Крымское Эхо
Эхо недели

Крымская батарейка

Крымская батарейка

А, знаете что: давайте просто выпустим наружу эмоции! Пусть они побурлят. Не надо их заталкивать внутрь — весь этот год нашей новой жизни нам было не до них. Недоумение, тревога, страх, опасение, решимость, уверенность, надежда, ошеломление, радость, удвоенная тревога, ожидание, сопричастность, победа…

А потом — долгие месяцы напряжения. Очереди, ценники, регистрация, смена работы, вклады, общение с чиновниками всех мастей… Но вот давайте хотя бы на несколько дней отставим все негативные чувства за плечами, давайте просто поймем, осознаем, что закончилась для нас, крымчан, очень неприятная украинская история.

Нет, на самом деле украинская история еще не закончилась, она еще, испуская дух, долго еще будет нас будоражить — но давайте просто отдохнем от забот и порадуемся своей новой жизни. Через неделю это все снова начнется: очереди, ценники, работа… – ну, вы знаете. Нужно дать эмоциям выход. Как бразильский карнавал заряжает горячих жителей страны, «где много диких обезьян», так пусть и 16-18 марта зарядит нас на весь будущий год созидательной энергией. Поэтому брюзжать сегодня по поводу несделанного не будем — не то настроение.

…Весь этот год мы на ленте «Крымского Эха» пытались найти ответ на вопрос: а почему так всколыхнулась Россия, почему ей так важен был Крым? Журналисты и других изданий периодически задавали приезжим с материка гостям тот же по сути вопрос: после возвращения полуострова в Россию не обижаются ли на нас ее жители, ведь столько бед за этот год свалилось на россиян!

Во-первых, не обижаются, это абсолютно точно. Дмитрий Киселев, который побывал на днях в Симферополе, указал на одну любопытную цифру: авторитет Владимира Путина к сегодняшнему дню достиг 88 процентов. Эта цифра, говорит Киселев, напрямую связана с возвращением республики, потому что любой россиянин вам сходу скажет, что главный виновник этого события — президент России. Доверяют главе государства — значит, принимают его решение. Однозначно!

Во-вторых, хуже россияне стали бы жить при любых раскладах. А без Крымской весны — однозначно (опять!) хуже, чем с оной. Почему? Да потому что, в-третьих, и это сейчас стало окончательно понятно, что возвращение Крыма действительно стало для всей России той самой батарейкой, которая придала ей новые силы, новый импульс. Поставили смартфон на зарядку… Это как новорожденного принесли в дом (это сравнение тоже киселевское) — да, стало меньше денег у молодых родителей; да, ночами выспаться невозможно — но радость-то какая! И пусть неполон запас подгузников, пусть пеленальный столик древний и шатается, а бабушка вообще ругает за неправильное кормление — но ведь ты в своих руках держишь свое будущее!

Эта неделя была, как это сейчас все чаще случается, полна событий, каждое из которых способно перевернуть мир. Но о них чуть позже, а сейчас штришок, с которого началась эта неделя. 9 марта был выходной — а утром по дороге на работу специально обратила внимание на памятник Тарасу Шевченко в Симферополе, которого укронаци, жившие на крымской земле всего лишь год назад, превратили в своего идола. И именно поэтому памятник периодически заливали краской и разбрасывали приносимые к его подножию цветы. Такая себе форма протеста несогласных.

Так вот, нынче Тарас Грыгоровыч стоит себе чистенький, с цветами и лентами — он занял то самое место в российском Крыму, которое и положено ему по праву занимать. Уверена, что каждый год его по-прежнему будут «шанувать» — только, надеюсь, без чиновничьего ажиотажа и обязательных официальных венков. А любители шевченковских строк на полуострове непременно будут всегда. Это из вечного.

Следующее будет из сиюминутного: пока пишутся эти строки, истекают последние часы, отведенные Минским протоколом-2 для продолжения урегулирования ситуации на Востоке Украины. Киев должен убедительно показать, что он приступил к выполнению политической части договоренностей. Но что мы видим? Истерические просьбы о поставках оружия, продолжающуюся мобилизацию, насыщение войск импортными инструкторами, выдвижение Абрамсов на прибалтийских границах, наконец, истошный вопль американского генерала насчет «убить всех русских!».

Даже человек, далекий от политики, сходу скажет: нет, это желание не замириться — это желание воевать дальше с помощью чужих ресурсов, так как своих уже не осталось. И воевать поскорее, потому что еще месяц — и власть, засевшую в Киеве, сметет голодная чернь, оставшаяся без пенсий, зарплат и хлеба. Чтобы хоть как-то оттянуть это время, хунта легонько, чтобы не слишком бросалось в глаза, выщелкивает потенциальных лидеров, которые кое-что знают и к тому же способны повести за собой. Они обычно из разряда бывших — депутатов, губернаторов, крупных чиновников. Стреляются, бедолаги, а потом прячут пистолеты. Или пишут посмертные записки, не оставляющие никаких сомнений в том, что решение было принято самостоятельно и в секунду… Чечетов, Мельник, Пеклушенко — кто следующий?

Но это решения, если можно так сказать, местного уровня. А вот по убиенному Немцову явно отдавался приказ на самом нескажукакомверхуигде. И начало недели принесло невнятное сообщение об исполнителях убийства из числа чеченцев. Когда ТВ стало показывать Дадаева с его фразой насчет его особой любви к пророку Мухаммеду, честно сказать, лично я испугалась: неужели не видно следователям, что дело не в отмщении за любовь оппозиционного политика к «Шарли Эбдо»? К концу недели отлегло: ребята там во всем правильно разобрались: дело не в пророке и не исламе. Вопрос, как высоко расследование сможет добраться и переплывет ли оно океан.

Ведь понятно же: США, поставившие целью затолкать воспрянувшую было после Крымской весны Россию назад, в мрак, в униженное состояние, мечутся в бессилии — они всегда мечутся, когда события не укладываются в их разработанные и многажды опробованные схемы. Коллективный Путин (а, может, и совсем не коллективный) их явно переигрывает.

Ведь расчет был какой: ага, мы вас сейчас втянем в войну, потом обвиним в агрессии, поднимем весь мир против вас — и мы опять на белом коне, то есть на вершине пирамиды, где-то там, за облаками. Не получилось, хотя почти весь прошлый год и мытьем, и катаньем, и с даже помощью некоторых отдельных российских граждан втягивали в горячий конфликт. Не получилось. Да, больно, очень больно — потеряли тысячи наших соотечественников. Но сохранили миллионы.

«План Б» был экономическим: сколько там за пустые зеленые бумажки стали требовать? 40? Это цветочки. А сто не хотите? Не хотим. Остановились пока на 60, но зато стали повнимательнее приглядываться к тому, а что же там делает правительство. 60 — неприятно, но не смертельно: это, знаете, как тот дед в деревне — у него всегда мешок картошки в погребе найдется, с голоду не умрет. Так и Россия…

Сейчас Штаты перешли в «плану В» — убийство лидера. После Немцова народ не пошел свергать Путина, а подарил ему еще три процента доверия. Видимо, решение на его ликвидацию таки приняли — во всяком случае, это укладывается в логику развития событий. Хотя, впрочем, отсутствие лидера страны несколько дней на телеэкране вполне может означать, что человек, скажем, глубоко задумался над тем, что делать дальше. Но давайте обратим внимание на то, что молчание Владимира Владимировича наших врагов (хватит миндальничать про партнеров и коллег!) приводит куда в больший трепет, чем его действия…

Итак, что мы имеем на сегодняшний день. Россия проснулась и начала задавать вопросы — но не те, которые от нее ждал Запад. Россияне спрашивают, почему в стране такой разрыв в зарплатах (ладно, олигархи, частный бизнес — с ними понятно) у чиновника — государева человека и, скажем, учителя — тоже как бы на государство работающего. Не отсюда ль сокращение зарплаты президент и премьер-министра на 10 процентов, у депутатов от ЛДПР в Госдуме на 11, а у Аксенов и Константинова — аж на пятьдесят? Штришок, а на укрепление России несомненно работает!

Россия не поддалась на военные и политические провокации — теперь ей бы еще экономику подтянуть… Но это дело недалекого будущего. У нее же теперь есть батарейка…

Европа. Европа мечется. Наяву видно, как на ее территории буквально заколосилась нива несогласных с политикой «партии и правительства» — а совсем еще недавно там были робкие, тонкие и практически невидимые ростки понимания ситуации. А теперь уже Германии твердо сказала, что никакого оружия Украина от нее не получит. И это приговор. Глядишь, еще чуть-чуть, и про проект «от Лиссабона до Владивостока» вспомнят.

Украина. Здесь все и сложно и просто: «проект» уходит в прошлое. Нам будет очень жалко тех, кто, скажем, недавно уехал с полуострова, «не поняв Крымскую весну» — так раньше говорили про Октябрьскую революцию. Если уже в Киеве заметили, что их государство ведет войну, то события на Украине будут развиваться в ускоренном темпе. Вони будет много.

США… Решающая схватка все ближе. Первые буквы алфавита уже исчерпаны, но литеры еще остались. Это значит, нужно ждать пакостей и больших пакостей — на сколько хватит фантазии. До Крымской весны для России это было бы страшно — сейчас не более чем неприятно. Выживем. Выдюжим.

А сейчас просто позволим себе порадоваться, что сумели избежать страшной участи ЛДНР; что мы сейчас можем не прятаться от бомбежек, а недовольно ворчать, упрекая чиновников в неповоротливости: мы так долго ждали разумного подхода к нашим городам и селам, что нам кажется, что раз мы уже дома, то все изменится в один миг. Изменится обязательно — мы сами всё сделаем.

А пока — празднуем! С Крымской весной вас, земляки, россияне!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Поручил — значит, доверяет!

Борис ВАСИЛЬЕВ

Россия занимается собой

Сергей КЛЁНОВ

Приходи ко мне не одетая и не голая