Крымское Эхо
Архив

Крым — Луганск: беда у нас общая…

РАЗГОВОР С ГЛАВОЙ ЛУГАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СОВЕТА

«Сегодня языковой вопрос – это в Украине не тема научной дискуссии, а проблема, разрывающая страну, делящая народ, унижающая миллионы. По существу, нынешней властью и обслуживающими ее теоретиками полноценными признается только половина страны. Вторая в их понимании уже неполноценна по самой своей сути. И в первую очередь, потому, что говорит и думает по-русски. Давайте задумаемся, почему?» — так напишет Валерий Голенко в своем [url=http://golenko.livejournal.com/15542.html#cutid1]ЖЖ[/url], вернувшись из Крыма, где он выступил в рамках проходившего здесь Второго международного фестиваля «Великое русское слово».

Но это будет чуть позже. А пока он только что сошел с трибуны. И мы подошли к председателю Луганского областного совета с просьбой пообщаться специально для «Крымского Эха». Знаем: человек этот (так и тянет написать: «хоть и политик») искренне и последовательно отстаивает интересы русскоязычных на Украине. Пока рано, правда, говорить о том, что он сможет в Партии регионов заменить безвременно ушедшего Евгения Кушнарева, но радует, что в этой партии еще есть (или только появляются?) люди, которые составляют себе труд задуматься, что с нами происходит. Вот этот вопрос мы и задали Валерию Николаевичу:

— Так что же что с нами, с Украиной происходит?

— На мой взгляд, нам нужно как-то остановиться в этом бесконечном беге, в этой бесконечной борьбе политической. Потому что мы разрушаем собственное государство. Мы должны четко осознать, что моноэтническое государство построить на Украине невозможно, потому что огромное количество живущих здесь людей, едва ли не половина — это люди, имеющие русские корни, для которых русских язык является родным. И с этим необходимо считаться. И теоретики украинского национализма, их апологеты, которые сегодня активно поднимают голову (а мы видим действительно опасные проявления агрессивного украинского национализма), должны понять, что они своими действиями разрушают страну. Они вносят раскол в общество, противопоставляют одни регионы и людей, в них живущих, другим, и ни к чему хорошему это не приведет.

— И почему это происходит? Это по принципу два украинца — три гетьмана; по недомыслию-неразумению или, как говорят коммунисты, по злому умыслу внешних врагов?..

— Я вижу, что перед западным миром, перед странами НАТО стоит геополитическая задача втащить Украину в эту организацию. И все это направлено против России. Ведь НАТО — это однозначно плацдарм для дальнейшей борьбы с Россией! Это с одной стороны. С другой — им надо, чтобы наши ребята служили в горячих точках и отстаивали непонятно чьи интересы. Какие могут быть геополитические интересы у Украины, скажем, в том же Афганистане? Или в других горячих точках планеты?

— А в штаб-квартире НАТО в Брюсселе нам говорили, что никто Украину в альянс не тянет, это исключительно ее желание и инициатива. А Украина туда стремится, потому что ей кто-то сказал, что НАТО — это Европа, это цивилизация и все такое прочее…

— Прежде чем нашим руководителям что-то заявлять от имени Украины, вообще-то нужно провести референдум, проведение которого они всячески блокируют. Ведь сколько лет уже лежат без движения 4,5 миллиона подписей, ждут отмашки президента! Они боятся проведения референдума, потому что прекрасно понимают, что подавляющее большинство населения Украины выступает сегодня против, и на референдуме это проявится. Но тем не менее, раздаются обещания о приеме в НАТО как о деле решенном. Такое невозможно ни в одной демократической стране! А почему на Украине это возможно и почему никто не одернет тех руководителей, которые не имеют права говорить от имени народа?

— А, может, нам и надо оторваться от России? Что нас там держит? Газ и то, говорят, в два раза подорожает…

— Мы должны вместе с Россией и другими странами выстраивать систему своей европейской превентивной безопасности. И знаете, конфликтовать с богатым соседом — от этого богаче не будешь. Это старая истина, которую не стоит забывать. Причем конфликтовать с братским народом, с которым у нас общая история, общие корни, это просто, мне кажется, аморально, это преступление по отношению к своему народу.

— Мы сейчас видим засилье, если обобщим, оранжевых политических сил. А почему Юго-Восток молчит? Почему молчит столь мощная Партия регионов?

— Юго-Восток не молчит. Как раз таки по инициативе депутатов Луганского облсовета, при поддержке коллег из других регионов мы провели в нашей области Второй съезд в Северодонецке. И там мы поднимали эти вопросы. Кстати, когда мы только объявили о нашей инициативе, вы видели, какой был серьезный переполох, даже силовые структуры приняли участие в том, чтобы не допустить съезда. Мы видели серьезную обеспокоенность в стане оранжевых по поводу того, что мы объединяемся и хотим сказать вслух о том, что думают люди. Но несмотря на все препоны, мы собрались, высказались…

— …и всё? После Северодонецка, который, как вы говорите, напугал власть имущих — тишина. После эта самая власть принимает еще целый ряд указов-приказов, которые совсем зажимают русскоментальное население.

— Согласен с вами — хотелось бы видеть более активную позицию, активную работу политических партий по отстаиванию прав своих избирателей. Я, выступая на съезде Партии регионов в конце апреля, об этом и говорил, что нужно активизировать идеологическую работу, что необходимо более принципиально действовать по тем вопросам, которые волнуют людей, которые, в общем-то, и отличают одну партию от другой. И мы ни в коем случае не должны разочаровать людей, которые голосовали за нас, Партию регионов, как за своих защитников. А если говорить о русском языке, то это первейшее право человека — говорить, общаться на своем родном языке. Это свято, и мы должны все сделать для того, чтобы защитить права своих людей.

— У крымчан, я знаю, есть много претензий к вашей партии за то, что декларация и последующие действия расходятся в жизни. Было ли на съезде принято решение о том, что слово и дело будут сближаться?

— По крайней мере, меня радует хотя бы тот факт, что в резолюции съезда принято решение о том, чтобы материалы Северодонецкого съезда принять в работу. Всем парторганизациям на Украине дано указание руководствоваться его решениями для депутатов всех уровней. Там мы четко сформулировали свои позиции по защите прав русскоговорящих граждан, по развитию реального местного самоуправления, о наделении регионов большими полномочиями, большей самостоятельностью. Мы высказались и по антиНАТО, по недопущению никаких заявлений о вступлении в альянс без проведения референдума с соответствующим вопросом.

— Скажите, а каково сегодня настроение населения Луганской области: оно приспосабливается к тем условиям, в которые нас поставили оранжевые или зреет какое-то недовольство?

— Мы на всех уровнях выступаем и отстаиваем свои позиции, опираясь как раз на мнение своих земляков, своих избирателей и жителей Луганской области. И чувствуем их поддержку и свою ответственность перед ними за те обещания, которые давали. Поэтому о попытках приспособления к ситуации речи нет, нет повода так говорить. Люди по-прежнему не доверяют оранжевым руководителям. И данные соцопросов, которые мы проводили и имеем возможность знакомиться с данными независимых социсследований, говорят как раз об этом. Сегодня практически нет рейтинга у «Нашей Украины», несколько колеблется рейтинг у БЮТ — это из-за популистских мер, которые Юлия Владимировна предпринимала. Наших людей сложно обмануть, они уже научены, имеют политический опыт. Люди сегодня на себе ощущают, к чему приводит этот оранжевый курс, эта волна популизма, на которой пришла к власти нынешняя коалиция. Однако я уверен, что придет время и реальной, прагматичной политики, она даст свои результаты и в конце концов на Украине наступит та стабильность, к которой мы все стремимся.

— Знаете, почему я заулыбалась? Вот с политиками всегда так: вроде и говорят что-то, но все так обтекаемо… Вопрос в лоб: население Луганской области, если будет и дальше продолжаться наступление на русский язык, историю, русскую культуру (хотя кажется, уже просто некуда), ваше население согнется или сломается? Придем мы к расколу Украины или все же заставим нашу власть работать так, как мы хотим?

— Верю, что наше население не согнется и не сломается. Есть такие замечательные слова: «Донбасс никто не ставил на колени и никому поставить не дано». Наши люди настроены именно так и готовы отстаивать всеми доступными средствами свое достоинство, свою гордость и право на достойную жизнь в нашей стране.

— В Крыму почему-то начинает звучать слово «война». Произносится ли оно у вас, есть ли такие настроения?

— Нет, не звучит, и дай бог, чтобы и не звучало. У нас люди не воинственные… Но я уверен, что то гражданское сопротивление, которое сегодня уже есть, обязательно даст свои всходы. Конечно, нужно все делать для того, чтобы на Украине было построено гражданское общество, чтобы общественное мнение влияло на политиков, а не наоборот — я на это очень надеюсь. И мы делаем все для того, чтобы это гражданское общество окрепло и чтобы мнение наших людей было услышано. Этого мы добиваемся последние четыре года — после выборов-2004, после Майдана. Нас и тогда не слышали и не хотели слышать, и сегодня нас не хотят слышать. Мириться с такой политикой уже невозможно.
Но мы не зовем людей к какой-то войне. Думаю, что политическими методами, через депутатов — может, нам даже и придется пройти через новые выборы — мы все-таки все преодолеем и Украине удастся переломить ситуацию, прекратить попытки насаждения украинского национализма, и мы придем к консенсусу.
В первую очередь нужно снять проблему языка! Реальное двуязычие, которое существует, должно получить официальный статус, русский язык должен стать вторым государственным — и это снимет многие проблемы и раскол, который наметился. Непременно нужно дать больше прав и полномочий местному самоуправлению, чтобы никто из Киева не назначал чиновников на местах, чтобы не забирали все ресурсы в центр, а потом делили по их разумению. А чтобы были финансы, возможности решать местные вопросы на местном уровне. И тогда выборы — президента ли, парламента ли — не будут восприниматься как война, как последний бой, кто кого победит: Запад — Восток или наоборот. Тогда мы сможем стать действительно европейской демократией и решать вопросы , как это принято в Европе.

— А это у нас возможно?

— Если бы я считал, что невозможно, я бы не выступал перед людьми и не занимался бы политикой. Но я этим занимаюсь — потому что уверен, что это возможно.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 25 октября

Борис ВАСИЛЬЕВ

За деревьями леса не видно

Ольга ФОМИНА

К нам едет президент…

Борис ВАСИЛЬЕВ