент, всюду краски, громадные картины, блестящие ризы, золото и холодное сияние мрамора. Иконостас весь из мрамора, его резали в Италии, и он стоит около двух десятков тысяч».

На аллее городов-героев у Кремлевской стены в день Победы и освобождения Севастополя

Серия константинопольских работ И.К. Айвазовского говорит не только о его восхищении босфорскими пейзажами, но и глубоком интересе к истокам православия.

В творчестве Ивана Константиновича библейская тема занимает видное место: «Сотворение мира. Хаос», «Всемирный потоп», «Сошествие Ноя с горы Арарат» и многие другие. По чертежам Айвазовского в Крыму было построено несколько храмов и часовен. Расписывал он после пожара и древний феодосийский храм Святого Саркиса, в котором его крестили и у стен которого он был похоронен в 1900 году.

В Феодосийской галерее выставлена его картина «Посещение Екатериной Феодосии». Город еще назывался Кефа, Кефе (Кучук-Стамбул, Крым-Стамбул), как его именовали османы. Греческое имя Феодосия («данная Богом») было возвращено ему в 1802 году.

На пересечении Севастопольского и Нахимовского проспектов стоит памятный знак, посвященный героизму и доблести моряков-черноморцев. Основание Черноморского флота и Севастополя 1783-1785

Для Византийской и Оттоманской империй территория Крыма служила форпостом на российском направлении. И само появление императрицы у древнего греческого поселения, 340 лет принадлежавшее управляемому из Стамбула Крымскому ханству, говорило о ее устремлениях к Константинополю с целью освобождения исторического центра христианства от мусульманского владычества.

Во время Кавказской войны И. К. Айвазовский, приглашённый в экспедицию вице-адмиралом М. П. Лазаревым, с пистолетом и мольбертом принимал участие в высадке десанта у Субаши (ныне в районе Сочи) и впоследствии написал картину с этим эпизодом. На линейном корабле «Силистрия» он познакомился и подружился с его капитаном П. С. Нахимовым, с капитаном крупнейшего парусника «Двенадцать апостолов» В.А. Корниловым, который командовал тогда гребными судами высадки, ставшими впоследствии прославленными русскими флотоводцами.

 В 1854 году на Малаховом кургане в осажденном Севастополе ему довелось пробыть только два дня, но созданные им картины «Адмирал Нахимов на бастионе Малахова кургана, где был поражен неприятельской пулей», «Гибель английского флота у Балаклавы» и другие ярко запечатлели события Крымской войны.

Поклонная гора. «Черноморский флот.
Командующий адмирал Ф.С. Октябрьский»

Днем основания Черноморского флота считается 13 мая 1783 года, когда в Ахтиарскую бухту прибыли из Керчи на постоянное базирование 11 кораблей эскадры под флагом Ф.А. Клокачева. В связи с этим, а также подвигом моряков под командованием капитан-лейтенанта А.И. Казарского 14 мая 1829 года, на пересечении Севастопольского и Нахимовского проспектов в Москве установлен памятный знак. И.К. Айвазовский откликнулся на тот подвиг черноморцев сюжетом картины «Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими кораблями».

Адмиральские улицы

Имена четверых черноморских адмиралов, которые дали названия Нахимовскому проспекту, бульвару Адмирала Ушакова, улицам Адмирала Лазарева и Адмирала Корнилова, давно и прочно осели в сознании народа.

Адмирал Ф.Ф. Ушаков был командующим Севастопольской эскадрой и портом. Он один из основателей Черноморского флота. С 1783 года строил Севастопольскую базу для флота, руководил обучением новых экипажей на кораблях. Под его управлением русская эскадра 8 июля 1790 года разбила турецкую у Керченского пролива и остановила вторжение в Крым. Через полтора месяца в сражение у мыса Тендра Черноморский флот одержал над ними еще одну победу, лишив турецкий флот господства в Черном море.

В Севастополе эскадре Фёдора Ушакова была устроена торжественная встреча. На счету не знавшего поражений адмирала есть много славных побед в Черном и Средиземном морях. Как А.В. Суворов на суше, Ф.Ф. Ушаков не проиграл ни одного из 43 морских сражений, не потерял ни одного корабля.

Во время Крымской войны вице-адмирал П.С. Нахимов, командуя эскадрой Черноморского флота, 18 ноября1853 года заблокировал главные силы турецкого флота и разгромил их в Синопском сражении — последнем сражении парусных флотов. После затопления флота в Севастополе защищал южную часть города. Бюст молодого Павла Нахимова установлен в Москве на Севастопольском проспекте.

Победы Черноморского флота под командованием Ф.Ф. Ушакова над турецкой эскадрой у мыса Тендра, при овладении крепостью Корфу и под командованием П.С. Нахимова у мыса Синоп отмечаются в России как Дни воинской славы России 11 сентября и 1 декабря.

Севастопольская площадь. Вправо уходит Большая Юшуньская

Знаменитый кругосветный путешественник, главный командир Черноморского флота и портов Чёрного моря, военный губернатор Севастополя и Николаева адмирал М.П. Лазарев прослужил на Черноморском флоте 18 лет. Он выступал за строительство паровых кораблей с железным корпусом, ввёл максимально приближенную к боевой обстановке новую систему обучения моряков. Его выдающейся заслугой является подготовке моряков «лазаревской школы», прославивших русский флот и Россию в годы Крымской войны.

Преемник адмирала М.П. Лазарева на посту командующего флотом Владимир Алексеевич Корнилов в годы Крымской войны стал организатором обороны Севастополя. Его предсмертные слова «Отстаивайте же Севастополь» навечно остались приказом и завещанием войскам, жителям города и всем русским людям.

Адмиралы Корнилов, Нахимов и Истомин погибли на Малаховом кургане в 1854-1855 годах и были похоронены рядом со своим наставником — адмиралом Лазаревым в соборе Святого Владимира на Центральном городском холме. Собор, воздвигавшийся в честь крещения князя Владимира, стал усыпальницей адмиралов. 9 мая 2014 года президент России Владимир Путин побывал этом соборе и возложил цветы к склепу героев.

Ялтинская и Артековская улицы и площадь Академика Вишневского с прудом (верховой пруд левого притока реки Чертановки)

Имя командующего Черноморским флотом адмирала Ф.С.Октябрьского можно увидеть на Поклонной горе. В 1917 году в этой славной когорте мог оказаться адмирал А.В. Колчак. Он перекрыл Босфор тремя рядами минных заграждений, и тем самым обеспечил безопасное плавание судов на Черном море. Но готовившийся под его командованием десант для овладения Босфором и Константинополем в марте не состоялся из-за случившейся Февральской революции.

Город-герой Севастополь

Севастопольский проспект. Выдающийся писатель С. Сергеев-Ценский восторженно откликнулся на освобождение Севастополя 10 мая 1944 года: «Вопрос Корнилова «Что такое Крым без Севастополя?» — был вопросом моряка, понимавшего значение этого города как стоянки Черноморского флота. Но мы теперь можем несколько иначе и гораздо шире поставить корниловский вопрос: «Неужели не для всех ясно, что без Севастополя в истории русского героизма не хватало бы многих золотых страниц?»

В приказе верховного главнокомандующего № 20 от 1 мая 1945 года четыре города были названы городами-героями, в том числе и Севастополь. Золотую Звезду и орден Ленина ему вручили в том самом 1965 году, когда присваивали московским улицам крымские имена.

Балаклавский проспект. В 1965-м Балаклава больше ассоциировалась с Александром Ивановичем Куприным и его «греками, отдаленных потомков кровожадных гомеровских листригонов» и Балаклавским сражением 1773 года, в котором русский парусный флот на Чёрном море одержал первую победу в русско-турецкой войне, а также участием в обороне Севастополя 1941-1942 годов, но все они работали на одну идею.

На спуске к морю с Ангарского перевала — Кутузовский фонтан

В 1924 году Балаклава стала родиной ЭПРОНа (Экспедиция подводных работ особого назначения), были открыты первые в стране водолазные курсы. Смелая идея выдающегося скульптора Веры Мухиной установить у Балаклавской бухты 40-метровую фигуру водолаза, выполняющего функцию маяка, продолжения не нашла. ЭПРОН преобразован в Аварийно-спасательную службу ВМФ.

Мало кто знал о существовании секретного завода внутри скалы, построенного в 1953-1963 годах и в котором могли разместиться и обслуживаться до 7 подводных лодок, а также объекта для хранения ядерного оружия. В 1994 году подводных лодок в Балаклаве не стало, и оборудование завода хищнически растащили. Для обороны нового регионального государства такие предприятия оказались лишними. Мощности атомных, космических, авиационных, судостроительных, рыболовецких, авиационных и других предприятий, созданные для сверхдержавы, оказались для нового государства избыточными даже на долгосрочную перспективу и исчезали вместе с рабочей силой.

Между селом Перевальным (быв. Ангара) и Ангарским перевалом Партизанская шапка — место перехода партизан через шоссе

 В 1957 году закрытая Балаклава вошла в состав Севастополя. Таким образом, Севастополь вместе с адмиральскими улицами и тремя станциями метропредставлен в Москве 13-ю объектами памяти, не считая памятников изобразительного искусства.

Большая Ялта

Ялтинская и Артековская улицы в Нагорном районе разделены прудом и площадью имени Академика Вишневского, никак на местности не обозначенной.

Между ними, как в ущелье между огромными домами, стоит кинотеатр «Ангара» (реконструируется). В обрамлении Ялтинской, Артековской улиц, Черноморского и Чонгарского бульваров, родившихся в год 20-летия Победы, напоминание о байкальской Ангаре выглядит ошибочным. Название «Ангара» («ущелье» с татарского) дано в честь крымской реки Ангара, притоку Салгира, бегущей с Ангарского перевала по Ангарскому ущелью (от вершины Ангар-Бурун), что по пути в Артек и Ялту.

В землемерной партии на геодезических работах в с. Ангара(н. Перевальное). 1919 год. Игорь Курчатов справа третий

По одну сторону перевала — «Партизанская шапка» напоминает о лесных партизанских тропах и боях в годы Великой Отечественной войны. По другую — Кутузовский фонтан на месте ранения в 1774 году 26-летнего подполковника М.И. Кутузова, остановившего со своим отрядом турецкий десант. В селе Ангара (н. Перевальное) в 1919 году Игорь Курчатов, в котором еще никто не видел великого физика, трудился в землемерной партии на геодезических работах. Потому строящийся культурно-развлекательный центр должен иметь крымский акцент.

Ялтинская улица в 1965 году особенно связывалась с событием мирового значения — Ялтинской конференцией И.В. Сталина, У. Черчилля и Ф. Рузвельта в Ливадийском дворце, которая состоялась за 3 месяца до окончания войны. Своим исключительным правом в Совете Безопасности ООН Россия пользуется до сего дня. Дальновидны были наши политики, и потому не любят на Западе вспоминать эту конференцию.

Пятилетний ялтинский период жизни А.П. Чехова можно считать крымским вкладом в мировую литературу: «Дама с собачкой», «Три сестры» и последнее его произведение —«Вишневый сад». «Севастопольские рассказы» Льва Толстого и «Хаджи-Мурат» рождены его участием в обороне Севастополя и пребыванием в Гаспре. Над последним произведением«Жизнь Клима Самгина»с 1933 по 1936 годы работал на своей даче в «Тессели» А.М. Горький.

Вряд ли согласились бы Л.Н. Толстой, А.П. Чехов и А.М. Горький да и М.А. Волошин с выражением московской радикальной дамы, что Крым — это кусок камней с домиками Чехова и Волошина. Для Максима Горького, побывавшего в 1897 году в Севастополе, груды камней Херсонеса Таврического — это скорбь и печаль об утраченной культуре. Среди них он увидел камни «древнего корсунского храма святого Василия, в нём даже обозначено мраморной оградой то место, где стояла купель князя Владимира. На одной из стен большая картина изображает обряд крещения князя».

Джанкойская улица — не памятник последнему бою Гражданской войны

Артековская улица. Важнейшее государственное решениеподписанный В. И.Лениным 21 декабря 1920 г. декрет «Об использовании Крыма для лечения трудящихся» положил начало превращению его во всесоюзную общедоступную здравницу, где количество отдыхающих достигало в 80-х годах 10 млн человек в год. Экспроприированные дворцы и дачи были отведены прежде всего для народного здравоохранения, в том числе борьбы с болезнью века туберкулезом. Ливадийский и Массандровский дворцы императора Николая II и многие другие стали противотуберкулезными.

Первый пионерский лагерь «Артек» (1925) на территории бывших имений Первушиной и Соловьевой в урочище Артек и на мысе Суук-су был предметом советской гордости, ибо ничего подобного для массового оздоровления детей в мире не существовало. Отдохнуло в нем 1,5 млн пионеров и школьников почти всех национальностей и народностей, а также детей из многих зарубежных стран.

Вечный конфликт между законным правом владения «райской» землей и понятием божественной справедливости, которой живут народные массы, был разрешен.

Доартековский Суук-су (артековский пионерлагерь «Лазурный») у горы Аю-даг не оторвешь от жизни людей русской и мировой культуры В.И. Сурикова, К. А. Коровина, А.М. Горького, Анри Барбюса, советских и международных политиков-коммунистов Н.К. Крупской, В.М. Молотова, Г. Димитрова, Э. Тельмана, которых когда-то знал каждый школьник, и даже самого Николая II.

О тайной любви А.С. Пушкина и Марии Раевской-Волконской на гурзуфской даче Ришелье хорошо известно. Подвижническая судьба княгини Волконской была сродни судьбе боярыни Морозовой. Великая самоотверженная женщина, не питая большой любви к мужу-декабристу, разделила его судьбу из чувства женского долга и отправилась следом за ним на Нерчинскую каторгу.

 Другие времена, другая, уже советская, элита. На гурзуфской даче Н.И. Бухарина началась в 1930 году еще одна историческая драма. Зародившаяся здесь любовь 16-летней комсомолки Анны Лариной и одного из руководителей партии 42-летнего Николая Бухарина провела ее по пути Марии Раевской.

Приемная дочь Михаила Александровича Лурье (партийный псевдоним Ларин из пушкинского «Евгения Онегина» он взял в ссылке) Анна после ареста мужа в кремлевской квартире прошла, как и Мария, через разлучение с годовалым сыном, тюрьмы и лагеря Сибири и высочайшее прощение спустя 19 лет. От мужа не отреклась. Все та же стойкость и терпение…

Крымчанам фамилия ее отца — основателя Симферопольского комитета и Крымского союза РСДРП, известна как автора проекта создания в Крыму Еврейской ССР. Центр национального района Лариндорф (н. Первомайское) на довоенной карте просуществовал всего несколько лет. Последними словами в жизни большевика стали: «Прах мой развейте с самолета… Мы победим». В 1932 году симферополец с почестями захоронен прямо за мавзолеем Ленина и таким образом в Кремлевской стене находится прах двух выпускников Симферопольской мужской гимназии М.А. Ларина и И.В. Курчатова.

Столица Крыма и другие

Джанкой, Белогорск и Симферополь отметились в Москве шестью улицами и проездом.

Джанкойские улица и проезд(1985) у станции Бутово — обветшавшие так, что не на каждую карту попадают и пока еще не предмет гордости москвичей.

А между тем, остается как-то незамеченным важное для России историческое событие: 12 ноября 1920 года в Джанкое (2-я кавдивизия М.М.Экона и отдельная кавбригада) и Курман-Кельменчи, ныне п. Красногвардейское (главные силы 2-й Конной армии) к 18 часам завершили последний бой Гражданской братоубийственной войны (Дальневосточная республика — другая история).

По свидетельству командарма Ф.К. Миронова, «бой Второй конной в районе станции Курман-Кемельчи был последним боем советских войск в Крыму». 2-я Конная армия разгромила отступающие части «Белой гвардии» генерала Я.А. Слащева, известного современникам по булгаковскому образу в кинофильме «Бег», и 13 ноября вошла в Симферополь.

Войска 1-й Конной и 6-й армий вошли в Севастополь 15 ноября— на следующий день после ухода Врангеля, позволив им 14-17 ноября беспрепятственно и организованно покинуть порты Севастополя, Керчи, Феодосии, Евпатории, Ялты. Кто и почему принял решение не выполнять указание Ленина, пытаются понять историки: «Только что узнал о Вашем предложении Врангелю сдаться. Удивлен уступчивостью условий. Если враг примет их, надо приложить все силы к реальному захвату флота, т. е. невыходу из Крыма ни одного судна. Если не примет, нельзя ни в коем случае повторять и расправляться беспощадно».

Телеграмма М.В. Фрунзе В.И. Ленину из Джанкоя 16 ноября: «Сегодня нашей конницей занята Керчь. Южный фронт ликвидирован» фактически сообщила о завершении войны на Юге России. Значение этого события переоценить трудно, но памятниками в путанное для истории время оно не отмечено.

Одноэтажные 1-я и 2-я Белогорские улицы Южного Бутова, находящиеся южнее улицы А. Грина, не привлекают внимания знатоков истории. Они названы в честь одного из древних крымских городов Белогорска, до 1945 года называвшимся Карасубазаром, и несут историческую память о знаменательных для России карасубазарских событиях.

1 ноября (по ст. стилю) 1772 года князь Василий Долгоруков, генерал-поручик Евдоким Щербинин и крымский хан Сахиб II Герай подписали договор между Российской империей и Крымским ханством, по которому Крым объявлялся независимым от Турции ханством под протекторатом России, а порты Керчь, Кинбурн и Еникале переходили в собственность России и, таким образом, открыли ей выход в Черное море.

А в июне 1783 года в Карасубазаре на вершине 100-метровой обрывистой скалы Ак-Кая (Белая скала — старшее поколение помнит ее по фильму «Всадник без головы») князь Г.А. Потемкин принял присягу на верность России от крымской знати и представителей всех слоев крымского населения, и Крымское ханство перестало существовать. Присоединение было осуществлено так, что национальные и религиозные чувства крымских татар не затрагивались, вся крымскотатарская знать вошла в состав «Таврического областного правления», мурзы и беи получили все права и льготы российского дворянства, были награждены военными и гражданскими чинами и щедротами государыни. И потому российское подданство приняли спокойно…

Одного имени карасубазарского школьника Кирилла Щелкина, ставшего соратником И.В.Курчатова, достаточно для исторической значимости райцентра. «И провожали первую атомную бомбу, закрывали-то, получил под расписку ее Щелкин, трижды Герой, Кирилл Иванович, потрясающий совершенно человек, мы с ним немножко говорили по этому поводу, когда он был жив, а уходили-то последние из башни, закрывая на ключ, оставленную там бомбу включенной, Завенягин и Щелкин. Там был еще один, Матвеев, а так – последний Щелкин, своими руками ставил». Из рассказа В.Губарева.

Симферопольский бульвар — не совсем бульвар, так как посредине идет трамвай в центр города, а не гуляют по аллее люди. Как и положено крымской столице, без которой в Крыму ничего не решается, бульвар занял бывшую Центральную улицу рабочего посёлка завода им. Сталина и объединил Южный и Юго-Западный округа Москвы.

О диком произволе и анархии первых лет революции в Крыму, вседозволенности властей, разбое красных, белых, зеленых, махновцев и местных обывателей, потерявших разум в ненависти и беззаконии, рассказал живший тогда в Коктебеле и Феодосии В. Вересаев. Революция шла в жестокой борьбе, через разрушение большевиками всего и вся. Жить по-старому было нельзя, а к созиданию и управлению хозяйством они не были готовы. Высокие цели и мечты о справедливости и братстве столкнулись с человеческой природой.

Никто ярче Ивана Сергеевича Шмелева, пережившего смерть сына-офицера, не описал время первых лет революции и красного террора Г. Пятакова, Бела Куна и Р. Землячки в Крыму («Солнце мертвых»). Позднее Ф.Э. Дзержинский назвал это очень крупной ошибкой: «Крым был основным гнездом белогвардейщины. И чтобы разорить это гнездо, мы послали туда товарищей с совершенно исключительными полномочиями. Но мы никак не могли думать, что они так используют эти полномочия».

Вину он возлагал, по словам В. Вересаева, на Бела Куна. Жестокое и путанное было время, когда красный террор сменялся белым и наоборот.

О белых «чекистах» 1920 года рассказал близкий к Врангелю журналист Г. Раковский: «Я не отрицаю того, что она на три четверти состояла из преступного элемента» — такой отзыв о крымской контрразведке дал в беседе со мной Врангель… Если читать только приказы Врангеля, то можно действительно подумать, будто правосудие и правда царили в крымских судах. Но это было только на бумаге… Главную роль в Крыму… играли военно-полевые суды… Людей расстреливали и расстреливали… Еще больше их расстреливали без суда. Генерал Кутепов прямо говорил, что «нечего заводить судебную канитель, расстрелять и… все».

Его превосходительство отличался от комиссаров только благородными манерами.

В 1918-начале 20-х годов в Симферополе собрались бежавшие от голода и революционной стихии многие известные ученые столичных городов, Киева и Одессы, будущие академики, лауреаты и Герои Социалистического труда, создавшие славу советской науке: физики А.Ф. Иоффе, И.Е. Тамм, Я.И. Френкель, металлург и химик А.А. Байков, геолог и географ В.А. Обручев, математики В.И. Смирнов и М.Л. Франк (отец И.М. и Г.М. Франков), математик и физик Н.М. Крылов, зоолог и энтомолог Е.Н. Павловский, географ Д.И. Щербаков, историк М.М. Богословский, биохимики будущий президент АН Украинской ССР (1946—1962) А.В. Палладин и В.И. Палладин и многие другие.

Среди преподавателей и студентов оказались и будущие соратники И.В. Курчатова по советскому атомному проекту, в том числе студенты Кирилл Синельников, Николай Правдюк, Борис Курчатов, Глеб и Нобелевский лауреат Илья Франк и и др. Вот тогда и пришел звездный час Крымского университета — двенадцатого университета России.

Ректором 13 октября 1920 года был избран один из представителей русского космизма, основатель биогеохимии и один из создателей учения о ноосфере академик В.И. Вернадский. У Игоря Курчатова ректором и преподавателем уже был А.А. Байков. Будучи вице-президентом АН, он 75 лет назад, 12 апреля 1943 года, в Москве подписал приказ по Академии наук СССР о создании Лаборатории №2 — Курчатовского института.

Преподаватели дали И.Курчатову не столько сумму знаний, сколько заложили основы той культуры, о которой, уже будучи маститым ученым, он скажет: «Почему не появляются у нас писатели масштаба Льва Толстого или художники и ученые, равные Серову или Павлову? Почему не приходит поколение новых гениальных людей? … По-моему, нашим молодым ученым не хватает культуры, большой настоящей культуры, той самой культуры и широты взглядов, которые только и позволяют человеку рассуждать смело и непредвзято. Ведь ученый — это прежде всего мыслитель».

 Здесь, а потом в университете он приобрел черты характера равного отношения к людям независимо от их положения, национальности и возраста. Достигнув научного и общественного признания, он останется самим собой. Его ответственность и вдохновляющая всех уверенность в успехе рождались здесь. И когда судьба поднимет Курчатова на вершину, где от его знаний, действий и решений будут зависеть война и мир, жизни миллионов людей, это проявится в полной мере.

В Суук-су Константин Коровин рисовал Ф.И. Шаляпина, а на своей даче в Гурзуфе написал замечательную серию гурзуфских и ялтинских видов. Пристань в Гурзуфе. 1912. Выставка в здании Третьяковской галереи и ЦДХ на Крымской набережной

В Симферополе он испытал чувство первой любви, встретил свою спутницу жизни Марину Синельникову. В Симферополе и Феодосии Игорем Курчатовым написаны первые научные работы. Личную дачу в Мисхоре Совет министров СССР выделил ему в 1950 году после успешного испытания первой атомной бомбы. Крым останется его любовью до конца жизни.

Крымский университет дал стране двух первых трижды Героев Социалистического труда: научного руководителя атомного проекта академика И.В. Курчатова и его соратника К.И. Щелкина (конечно, вместе с Ю.Б. Харитоном). В Крыму в его честь назван город Щелкино, построенный для персонала Крымской АЭС. В 2013 году его едва не переименовали в Казантип.

В 2018 году отмечается 115 лет со дня рождения И.В. Курчатова, 100-летие Крымского университета и 75-летие Курчатовского института.

Но самое главное за последние 300 лет историческое событие, равное по своим последствиям Манифесту Екатерины II, состоялось в Симферополе 17 марта 2014 года, после референдума, когда Верховный Совет Автономной Республики Крым провозгласил Крым независимым суверенным государством — Республикой Крым и обратился к Российской Федерации с предложением о принятии ее в состав России.

Таким образом проявились многовековые глубокие культурно-исторические и духовные связи Москвы и Крыма, разорвать которые невозможно. Поэтому так искренне встретил народ присоединение Крыма как акт национальной солидарности и восстановления нарушенной справедливости.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

25 января Никитский сад объявляет свободный вход для всех студентов Крыма

Народные дипломаты

.

Школа активного долголетия набирает обороты