Крымское Эхо
Знать и помнить

Крымчане на революцию не пойдут

Крымчане на революцию не пойдут

САМОСОЗНАНИЕ НЕ ПОЗВОЛИТ

Сегодня день особый, не отметить его нельзя: забудем — всё повторится, только, как в правиле, уже не в виде трагедии, а в виде фарса. Столетие Великой Октябрьской революции, Октябрьского переворота, или, как сегодня всё чаще называют те события, случившиеся в ночь на 25 октября 1917 года по старому стилю, Великой Русской революции, кто бы что ни говорил, а мир изменило всерьез.

Обратим внимание, что эту, безусловно великую, дату Россия отмечает без пафоса и барабанного боя. Коммунисты в Москве собрали своих сторонников со всего мира; по Красной площади промаршировало шествие — но не в честь революции, а в честь того знаменитого парада в грозном 1941 году, когда его участники прямиком отправлялись на фронт бить врага. Тоже памятное событие — но ведь и оно стало следствием той петроградской ночи…

Вячеслав Зарубин, Андрей Мальгин

Октябрьская революция неузнаваемо изменила мир — она его, если можно так сказать, модернизировала. Капиталисты-империалисты, если вспомнить ленинский язык, быстро сообразили, что есть предел эксплуатации рабочей силы, что об этой самой силе нужно заботиться, а не выколачивать из нее последние силы. Россия явила миру все ужасы гражданской войны, когда беспощадно брат уничтожал брата…

Впрочем, об этом можно много говорить. И об этом говорят: для нас, обывателей, по телевидению крутят сериалы, специально к этому дню испеченные. Вылез какой-то Парвус, которого нам хотят преподнести чуть ли не как главное действующее лицо тех событий. А вот еще, полюбуйтесь, Троцкий… Давайте сюда же поставим «Матильду» — совсем не революционный фильм, но состряпанный по той же модели: упростить, опустить, превратить в шлягер, в пустышку…

Кто решил, что именно ТАК надо напоминать историю Отечества «широким слоям населения»? Тем, кому сегодня меньше сорока, голову уже не забивали «Краткой историей ВКП(б)» — но вместе с водой выплеснули и ребенка: и теперь наши дети воспитываются на либеральных учебниках истории, где даже недавние крымские события показаны в клоунском свете, что уж там говорить о событиях столетней давности!

Народ, забывший свою историю, начинает учить чужую историю — мы, крымчане, это проходили. На это указывает гендиректор Центрального музея Тавриды Андрей Мальгин: он говорит, что жители полуострова по-особому, совсем иначе, чем граждане всей России, воспринимают революционные события в том числе и благодаря тому, что нам пришлось пожить в другом государстве — некогда части общей большой страны, вдруг ставшем чужим. Чужим, потому что забыли уроки истории.

Мальгин уверен, что «мы до конца не осмыслили», что произошло сто лет назад. Не смогли найти для революции свое место в истории — в отличие от коллективного Запада. Им там, на Западе, было куда легче — ведь не по их семьям и судьбам прошелся тот каток.

С киноэкрана нам вбросили тезис: автором цветных революций был как раз тот самый Парвус, и наша Великая Русская была первой цветной. Вячеслав Зарубин, известный историк, автор «Крымского календаря» на «Крымском Эхе», он же заместитель председателя Государственного комитета по охране культурного наследия Республики Крым, призывает эти фильмы не смотреть, поскольку они к истории не имеют никакого отношения. А главное отличие современной «революции» от той, столетней давности, в том, что накануне в 1917 года в стране шли серьезные, глубинные процессы. А цветные делают в основном СМИ по определенному заказу… И мы с вами хорошо знаем, по какому.

На пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» шел серьезный разговор об истории. Длился он без малого час — и мы все вместе: и историки, и журналисты — не затронули и одного процента тем, о которых нужно говорить в связи с этой датой. И это неслучайно: есть ощущение, что народ в целом еще не «переварил» как следует случившееся. Андрей Мальгин говорит, что такое в нашей истории уже случалось: страна очень долго не могла принять, что называется, вобрать в себя реформы Петра I — это случилось лишь после Октябрьской революции.

Что должно случиться, чтобы мы поняли, осознали и приняли революцию 1917 года?

А если говорить о Крыме, то он не был где-то на периферии. Один «философский пароход» чего стоит! Об этом очень хорошо знает Вячеслав Зарубин, дотошный исследователь истории гражданской войны в Крыму. Он говорит, что революция и та кровавая и страшная война — это одно целое. На сайте «Крымское Эхо» есть много материалов, посвященных зверствам тех лет на полуострове. Историки обращают внимание, что зверства эти были обоюдные…

А можно ли проложить какие-то туристические тропы, чтобы многочисленным туристам рассказывать о тех годах, спросили журналисты. Можно, отвечает директор музея — на территории полуострова осталось достаточно много памятных мест, правда, они больше относятся ко всяким дворцам знати… Но зато сохранилось очень много свидетельств очевидцев, рассказов — экскурсоводам вполне можно было бы в свои маршруты включить и это направление.

Зарубин навскидку подсказывает: одна история взаимоотношений Фанни Каплан, стрелявшей в Ленина, и его брата Дмитрия Ульянова, разворачивавшаяся в Евпатории, чего стоит! А кто знает, что в те годы в Крыму ходили собственные деньги? Мальгин подключается: тогда Крым был богат на какие-то образы — скажем, созданный Высоцким образ белого офицера… Да тут снимать и снимать кино!..

В одном и Мальгин, и Зарубин абсолютно сходятся: нам революций больше не надо! Ну а как вы, господа историки, чувствуете, есть ли у нас какие предпосылки того, что называется «революционной ситуацией», ну, помните: «низы не хотят, верхи не могут»?.. Андрей Мальгин практически афористичен: самосознание крымчан, сказал он, включает в себя три источника и три составные части — «история, природа и вино».

Лучше не скажешь. С таким набором разве ходят революцию делать?

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В Симферополе создают Книгу памяти

.

Крым хорошо знает, что такое Холокост

Мир после Ялтинской конференции: история и современность

Дмитрий СОКОЛОВ