Крымское Эхо
Главное Россия

Кровавый перформанс и что за ним стоит

Кровавый перформанс и что за ним стоит

КАКИЕ ВОПРОСЫ ВЫЗВАЛ РЕЙД УКРАИНСКИХ ДРГ В БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ

В четверг произошло событие, которое требует серьезного разбора. Хотя речь пойдет о прорыве двух украинских ДРГ в села Брянской области, но это лишь повод для анализа — причина его в другом.

В нынешних условиях такие инциденты у границы неизбежны; новости об обстрелах и беспилотниках в пограничных областях приходят регулярно, да и ДРГ заходят. Сотни километров границы перекрыть невозможно. Да и стоит ли на это тратить громадные ресурсы, ведь ситуация на границе может серьезно измениться вплоть до ее отмены.

В разборе нуждается ситуация с медийным освещением инцидента и то, чем на самом деле он был. Очень быстро его назвали терактом. С учетом двух погибших и раненого школьника – это безусловно теракт. Но если участники этой террористической группы лишь кое-что сделали, чтобы прославить себя, то отечественные медиа, особенно соцсетевые, сделали гораздо больше.

Сравнивать это проникновение ДРГ на расстояние 1-2 км от границы с рейдами Басаева или Хаттаба во время первой и второй чеченской войны – это очень сильно льстить украинским террористам.

Несравнимы ни масштаб событий, ни уровень их организации, ни последствия.

Украинские вояки и наемники организовали перформанс. Сразу скажем, он у них получился. Пришедшие с украинской стороны ничем не рисковали и ничего существенного в военном отношении добиться не могли. Их целью было фото- и видеосъемка, которую по явному недомыслию или корыстомыслию раскрутили некоторые российские медиаресурсы.

Для начала краткий географический экскурс. Первое село-жертва – Любечане, в нем живет человек двести. Село находится примерно в двухстах метрах от границы с Украиной. Эта граница идет вдоль дороги, от которой отходит главная улица села. Если идти в обход через лес, то расстояние будет примерно метров 800. Редколесьем можно пройти и напрямик, в этом случае до начала главной улицы села от границы меньше двухсот метров.

Для сравнения понятный симферопольцам факт: Гагаринский парк от улицы Киевской до набережной Салгира – это расстояние примерно в один километр.

Второе пострадавшее село – Сушаны с населением примерно в полторы сотни человек. Оно находится на расстоянии 1,3 км от границы, причем все это расстояние – по лесу. В целом это места лесостепные, никаких многокилометровых дремучих лесов там нет. Знаменитый Брянский лес находится далеко от этих мест на северо-восток.

Это означает, что леса там хоженые-перехоженные, со множеством троп, контрабанда там в прежние годы должна была процветать, а ходить по грибы и ягоды – это образ жизни местного населения. Глубокого снега сейчас нет, это видно как по метеокартам, так и на фото с места событий.

Чтобы дойти с осторожностью от границы до этих сел, подготовленной группе нужно 10-30 минут. Чтобы уйти – намного меньше.

Более широкий географический контекст в том, что между Сушанами и Любечанами по прямой 15 км и на этом пространстве у границы есть только одно село с населением в полсотни человек, но к нему подходов со стороны границы через леса нет, поэтому его и не выбрали в качестве перформанса – слишком рискованно.

Чуть в стороне между этими деревнями есть большое село, где живет больше тысячи человек – Новый Ропск. Там есть школа и явно должно быть хоть какое-то военное прикрытие. До жилых домой от границы 2,5 км, часть этого пути безлесна. Поэтому туда сунуться побоялись.

От Любечан до райцентра по прямой — полсотни километров, от Сушан еще дальше, до Брянска – 150 км, до соседних областных центров Белоруссии и Украины – Гомеля и Чернигова – ближе, чем до Брянска.

Перекрыть каждый лесок на границе в сотни километров пока нереально, со временем можно. Если заминировать территории вдоль границы, то это означает нарушить всю привычную жизнь, и без того нелегкую в этой глуши.

Итак, в целом рейд украинских ДРГ был для них практически безрисковым, а при удачном сложении обстоятельств мог оказаться и бескровным. Но при прохождении дороги у Любечан (напомню, она идет непосредственно вдоль границы) ДРГ наткнулась на проезжающий автомобиль, в котором местный житель вез нескольких детей к месту отправления школьного автобуса. Машина была обстреляна, водитель погиб, ребенок ранен.

Если бы не стрельба по автомобилю, где были дети (допустим, он уехал бы на несколько минут раньше), то все ограничилось бы видеосъемкой и получился бы перформанс в чистом виде. Но, к сожалению, вышло кровавое представление. Был убит еще один местный житель, но при каких обстоятельствах это произошло, не сообщалось.

Перешедшие границу явно не собирались становиться террористами-смертниками и даже всерьез воевать.

Они благополучно для себя ретировались, как только поняли, что скоро может стать жарко. Единственное что они сделали – разбросали мины.

Итак, все было рассчитано на чисто медийный эффект. Он получился, причем при активной помощи уже с нашей стороны. В течение часа, после того как о рейде ДРГ сообщил в своем телеграмм-канале губернатор Брянской области, ужасающие подробности множились в телеграмм-каналах в геометрической прогрессии. Число как украинских диверсантов, так и захваченных ими заложников росло как дрожжах.

Что это было? Просто ловля хайпа или что-то другое?

Я считаю, что к одному прославленному военкору, который сообщил о взятии в заложники более 100 человек и некоторые другие цифры, о которых он знать ничего не мог, должны быть вопросы. Свой пост он потом удалил. Тут два варианта: либо полезный идиот и любитель хайпа — либо исполнение заказа.

И к другим множителям ужаса-ужаса тоже должны быть вопросы, поскольку акцент делался на бессилии российского государства, его неспособности защитить своих граждан и что-вот нас ждет целая пирамида жертв.

В результате больше вопросов возникает не к пограничникам: их возможности и ресурсы по описанным выше причинам ограничены. Куда больше вопросов к тому, что было в информпространстве в период между 11.30 и 13.30 мск, когда сильно старались превратить небольшой перформанс в событие вселенского масштаба.

Что мы имеем в итоге? Из-за атаки боевиков президент России Владимир Путин не поехал в Пятигорск на открытие Года педагога и общение с участниками программы «Школа наставника». А ведь это мероприятие очень символично: оно демонстрирует, что руководство нашей страны работает в первую очередь над будущим страны.

Также в этот день в Дели проходила встреча министров иностранных дел «Большой двадцатки». На ней итоговый документ был принят без позиции по Украине. То есть было зафиксировано то, что нет никакого общего «мирового сообщества» с единым мнением, которое обычно выражают США.

То, что требования США будут проигнорированы, было предсказуемо, и поэтому имелся мотив вывести новости о встрече глав МИДов на периферию новостной повестки.

Теперь о том, кто сделал этот кровавый перформанс. Его участников быстро идентифицировали по опубликованным фото, на видео они сами заявили о своей принадлежности к так называемому «Русскому добровольческому корпусу» – неонацистской организации, сторонники которого в числе нескольких десятков человек воюют на стороне киевского режима.

Об этом уже много написано, не будем повторяться. Лучше обратить внимание на то, что США сейчас в борьбе с Россией ставят на разного рода националистические организации, поддерживают разнообразных сектантов и прочие маргинальные организации. Видимо, сейчас ставить больше не на кого, а из маргиналов надеются со временем вырастить что-то более существенное.

«Русский добровольческий корпус» – это одни из таких маргиналов с громким названием. Отличает их от других готовность действовать с оружием в руках. С украинскими «партнерами» их объединяет неонацизм, для них героями являются Власов, Каминский и другие прислужники германских нацистов. Судя по публикациям в российской прессе, это название пока не нуждается в пометке «запрещен в Российской Федерации», а зря.

Очень вероятно, что кровавый перформанс этих маргиналов не согласовывался с киевским режимом. Просто был прямой приказ от американских советников. Очень уж бледно выглядел медийный голос Зеленского Подоляк, неуверенно вещающий о «российской провокации» уже в тот момент, когда участники были известны по именам благодаря опубликованным фото и видео. Это в очередной раз свидетельствует, что никакого военного значения рейд не имел — только медийное.

Целью этого рейда была раскрутка «Русского добровольческого корпуса» — она получилась, причем при помощи ряда российских медиа и военкоров, позиционирующих себя в качестве патриотических.

В этом контексте есть интересные данные, обнародованные 2 марта российским медиаменеджером Дмитрием Свиридовым. Он утверждает, что 30% урапатриотических ресурсов и блогеров в России уже сейчас финансируются Западом, который вкладывается в готовых сотрудничать военкоров, экономистов, лидеров мнений, журналистов и политологов.

Цель – накачивание общества недовольством властью.

Дмитрий Свиридов утверждает, что западные эксперты смогли нащупать уязвимости во внутреннем медиаполе России. Наше общество сейчас невосприимчиво к либеральной критике — главной угрозой дестабилизации стали радикально настроенные патриоты.

Радикалы противоположных лагерей часто смыкаются друг с другом. Это естественный политический процесс. Но любой процесс можно подталкивать при помощи финансовых и технологических ресурсов. Не секрет, что в медиа многие работают исключительно за деньги, а политическая позиция определяется востребованностью аудитории. Очень возможно, что 2 марта мы увидели именно этот процесс.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.9 / 5. Людей оценило: 26

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Зеркало пандемии для российского общества

Революция и демократия

Денис БАТУРИН

Саморасчеловечивание

Алексей НЕЖИВОЙ

Оставить комментарий