Крымское Эхо
Поле дискуссии

Крымская весна: война мемов

Крымская весна: война мемов

Мы, к сожалению, крайне недооцениваем ситуацию на идеологическом фронте. Идеология есть система ценностей. Вопрос не только в контенте, но и в тех технологиях, которые сегодня существуют и реализуют ту или иную идеологию. Но в нашей действительности, я имею в виду российской, эти технологии либо слабо применяются, либо вовсе не применяются.

 Вот я вам приведу пример: мы сидим в этом зале и, заметьте, что все заявленные докладчики, включая и меня в том числе, приходят, уходят и к концу встречи участников становится все меньше. Недавно один уважаемый человек попросил: а что если мы соберем в большом зале университета студентов и выступим с интересной и важной темой? На что я ему сказал, что студенты спустя 15 минут будут сидеть, уткнувшись в свои гаджеты.

Поэтому, друзья, не обижая никого на будущее, заявляю, что «метанаративы» не работают. К сожалению, здесь нет наших «старших товарищей» — я имею в виду администрацию, республиканскую власть, — чтобы довести до них, что такие технологии не работают. Более того, они вызывают обратный эффект.

Если вы хотите настроить молодежь и студентов против себя, соберите их один раз на полтора часа, потом еще раз на полтора часа. Без серьезного административного ресурса, когда заградительный отряд кураторов и деканов стоит за студентами и «расстрельно» предупреждают, что уход с мероприятия для них закончится печально, держать аудиторию невозможно. Такая технология не работает.

Я к чему это говорю: я обеспокоен тем, чтобы наши студенты могут «уйти от нас» — потому что наши оппоненты используют другие технологии, более тонкие, проникают в сознание и осуществляют инфекционную диверсию по отношению к студентам, к России в целом.

Почему я выбрал тему войны мемов: во-первых, это сегодня очень актуально, это сегодня активно используемая технология. Она очень эффективна. Приведу пример. Организация DARPA в последние годы выделяла финансирование на проекты в отмеченной сфере. Их тематика такова: эпидемиология идей (2006), военная меметика (2006–2009), социальные медиа в стратегических коммуникациях (2011), нарративные сети (2011).

Натовские эксперты предлагают включить мемо-войну против джихада или «кремлевских троллей», при этом есть уже соответствующие разработки. Причем, если они военного плана, то в отличие от идеологических и культурологических аспектов, эта технология должна работать в очень коротком промежутке времени и достаточно эффективно, чтобы выводить молодежь на улицы, создавать проблемы для действующей власти.

Самосознание не только у студентов, но у нас самих, людей старшего поколения, стало клиповым. Нам самим стало сложно слушать большие доклады, читать большие тексты, если они не сопровождаются видеоматериалом. Вспоминаю К. Вейерштрасса, это немецкий математик — на полях его лекций через какой-то промежуток было написано: «здесь анекдот». Психологи отлично понимают, что на двадцать минут сосредоточиться на одном и том же тексте, докладе очень сложно, необходимо сделать какую-то паузу или перейти на другой формат обсуждения.

Я всё это говорю к тому, что идеологическая составляющая не до конца прописана. Я часто слышу разговоры о том, что у государства не может быть одной идеологии, потому что у нас уже это было, мы это проходили, на эти грабли не нужно наступать снова и т. д. Тогда я задаю вопрос: скажите пожалуйста, какую политику осуществляет министерство здравоохранения, министерство спорта, министерство семьи и молодёжи (не знаю, как они сейчас точно называются) и др.? Министерство науки и образования разделилось на два министерства…

Борются две разные идеологии: в высшей школе — идеология либерализма, а в средней доминирует идеология патриотизма.

Приведу пример. Я участвовал в проекте, который назывался «Университет как место формирования гражданственности», причем это был проект Совета Европы — то есть они без проблем для себя ставят эти цели и пытаются создать единую европейскую идентичность со своей системой ценностей, а, следовательно, со своей идеологией. Другое дело, что они это так не называют, но по сути это то же самое.

Как-то меня спросили: Олег Аршавирович, скажем, «народный  артист Великобритании» или «заслуженный деятель искусств Миссисипщины» — это же ерунда, давайте мы откажемся от званий! Я говорю: ну у них же другая культура, у них есть другие номинации, через которые они эти заслуги определяют и выстраивают. Поэтому если не идет разговор напрямую об идеологии, то всё равно идеологическая составляющая присутствует.

Когда я упомянул министерства, я имел в виду, что по факту они реализуют некую политику. А эта политика невозможна без какого-то видения, то есть идеологии. Зачем мы строим перинатальные центры для министерства здравоохранения — мы хотим улучшить демографию в России. Значит, это ведется определенная политика на то, чтобы увеличить народонаселение и т.д. То есть на самом деле всё равно это идеологическая составляющая, она никуда не уходит.

Просто мы сегодня имеем раздрай в понимании нее. В стране реализуется сразу несколько различных программ и проектов. Мы видим, что они вступают в явное противоречие друг с другом, то есть здесь не все ладно.

Неладно и с ситуацией с использованием социально-гуманитарных технологий. То, что я отметил, студенты не хотят быть статистами в каких-то придуманных, неэффективно работающих технологиях. Нельзя Советский Союз 2.0 восстановить, даже если люди видят в нашем прошлом что-то интересное и важное, полезное. Но его можно перенести в настоящее только существенно модернизировав.

Вот, мы имеем самолёты МиГи и их глубокую модернизацию, где включены уже IT-технологии. Но все же нужно строить самолеты нового поколения. Мы должны понять очень важные вещь: IT-технологии нужны не только в IT-области — им должны соответствовать технологии и в гуманитарной сфере. Если мы не сумеем такие технологии создать, то мы однозначно проиграем.

Я вспоминаю статью французского философа Роже в «Литературной газете», где он писал, что Советский Союз проиграл Западу тогда, когда ему нечего было противопоставить ансамблю Beatles, кроме танковых колонн в Восточной Европе…

Я считаю, что в культурном плане у нас были свои достижения. Например, своя оригинальная молодежная игра КВН. Потом он стал распространяться в других странах. Нам надо научиться пользоваться уже созданными технологиями. Брать, адаптировать и делать настолько своими, чтобы мы не уступали оригиналам. Например, RТ почему боятся, потому что по их технологии сделанная вещь их эффективно обыгрывает. Я об этом.

Мы с нашими математиками из университета год назад создали группу под конкретный проект для конкурса Российского фонда фундаментальных исследований. Проект нас настолько заинтересовал, что мы продолжаем наше сотрудничество.

Это небольшая группа из 10 человек — студенты, политологи, философы, социологи. Даже первые наработки говорят о том, что перспективы открываются очень интересные, а математические модели могут быть применены к широкому классу социальных процессов. Например, процесс распространения мемов аналогичен процессу распространения инфекционных заболеваний. Можно создавать позитивные мемы и распространять их для получения определенного социально-политического эффекта.

Стихийно этот процесс идёт, но мне представляется что на Западе отмеченные технологии изучены значительно лучше и глубже, и он активно применяет их против нас.

Доклад Олега Габриеляна, декана философского факультета
Таврической академии КФУ им.В.Т.Вернадского,
доктора философских наук, профессора
на международной конференции «Крым в глобальной политике:
геополитические, экономические и социокультурные последствия
воссоединения с Россией» (к пятилетию Крымской весны)

6 марта 2019 г.
Симферополь

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Революция, о необходимости которой всё время…

Идеализм и революция

Игорь СЫЧЁВ

Жизнь после выбора

Иван ЕРМАКОВ